Детства чистые глазенки

Размер шрифта: - +

Детства чистые глазенки

            Детство у нас с младшим братом Пашкой было суровое, но интересное. Раньше детям было проще. Во всяком случае, в деревне. Да, могли в воспитательных целях избить родители, да могли ограбить другие дети (хотя к нам это не относилось). Да, мать пугала нас милицией и наркоманами, которые якобы похитят нас для того чтобы сделать из наших мозгов наркотики. Ума не приложу, откуда ей в голову забралась эта дикая мысль, но, тем не менее, внушала она нам ее часто. Особенно Пашке. Видимо считала, что его мозги более подходят для производства «опиума для народа». А может просто больше о нем волновалась, как о младшем ребенке? Не знаю.

            Но при этом мы с братом были напрочь лишены страха современных российских детей перед педофилами. В это трудно поверить, но педофилов мы совершенно не боялись, потому что всех взрослых боялись одинаково.

            – Никому нельзя верить! – внушала нам сильно «повернутая» на различной мистике мать. – Могут порчу навести!

            – Кругом враги, никому нельзя верить! – вторил ей отец. – Обманут, оберут, еще и в ухо нассут!

            Поэтому мы взрослых и опасались. Я, пока жили в деревне Пеклихлебы, до самого рождения брата прятался от чужих людей под кровать. Однажды мать пошла в магазин, возвращается и на лестнице слышит мой дикий крик. Я как-то открыл входную дверь и, увидев соседей, убежал в спальню, где забился под родительскую кровать и истошно кричал. Бедные соседи пытались меня вынуть, но кровать была низкая, и они не могли меня достать. Насилу тогда мать меня выманила и утихомирила.

            Потом родился брат и вскоре мы всей семьей переехали в деревню Горасимовка. Пашка там прятался от незнакомых людей в большом чемодане, стоящем на веранде. Когда брат подрос, то при приходе кого-нибудь к нам в дом прятался под столом в прихожей и из-под свисающей почти до пола скатерти подслушивал разговоры взрослых. Вот так и жили, стараясь уберечься то от порчи, мнящейся матери, то от многочисленных врагов, возникающих в больном сознании отца.

            Однажды летом поехал я в школу в Алешне, проходить практику. Так называемая «пятая трудовая четверть». Работа тогда заключалась в прополке принадлежащих школе посадок овощей. А тут внезапно пошел дождь, и наш класс отпустили по домам. Не изверги же учителя, чтобы под дождем заставлять полоть. В классе почти все были местные, они радостные побежали домой, а мне до деревни двенадцать километров, поэтому потопал я уныло под дождем на поворот – ждать попутки до Горасимовки. Стою со своей тяпкой как тополь на Плющихе, и тут с трассы сворачивает незнакомый грузовик. Я обрадовался, тогда как раз дорогу асфальтовую к нам в деревню строили, и грузовики довольно часто сновали туда-сюда. До Горасимовки доезжали за песком на карьере, а асфальт откуда-то из района привозили,  даже не знаю откуда. Я вскинул руку. Грузовик остановился. Я открыл дверь и залез на подножку со стороны пассажирского сидения.

            – Здравствуйте. До Горасимовки подвезете?

            – Нет, я туда не еду, – ответил водитель. – На полдороги сворачиваю. Поедешь?

            Я прикинул, что ждать под дождем до обеда, пока приедет деревенский автобус за школьниками, никакого смысла нет, а если хотя бы полпути проеду, то уже неплохо будет. Там, глядишь, и дождь поутихнет, дойду до дома не спеша.

            – Поеду, – я забрался в кабину, поставил возле левой ноги тяпку, и закрыл дверь.

            Машина тронулась с места.

            – А ты чего тут спотыкаешься? – поинтересовался шофер.

            – Тут понимаете, какое дело, – вспомнив заветы матери, что с незнакомыми надо держаться вежливо, но ничего им толком не рассказывать, чтобы не сглазили, начал я, – я в школе учусь.

            – Это понятно. Но сейчас же лето. На «второй год» остался?

            – Нет, просто у нас практика, а классная руководительница сломала ногу, и нас отпустили.

            – Ногу сломала?

            – Да, мы пололи у нее на огороде картошку, она поскользнулась и хрясь!!! Нога в трех местах поломана!!! Кости торчат!!!

            – Какой ужас. А как тебя зовут?



Влад Ааронович Костромин

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: