Девятая жизнь

Размер шрифта: - +

Приплыли.5

Рыбалка – это торжество инстинктов, причем инстинктов древнейших. Можно много говорить о цивилизованности, манерах, культуре и интеллигентности, но как только у высококультурного и интеллигентного человека в выпущенных когтях забьется первая, пойманная им, рыба… куда только все девается.

Остается только азарт первобытного существа, первичное противостояние голодного и его еды. А понимание, что помимо добычи тут полно тех, кто уже тебя может как объект «рыболовли» рассматривать, только добавляет остроты ощущений.

А рыбалка тут хороша. Не надо часами изображать из себя бревно ради одного единственного мига. Рыбы было много и все свелось к банальному соревнованию кто быстрее, точнее и везучей. Как это восхитительно - одним молниеносным движением ударить по воде оглушая свою жертву, чтобы в следующий миг, зацепив ее крючками когтей, вышвырнуть на берег или подбросить высоко в воздух, где, поймав зубами, одним из клыков перебить позвоночник…

Или весело мчаться вслед улепетывающей изо всех сил добыче, в брызгах и пене, не замечая ничего вокруг и видя только длинное скользкое тело, изо всех сил старающееся спастись. И до кончиков когтей осознавать, что ему от тебя не уйти, ведь ты движешься совсем в другой среде и потому намного быстрее. А этот восхитительный миг завершающего прыжка, когда ты, уже паря в воздухе, четко понимаешь – через миг ты вцепишься всеми лапами, когтями и зубами в твою добычу, чтобы окончательно доказать кто победил в этой маленькой драме жизни, или со смехом будешь отфыркиваться в след ускользнувшему обеду.

И рыбка тут такая, как надо – спина шириной четко поперек пасти, не надо из себя крокодила изображать, да и длина «така як трэба», с предплечье. Без монстров, способных закусить самим рыбаком, оно и понятно – мелководье. Правда зевать и тут не стоит, толпа мелочи с ладошку может и до костей обглодать, «мама» пискнуть не успеешь. Но вроде таких банд тут нету…

Ну и сама еда. Конечно, кулинарные изыски - это прекрасно, ну хотя бы, просто потому, что иначе эту мертвечину не съесть. А вот только миг назад бывшее живым и именно тобой пойманное, вкус имеет просто божественный. Да и, как говорится, «голод – лучшая приправа».

Два молниеносных движения когтями вдоль хребта, и голова с костяком, потрохами и шипами отправляется в сторону, а нежнейшее мясцо в довольно рычащий желудок, или это я рычу? Совсем озверела…

Но все хорошее когда-нибудь кончается: «Желудок у котенка не больше наперстка, поэтому литр молока, который он выпивает, находится в нем под давлением в сто тысяч атмосфер». Ох-хо-хо, бедный котенок, как я его сейчас понимаю. Похлопав себя по пузу - пятый месяц, не меньше, настраиваемся на благостный лад и общефилософские рассуждения.

Например, то, что удовольствие от рыбалки можно сравнить разве что с… Правда в этом случае за пару минут такого же удовольствия потом шесть месяцев пузом маяться, а потом еще и лет семь выкармливать это чудо. Дети, конечно, цветы жизни, но на могилах своих родителей, а тут все наоборот – два часа удовольствия и, в крайнем случае, пять минут животом помаяться.

Забавное зрелище – наблюдать как мысль о цене «следования инстинктам» поднимается от «органа интуиции» вверх по позвоночнику к голове. Неспешно так, вместе со встающей дыбом шерстью. Когда же мысля смогла достучаться до обожравшихся мозгов, на четырех лапах, волоча набитое пузо по песку, совершаю рывок к брошенному невдалеке за ненадобностью, анализатору токсинов. Интересно же, как быстро предстоит скопытиться и с какими спецэффектами.

 Ну, что можно сказать, после трех минут судорожного тыканья в гору требухи, голов и хребтов, остатков безудержного пиршества: «Доверяйте своим инстинктами – они не подводят», в отличие от всяческих умствований.

 Я уж не знаю, как инстинкт умудряется определить какая из двух совершенно одинаковых рыб ядовитая, но среди того, что было не съедено половину анализатор определил как отраву разной степени пакостности. В основном, не слишком, но «пятью минутами размышления о вечном» я бы точно не отделалась. Среди той рыбы, что пошла в желудок тоже была толика ядовитых, вот только в тех частях, которые я благоразумно есть не стала (молоки, жабры, пленки и прочие потроха).

А вот почему была отвергнута вторая половина вполне съедобного? Пришлось волочь «образцы» к диагносту, результат – паразиты.

М-да, а вот этот момент в дальнейшем может стать натуральной проблемой, поскольку на сухопутную живность инстинкт может и не сработать.  И вообще – с сыроедением пора завязывать, один раз пронесло и хватит.



Ал Аади

Отредактировано: 11.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться