Девятая жизнь

Размер шрифта: - +

Бусина зеленая

Бывает так, что даже дикому зверю, не признающему над собой никакой власти, приходит понимание, что нет для него другого пути иначе как к человеку. И вот это-то и есть доказательством того, что «царь зверей» это отнюдь не лев. Ведь главное достоинство царя все же не сила, хотя без нее тоже никак, или ум, что весьма спорно, а милосердие.

Сигнал о нарушении периметра пришел во втором часу (*8-00, местное время исчесления заметно отличается от современного). Цель одиночная, движется со средней скоростью идущего человека, прямо к келье, масса… сто шестьдесят килограмм. В полном непонимании хватаюсь разом и за винтовку и за аптечку. Или к нам на самом деле один человек несет другого  - всадник даже на осле весил бы больше, да и распознались Тактиком бы удары копыт. Или «Леве» показалось мало, и он явился для окончательного расчета.

Но против последнего играл тот факт, что траектория движения была прямой. Зверь бы колебался и подкрадывался. И обязательно сделал круг.Смущала и фигура Назария, замершая на входе в келью. Он тоже был напряжен и смотрел, что характерно, именно в сторону приближающегося гостя.

Впрочем, гадать нам долго не пришлось. Из-за склона показалась львица волочащая в зубах сверток. Подошла спокойно и, покосившись на замершего соляным столбом Назария, положила свой «подарок» к моим лапам. После чего устало улеглась на брюхо, не отрывая от меня немигающего взгляда.

- Что это?

- Львица и львенок. – Говорю первую пришедшую в голову глупость, одновременно присаживаясь на корточки, чтобы получше рассмотреть нежданчик.

«Подарок» действительно был почти дохлым львенком. Еще совсем маленьким, пятнистым и даже без зачатков гривы. Он очень слабо попробовал огрызнуться, когда я его лизнула и только еле слышно заплакал, когда стала осматривать рану.

- Налей воды в миску и, не делая резких движений, подсунь ей.

Пока львица пила, все также не отрывая глаз от детеныша, Назарий в очередной раз «подергал смерть за усы» погладив ее по голове и почесав за ухом. Хорошо хоть осторожно, не зацепив многочисленных «царапин». Потому был воспринят в своем праве и терпеливо проигнорирован. Я же пыталась придумать что и как произошло. В травматологии это самое важное, даже в ситуациях когда кажется что медлить нельзя. Видимо тот же вопрос занимал и Назария.

- Что с ними случилось?

Невероятным волевым усилием подавляю желание почесать в затылке и быстро раскладываю инструмент из аптечки.

- Видимо в прайде сменился глава. Он обычно давит всех котят от предшественника…

- А говорят, что животные безгрешны… - С печалью крестится на восходящее солнце Назарий.

- Они и безгрешны. Если молоко в сосках перегорит, у самок раньше начнется течка и они раньше смогут принести уже его котят. Вот только тут он просчитался Рут (*от библейск.Руфь что в переводе означает «подруга») у нас уже старенькая – за свою последнюю радость она дралась насмерть.

Смотрю прямо в круглые зрачки желтых глаз - вроде новое имя принято, значит дальше все будет проще… Несколько секунд, чтобы завершить происходящее, и со стороны кажущееся вежливой просьбой:

- А теперь, подержи пожалуйста…

Рут покорно подползает вперед и берет котенка зубами за шкирку. Только вздрагивая всем телом вместе с ним, пока делаю прокол УММ-ом и копаюсь внутри, пытаясь справится с гемотораксом и склеить поломанные ребра. Хорошо хоть тут, как и у обычного ребенка, большая часть переломов – односторонние надломы.

Но все, так или иначе, заканчивается. Пролетели и эти часы, слившись в один миг, и оставив такую тяжесть и усталость, будто перенесла с места на место гору. Малыш был вылизан мной и мамашей, напоен и даже попробовал поесть, после чего отвалился спать. Того же самого невыносимо хотелось и мне, но надо было по новой, взять камень и катить его вверх, на гору…

И ничего не поделать. Все вопросы надо решать до их возникновения.

Потому опять ловлю взгляд – сейчас все уже сложнее. Пробовали, когда-нибудь, переглядеть льва? У меня уже слезы потекли и это, в общем-то была ерунда, по сравнению с другими усилиями. Через десять минут я была мокрой, хоть выкручивай, и это при том, что все охлаждение идет через дыхание и в обычных обстоятельствах практически не потею.

Но из этой схватки я вышла победительницей. Так и не отведя взгляда Рут позволила мне скользнуть глубже… И когда я, с трясущимися от усталости коленями, ухватила за шкирку, то вместо удара лапой вывалившийся из пасти вывалился язык и даже попробовал лизнуть мою пятку. Первый успех достигнут.

Но этого конечно, подзываю Назария и сажаю его ей на спину, так чтобы он двумя руками оттягивал кожу на загривке назад.  И это проходит без возражений, тогда опять смотрю в зрачки, пытаясь поделиться покоем и безопасностью – долго пытаюсь но все же взгляд львицы не замирает. И остается только разжать пасть и, используя УММ как элеватор, выдрать два давно сломанных клыка и один коренной.

Назарию, с ужасом смотрящему на эти манипуляции, я поясняю:

- Плохие зубы – основная причина гибели хищников в дикой природе. Или перехода к людоедству.

После чуть отпускаю силу подавления, и так вычерпала себя практически до донышка, и чищу многочисленные раны. Нет боли она не чувствует – я не враг ни себе, ни ей, но происходящее осознает вполне. По завершении процедур и наложению «жидкого бинта» остается только «отпустить» Рут и, подойдя к Назарию, поцеловать край его милотьи.

Рут смотрит внимательно и, после того как я отошла, в свою очередь трется об Назара, чуть не сваливая его на песок.

Закончив ритуальные телодвижения ненавязчиво отправляю Назария отходить от произошедшего внутрь кельи, и веду Рут показывать «ее место».



Ал Аади

Отредактировано: 11.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться