Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

10. Стокгольмская лихорадка

На бар «Бочонок рома и сундук мертвеца» Мари и Ноэль набрели в одну из своих прогулок по Эл-Эй. Когда им надоедали одни и те же мегапопулярные лица в не менее мегапопулярных заведениях, парочка одевалась попроще и отправлялась обследовать «промежуточные» районы. То есть те, где невелика вероятность наткнуться на знакомых из околокиношного окружения и можно не опасаться столкновения с миром откровенного криминала.

В помещении царил полумрак, под потолком вяло вращал лопастями старомодный вентилятор. Интерьер заведения являл собой нечто среднее между внутренним обустройством парусника и портовой таверны. За стойкой мужчина непонятного возраста, в рубашке с закатанными рукавами и с копной нечёсаных волос, в которых заметно посверкивала седина, коротал время за классическим для периода между наплывами посетителей занятием всех барменов мира — протирал стаканы. Ближайший к нему столик оккупировала тройка завсегдатаев: они потягивали пиво, вяло перебрасываясь фразами, как шариками для игры в пинг-понг.

Ноэль отправился делать заказ, а Мари углядела старое пианино, сиротливо прижавшееся к стене в соседнем с барной стойкой углу. Она подошла к инструменту, открыла крышку, тронула пожелтевшие от времени клавиши.

Инструмент отозвался на удивление чистым и правильным звуком.

Мари обернулась в сторону бармена и кивнула в сторону пианино: - Можно?

Бармен пожал плечами, всем своим видом показывая, что новые посетители интересуют его не больше, чем надоедливые мухи, зудящие между оконными рамами.

Мари подвинула к инструменту дряхлый с виду, но оказавшийся крепким по конструкции табурет. Пару минут она сидела, задумавшись, опираясь на молитвенно сложенные руки. Потом выпрямила спину, как учили на уроках в музыкальной школе, и её пальцы запорхали над клавишами. Мелодия стекала с них, словно струи дождя по оконному стеклу.

Минута — и помещение наполнил голос. Глубокое контральто, которому слова выбранной песни подходили, как одежда, сшитая по индивидуальной мерке.

If I Fall (оригинал Sunrise Avenue)

I call the strikes of lightning

I'm sick and tired of waiting

For the bells to play my end

I'm high above the ground now

I ended up here somehow

Reaching for something else


If I fall, will you be there,

When I come to my senses

If I fall, will I fade away alone

If I fall, will the demons or the angels take me

If I fall...


I hear the train approaching

It's speeding up towards me

To punch me off the ledge

You know that you can stop me

Just say the word and I'm free

And save me from this mess


If I fall...


Допев, Мари подобно примерной школьнице опустила руки на колени. Её взгляд скользил по крышке пианино, пытаясь запомнить узоры на покрытой трещинами полировке инструмента. Повернувшись к барной стойке, она вопросительно взглянула на замершего возле неё Ноэля.

В баре царила мёртвая тишина. Только те самые надоедливые мухи жужжали где-то под потолком, да с лёгким свистом разбивал пласты воздуха старенький вентилятор.

- Чёрт бы меня побрал! - сказал, наконец, бармен, отмирая.

Он бросил полотенце на стойку и подошёл к Мари, глядя на неё, словно на одно из семи чудес света.

- Какой твой любимый день недели, детка? - спросил он голосом человека, годами привыкшего перекрывать шум музыки в прокуренном помещении.

- Четверг, - ответила Мари, поднимаясь с табурета.

- Ну, четверг так четверг...Хотя в выходные народу больше. Я тебя ангажирую. С этой недели ты поёшь здесь по вечерам четверга. Что думаете, команда? - он повернулся к тройке завсегдатаев, которые, похоже, так же забыли и про пиво в огромных деревянных кружках и про фразы-шарики. - Пустим свежий ветер в паруса нашего утлого судёнышка?

Ноэль кашлянул за спиной у бармена. Тот быстро обернулся на звук: - Мистер что-то имеет против?

- Нет, я просто хотел напомнить про наш заказ.

- Ну да, конечно, ваше пиво...Сейчас налью. - Бармен вернулся за стойку. - Это за счёт заведения, - он улыбнулся Мари, которая выглядывала из-за плеча Ноэля.


- Мне казалось, я всё о тебе знаю, - нарушил молчание Фолкнер, когда они устроились за столиком в дальнем углу.

- Думаю, знать о любом человеке всё, на что он способен, невозможно, - Мари глотнула холодного пива из кружки, и над её верхней губой осталась полоска белой пены.

- Это было…- Ноэль некоторое время подбирал нужное слово, - сильно. Потрясающе. Уверен, что твои выступления будут иметь успех.

- А вот я в этом сомневаюсь, - Мари снова отхлебнула немного пива. Её взгляд, скользнув по стенам бара-таверны, вернулся к лицу Ноэля, и тот внутренне поёжился. Такого взгляда — смесь отчаяния, тихой грусти и решимости — он у неё ещё не видел.

- Я возвращаюсь в Стокгольм.

Фолкнер откинулся на спинку стула и смотрел на Мари, не веря своим глазам и ушам.

- Что случилось? Я что-то сделал не так?

- Ну что ты! Рядом с тобой я почувствовала себя Королевой. Нет, круче! Богиней. Дело не в тебе. Мне неуютно в Лос-Анджелесе. Линда Делани умерла, а Мари Наттгрен-Амиди очень не по себе в этой банке со скорпионами. Я понимаю, что для тебя пребывание в этом городе жизненно необходимо. Но для меня, похоже, вся его прелесть осталась в прошлом...Я тоскую по Стокгольму, Ноэль...Поверь, никогда ещё не было мне так тяжело озвучивать другому человеку своё решение...

Они допили пиво в молчании и молча же отправились домой.

Фолкнеру казалось, что небо обрушилось на его голову.


Мари солгала, сказав Ноэлю, что ничего не случилось. Случилось такое, чего она никак не ожидала и не знала теперь, с кем посоветоваться... Погрузившись в работу с головой, Мари как-то не обратила внимания на то, что критических дней давным-давно не наблюдалось. Очередной ролик, расхваливающий свойства новых прокладок, ежечасно звучащий в рекламных паузах по телевизору, вдруг заставил её призадуматься. Отыскав в ежедневнике нужные записи, Мари произвела нехитрые подсчёты, ужаснулась, и поехала в супермаркет за тестом на беременность. С трудом дотерпела она до утра. Производитель утверждал, что тест, проведённый утром, выдаёт наиболее точные результаты. Увидев две ярко-красные полоски, Мари окончательно растерялась и с трудом удержалась от того, чтобы не запаниковать.



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться