Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

19. Родительский день

Старенький катер оставлял за собой широкую полосу «вспаханной» мотором воды. Белые буруны украшали её края подобно изысканному кружеву на королевском платье. Скалистый островок, чудесным образом развеявший усталость и вычистивший весь мусор из перегруженных информацией голов Мари и Ноэля, уменьшался в размерах, тихонько таял с каждым пройденным морским узлом. Реальность и взятые на себя обязательства трубным зовом призывали к возвращению на материк. Обратный путь в Стокгольм почему-то показался вдвое короче путешествия к дому деда. Кажется, вот только скрылась из виду красная черепица старого домишки — и вот уже выплывают из тумана шпили старых церквей шведской столицы.

Постаравшись как можно быстрее перенести вещи из катера в машину и оставив судёнышко отдыхать у причала, полная энергии и сил парочка тут же направилась в дом Берты Нурдстрём.

- Мам, спасибо, что выгнала нас на отдых! Мы ещё и поработать успели: Мари помогала мне с подготовкой к новой роли. А я ведь хотел от неё отказаться! Теперь горю от нетерпения поскорее приступить к съёмкам! Но для начала нужно расквитаться с последними эпизодами здешнего сериала...Как вы тут? Эрик тебе не докучал?

- О чём ты, сынок?! Будь моя воля — я бы не расставалась с этим изумительным ребёнком!

Эрика Ноэля свекровь всегда возвращала им с большим сожалением.

- Мари, если тебе вдруг потребуется няня для этого чудесного малыша — смело обращайся ко мне в любое время дня и ночи! С ним я словно возвращаюсь в те дни, когда на свет появился мой сын… Ты не представляешь, каково это: чувствовать будто к тебе пришла уже не вторая, а третья молодость! Это просто сказочно!

- Берта, ты и так очень много для меня сделала! Если бы не твоя наблюдательность, к чему привела бы моя послеродовая депрессия? Микаэль однажды дал мне почитать материалы по исследованию этой проблемы: сколько ужасных историй! Уфф... Даже сейчас передёрнуло от воспоминаний... Ты меня избаловала: всегда находишься «на подхвате» в сложные моменты.

- А кому ещё тебя баловать, милая? В то время, когда Ноэль этого сделать не может? У тебя ведь здесь совершенно нет близких!

«Кроме бывшего мужа и его семьи», - подумала про себя Мари, но вслух сказала:

- Всё так...И тем не менее боюсь остаться перед тобой в неоплатном долгу.

- Чепуха! Просто люби моего сына. Матерям так важно, чтобы их дети были счастливы! В глазах Ноэля я вижу сейчас ту вселенную, которую рождает только искреннее чувство. И мне хочется, чтобы эта вселенная никогда не превращалась в чёрную дыру. Ты словно подарила ему недостающий кусочек мозаики: он стал более цельным, не по годам основательным.

- В этом нет моей заслуги. Твой сын — очень целеустремлённый человек. Он твёрдо знал чего хочет и шаг за шагом шёл в правильном направлении. В конце концов всё сложилось так, как он мечтал. Теперь Ноэлю предлагают интересные и разноплановые роли, его рады видеть на светских мероприятиях, реклама с его участием увеличивает доходы от продаж рекламодателям и приносит ему самому неплохие дивиденды...Но фундамент своей карьеры он строил сам. От меня, пожалуй, больше помех, чем помощи. Стоило появиться в его жизни, как возникла целая куча проблем: и в Америке-то мне неуютно, и про беременность ничего не сказала, и после рождения ребёнка вымотала Ноэлю всю душу…

- Он ни разу не обвинил тебя ни в чем...Возможно, ему требовалось окончательно повзрослеть в одночасье, взять на себя ответственность за человека, который ему дорог...Кстати, не хочешь ли ты позвонить Микаэлю, он спрашивал о тебе на днях?

- Я подумываю съездить в «Эдем», нужно его поблагодарить за оказанную мне помощь. И попросить кое о чём...

- Он будет очень рад тебя видеть! Сказал, что никогда ещё ему не попадалось пациентки со столь сложной и запутанной жизненной ситуацией. И он невероятно счастлив от того, что ты смогла выбраться из той бездны, в которую сама себя загнала…

- Надеюсь, что смогла...Пожалуй, не буду откладывать «в долгий ящик» - сегодня же позвоню ему!

 

Но звонок Линдквисту пришлось отложить, так как дома Мари поджидало письмо от матери. Мария Николаевна сообщала, что получила вызов из шведской клиники, в которой ранее проходила несколько курсов лечения. Крайний завершился три года тому назад и вот курировавший процесс реабилитации врач приглашал её на контрольное обследование. Как обычно, сначала сто раз извинившись за беспокойство, мама спрашивала: сможет ли Мари её встретить и отвезти в клинику? Поэтому вместо звонка в «Эдем», воспользовавшись кнопкой быстрого набора, Мари попыталась связаться с далёким Санкт-Петербургом. Слушая долгие гудки, она осторожно накрыла лёгким одеяльцем спящего в кроватке Эрика и на цыпочках вышла в гостиную, прикрыв за собой дверь спальни. Ноэля, не успевшего толком разобрать сумки, вызвали на съёмки. Мари осталась вдвоём с ребёнком, приходилось заново привыкать к роли матери, подстраивать свой режим под нужды сына.

- Алло! - раздался наконец-то в трубке такой уютный и родной голос.

- Мамуль, здравствуй! Как дела?

- У нас-то всё хорошо, Марьюшка! Как вы поживаете? Тысячу лет новостей от тебя не слышно! Ты письмо моё получила?

- Сейчас вот только прочла и решила сразу позвонить... Ты уж извини, что я пропадала надолго. Все подробности расскажу тебе, когда приедешь…

- Ты же знаешь, доча, я привыкла, что ты у меня такая...пропадающая...Да и мне лишний раз беспокоить тебя не хочется.

- Мам, ну о чём ты говоришь? Какое беспокойство?! И что за вопросы: смогу ли я тебя встретить? Конечно, смогу! И в клинику отвезу и обратно заберу! Надолго тебя приглашают?

- Наташа письмо переводила, вроде как обследование на три дня растянется.

- Ну, всего-ничего! Готовься в этот раз пожить у нас хотя бы недельку!



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться