Девятая жизнь. Напарники по несчастью

Размер шрифта: - +

Глава 8. Плохие новости

Рэйнер с силой дернул на себя парадные двери и влетел внутрь академии, мигом привлекая к себе всеобщее внимание. Тяжелые быстрые шаги отбивались от стен затихшего коридора, злость ярко клокотала в груди. Едва не сбив с ног несколько нерасторопных младшекурсников, альфариец взлетел на второй этаж и без стука ворвался в пахнущую скукой и страданиями приемную.

— Мистер тин Фолльт! — пораженно воскликнула Энти, подскакивая с нагретого места. — Миссис тен Лойчи сейчас…

Рэйнер прошел мимо и открыл вторую дверь, без промедлений ступая на узкую винтовую лестницу, поднимающуюся в логово Мегеры.

Директриса вальяжно сидела в белом кожаном кресле, закинув ногу на ногу и куря длинную сигарету. Рэйнер подошел к столу, бросил на него помятую записку штрафа и, опершись кулаками в деревянную поверхность, вперил тяжелый взгляд в невозмутимую женщину.

— Что это значит? — спросил он.

Мегера скинула пепел в изящную пепельницу и улыбнулась:

— И вам доброго утра, мистер тин Фолльт, — не получив никакого ответа, директриса выпрямилась в кресле и потушила сигарету. — Неужели вы думали, что ваше поведение останется без внимания?

Рэйнер молчал, испепеляя ее взглядом. Протянув руку, женщина взяла запечатанный руной листок и зажала его между средним и указательным пальцами.

— Это — результат вашего отсутствия на занятиях, пренебрежительного отношения к своему внешнему виду, нападений на студентов, использования своих сил в непозволительном количестве и многого, многого другого. Мое терпение лопнуло, и черный штраф тому последствие.

Зависнув на мгновенье, альфариец опустил голову и, тихо рассмеявшись, заявил:

— Черт, а я почти поверил...

Мегера изогнула тонкую бровь.

— Это не шутка, мистер тин Фолльт.

— Ага. Я понял, — Рэйнер отступил, криво ухмыльнувшись. — Теперь буду паинькой.

— За пределами Альфара.

— Вот еще, — фыркнул он, разворачиваясь.

— Ваш отец был осведомлен об этом решении и поддержал его, — Рэйнер застыл, так и не дойдя до лестницы. — Вы больше не являетесь студентом моей академии.

— Что-что? Вашей академии? — мигом подхватил он, оборачиваясь и окидывая Мегеру брезгливым взглядом. Волна отвращения защекотала горло, стоило ей победно улыбнуться и откинуться на спинку кресла. — Вы, миссис тен Лойчи, вроде бы умная женщина, а сказкам моего отца верите.

— Вам не об этом стоит беспокоиться, а о своем будущем, — невозмутимо улыбнулась директриса. — Сейчас, насколько я могу судить, оно у вас довольно размыто.

Смерив ее колючим взглядом, Рэйнер развернулся и зашагал к лестнице.

— У вас есть всего сутки на раздумья, мистер тин Фолльт!

Энти вздрогнула от громко хлопнувшей двери и пораженно уставилась на альфарийца. Прошествовав мимо так, что документы на ее столе колыхнулись, он вышел в коридор и остановился на месте, шумно вдыхая и выдыхая воздух. Раздражению, огнем разлившемуся по венам, нужно было срочно найти выход. И вариант, стоявший позади его спины, совсем для этого не подходил.

— Не сейчас, — не оборачиваясь, сказал альфариец.

— А разве у меня будет другой шанс? — не послушалась Триста.

Он развернулся, встречаясь с ее острым взглядом, и проникновенно поинтересовался:

— Ты, правда, хочешь поговорить именно в данный момент?

Поджав губы, девушка спросила:

— Почему все говорят, что тебя отчислили?

— Потому что это правда.

Триста замерла, кажется, даже перестав дышать.

— Ч-что? Как?.. То есть, ты…

— Не сейчас, — надавил он.

Девушка моргнула и, воинственно сжав кулаки, шагнула ближе, прошипев:

— Не сейчас? Не сейчас?! А когда? Ты пропадаешь на три дня, а потом это? А как же твоя часть сделки?!

Рэйнер изогнул бровь.

— Да я ведь столько сил, столько времени потратила! — ожесточенно продолжила девушка, остановившись в шаге от него. — И все это полетит в Пустошь?!

— Успокойся, — приказал альфариец, сморщившись.

— Я не хочу успокаиваться! — возразила она, ткнув в него пальцем. — Да ты ведь…

Не выдержав, Рэйнер крепко зажал ее рот ладонью. Триста выпучила глаза, протестующе замычала и вцепилась в его запястье.

— Я ведь сказал… — раздраженно начал альфариец и вдруг почувствовал острые зубы, смыкающиеся на коже. Зашипел, одернув руку. — Проклятье!

— У вас все в порядке? — отозвалась Энти из приоткрытой двери.



Карина Фант

Отредактировано: 22.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться