Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

18. Сложная роль

Раздражающий звук, повторяющийся через определённые промежутки времени, выдернул Ноэля из тёплых объятий приятного сна. В комнате царил полумрак и невозможно было понять: давно ли рассвело? Он прислушался: за окнами голодным волком выл ветер, пригоршнями бросавший дождевые капли в оконные стёкла. Раздражающий звук повторился снова.

« Чёрт, похоже, плохо прикрыл вчера дверь сауны.»

Осторожно, чтобы не потревожить улыбающуюся чему-то во сне Мари, Ноэль выбрался из постели и быстро оделся. Схватив с крюка в предбаннике один из дедовых плащей, он накинул его на плечи и побежал закрывать злополучную дверь. Ветер, играючи, широко распахивал её и с размаху ударял о деревянную стену. Полено, выбранное вчера в качестве дверного фиксатора, порывом ветра отбросило на несколько метров в глубь острова. Закрыв для верности форточку в комнате отдыха, Ноэль ещё раз оглядел все три помещения, запер сауну на замок и отправился обратно в дом.

По пути он заскочил в сарай, набрал охапку дров, спрятал их под широким прорезиненным плащом и, в три шага преодолев расстояние между сараем и входной дверью, с облегчением скрылся в их убежище. Насколько он помнил прогноз погоды, сильных штормов на ту неделю, что они собирались провести на острове, не обещали.

«То ли синоптики напортачили, то ли мы вчера разозлили-таки банного тролля и он нашептал плохую погоду», - улыбнулся своим мыслям Ноэль. Плохая погода его ни капельки не расстроила: сухих дров припасено в достатке, еды тоже, ну а чем себя занять они с Мари обязательно найдут.

«Вот хотя бы в карты «на раздевон» поиграем», - разжигая огонь в печи, вспомнил Ноэль недавнее предложение любимой женщины.

Пытаясь выбраться из-под груды одеял, которой заботливый партнёр укрыл её, уходя, на кровати завозилась Мари. Наконец, её голова с всклокоченными волосами показалась над ворохом покрывал и пледов. «Потягушки» не растянулись по времени: комната выстыла за ночь. Вылезать из-под одеяла резко расхотелось и Мари немного повозилась, поудобнее устраиваясь в постели. Спасаясь от холодного воздуха за пределами «берлоги», она снова натянула парочку верхних одеял почти до самого носа.

- С добрым утром, сокровище! - сказала она Ноэлю, наливающего в чайник воду из привезённой ими канистры.

- О, звезда моих очей проснулась! Похоже, придётся тебе сегодня отдуваться и за звезды, и за луну и за солнце одновременно. Погода шепчет:«Займи и выпей». Рыбалка на сегодня однозначно отменяется, так что твоё предложение поиграть в карты «на раздевон» принято к действию.

- Ну, я же пошутила…

- А я вполне серьёзен. Если, конечно, у тебя не возникнет других предложений. Кстати, кто завтрак готовить будет?

- Ты, конечно…Ты ж уже набрался храбрости и выполз из тёплой постельки в холодильную камеру…

- Ну ты и нахалка, однако...Сейчас я ускорю и твоё перемещение из уютной берлоги в холодильник.

Ноэль шагнул к кровати, отбросил одеяла в сторону, схватил Мари в охапку, не обращая внимания на отчаянные вопли, закружился с ней по комнате и поставил на пол. (Правда, поближе к печке, от которой уже начало распространяться по комнате ласкающее тепло.)

- О, жестокий мир, за что ты наказал меня знакомством с этим бессердечным человеком! - вознеся руки к потолку трагически продекламировала Мари, вызвав приступ едва сдерживаемого смеха у Фолкнера.

- Мари Наттгрен, повторяю ещё раз — в тебе умерла великая актриса! Вернее, ты напрасно позволила себе её похоронить. Впрочем, ещё не поздно исправить положение: если ты помнишь, я обещал похлопотать о роли для тебя. Главную не обещаю, но во «втором эшелоне» — вполне…

- Вы на него только посмотрите! Ну просто сам Господь Бог! Придётся спустить тебя с небес на землю: Вайнтейнштайн не так давно снова звонил мне с предложением сняться в какой-то там очередной «опупее».

- И ты говоришь мне об этом только сейчас?

- Ноэль, вы с Барри — упёртые бараны! Я уже высказала свои мысли по поводу воскрешения Линды Делани. А Мари Амиди пусть лучше пишет свои романы! Вайнтейнштайну я ответила, что два лицедея в одном семействе — непозволительная роскошь. На мой взгляд, я и дома умудряюсь бенефисы с антрепризами устраивать, так что мастерства не растеряю.

- Ну, как хочешь...Моё дело предложить...Насчёт бенефисов соглашусь. Причём сюжет у них вечно непредсказуемый. Но пока бенефисов с антрепризами никто не заказывал, может всё-таки приготовишь нам завтрак? Мне не то, чтобы лень, но хочу немного поработать над новой ролью. Начало съёмок фильма не за горами. Пора погружаться в образ. И скорей всего, мне потребуется твой совет. А то и не один.

- Можешь не переживать: я приготовлю завтрак. И обед с ужином тоже. Работай себе спокойно. И с радостью помогу, чем смогу...

- Ах да, я совсем забыл, что ты не читала последнего сценария. Вообще-то всё задумывалось, как сюрприз для тебя, но...Давай сделаем так: ты прочтёшь сценарий и после этого мы обменяемся мнениями по поводу предложенной мне роли.

- Как насчёт того, чтобы изобразить радиоспектакль, пока я вожусь с завтраком?

- ОК, уговорила…

Чтобы не портить зрение в полумраке сумеречного дня, Ноэль зажёг керосиновую лампу, поставил стул поближе к печке, устроился поудобнее, открыл папку с вшитым в неё текстом и начал читать.


Мари собиралась приготовить салат из зелени и помидоров-черри и разделать оставшуюся с вечера копчёную рыбу. Поначалу её руки бабочками порхали между пакетов с продуктами и миской для салата. Но чем дальше заходило повествование, тем медленнее становились движения Мари и вот уже она опустилась на стул напротив Ноэля, всем телом подалась вперёд и слушала, боясь упустить хотя бы слово.



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться