Девять миров Эльсиала. Анор

Размер шрифта: - +

Вступление

-Кап, кап.

Кап, кап, кап.

Вода, просачиваясь сквозь тонкий дощатый настил, капала прямо на кровать. Мелкие брызги, стекая по засаленному пледу образовывали озерцо в ногах спящего человека.

Шум дождя давно уже внес беспокойство в сон усталого путника. Раскаты грома и сильные порывы ветра оставили равнодушными лишь завсегдатаев придорожного заведения, они накачались кислым пивом или вином и спали вповалку у камина.

Тепло и сухо, что еще нужно страннику, заставшему непогоду в чужих краях? Хозяин двора - старый Сэм, накануне вечером любезно пустил переночевать одинокого человека, не забыв содрать за постой вдвое больше положенного. Комнату гостю он предоставил на втором этаже, приговаривая, что это лучшая из имеющихся свободных. Ежели милсдарь путник надолго изволит задержаться, то завтра же он выгонит хромого Бэна, задолжавшего за пару дней постоя.

Гость оказался не привередлив к еде, и старый Сэм подал ему третьего дня тушеные овощи с подливой. Висса – его жена, собиралась отнести их поросям по утру.

Постояльцы Старого Сэма - в основном охочие до дешевой выпивки лесорубы и камнетесы, предпочитали пиво и вино, овощи были не самым ходовым товаром. Настроение у трактирщика резко пошло в гору.

Отужинав, путник сообщил, что на постой у него только ночь и выехать он планирует с первыми лучами солнца. Поднявшись из-за стола, гость попросил проводить его в свою комнату, и бросив на прощанье золотой – крепко запер за собой дверь.

Трактирщик оторопело разглядывал зажатую в руке монету. Золото. Такие деньги были большой редкостью и плата за постой оказалась непомерной. Он с благоговением посмотрел в сторону запертой двери и попятился назад, стараясь не издавать при этом ни единого звука. Ночь обещала быть длинной.

 

Перевернувшись очередной раз во сне, путник оказался посреди ледяной лужи в собственной кровати. Ухнув от неожиданности, он с трудом разлепил глаза и принялся наблюдать, как потоки ледяной воды, срываясь с потолка разбиваются о живот, щедро делясь своей свежестью и прохладой. Зачерпнув несколько горстей, он умылся и с мыслями о том, что в этом доме вскоре поменяется хозяин, принялся срывать с себя промокшую одежду.

Собрав раскиданные по комнате вещи и запихнув их в дорожный мешок, он не торопясь вышел из отведенной ему комнаты. Лестница в зале немного поскрипывала - пара ступенек подгнили и требовали замены. Свет только начинал пробиваться сквозь массивные дощатые ставни. - Тонкими лучами он отражался от начищенных до блеска подсвечников. Медленно таяли свечные огарки, в воздухе клубился запах пыли и перегара. Трактирщик, дремавший за одним столом с кучкой подвыпивших работяг, храпел за всю честную компанию.

Голова Старого Сэма покоилась на бочонке, часть его содержимого разлилась по столу и минуя остатки снеди, медленно стекала на пол. Проходя мимо трактирщика, гость приоткрыл краник бочонка и густой хмельной напиток устремился в штаны владельца придорожного трактира, наполняя старые сапоги и привнося в воздух аромат свежего хмеля.

Дождь стих, ступая по лужам вдоль главного тракта, Визур размышлял о событиях последних лет. История его была достойна менестрелей и когда-нибудь станет воспета в могучих замках, чьи залы услаждают взор, а колонны впиваются в небеса.

Слушателю, покачивающемуся в кресле у камина, она наверняка придется по душе.



Юрий Юг

Отредактировано: 12.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться