Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

28. Домой, в Стокгольм!

У Мари не получилось насладиться последним нью-йоркским обедом. Выжатая морально и физически, она вяло ковырялась в ароматно пахнущем и аппетитно выглядящем охотничьем жарком на своей тарелке, почти не слушала разговоров, ведущихся за столом, отвечала на обращённые к ней вопросы невпопад и мечтала лишь об одном: как можно скорее ступить на шведскую землю. В последнее время Америка её подавляла. Даже не верилось, что когда-то эта страна в избытке дарила ей запас энергии и вдохновения — сейчас же безжалостно отнимала последние силы.

Настроение Мари невольно передалось и остальным участникам обеда. Заканчивался он уже в мёртвой тишине. Молчали и в машине, несущей четвёрку в аэропорт. Джо и Сюзанн настояли на том, чтобы проводить Мари и Ноэля на самолёт. В ожидании объявления о регистрации пассажиров на нужный рейс, мужчины спасались от напряжённости атмосферы деловыми разговорами, а Сюзанн нервно кусала губы. Ей ужасно хотелось приободрить Мари, но она не знала, что сказать, чтобы случайно не наступить «на больную мозоль».

- Не хочешь выпить кофе? - наконец, предложила она.

- Пожалуй, не помешает, - попыталась улыбнуться Мари, но даже её улыбка показалась Сюзанн какой-то тусклой и неживой.

Кафе находилось в шаговой доступности от того уголка, где обосновались их кавалеры, поэтому почётного эскорта дамам не потребовалось. Правда, Ноэль всё равно периодически «сканировал» взглядом помещение: не наблюдаются ли поблизости подозрительные типы?

- Да расслабься ты! Напоминаешь мне параноика со стажем, - заметил Уотерман. - Всё позади. Колёсики судебной машины закрутились, виновные в похищении Мари получат по заслугам.

- Ты прав. В последнее время я зациклился на безопасности Мари. Можешь надо мной посмеяться, но для меня эта женщина — своего рода амулет. Кажется, потеряй я её — и тут же потеряю себя...Только не читай мне лекций про зависимость и одержимость! Это что-то другое... Какая-то мистическая связь на тонких уровнях...

- Чем больше боишься, что с ней что-нибудь случится, тем скорее притянешь очередные неприятности... Подумай лучше о свадьбе. Решил уже что-нибудь насчёт даты?

- Хотел в день рождения Мари с ней расписаться. Но остаётся совсем мало времени, а она ни в какую не соглашается на простецкую церемонию в магистрате. Второй вариант: урвать денёчки накануне Рождества. Но у людей на этот праздник другие планы. Не особо надеюсь на то, что кто-нибудь из работников магистрата захочет их поменять ради нас… И самый крайний случай — устроить свадьбу в новогоднюю ночь. Пусть даже это выльется в баснословную сумму.

- Звучит очень даже неплохо!

- Прозондирую почву в Стокгольме — вдруг повезёт?


За столиком в кафе речь тоже шла о свадьбе.

- Ох, навалится сейчас на тебя забот и хлопот: и переезд, и подготовка к свадьбе, и съёмки нового фильма не за горами!

- Ничего, я к этому готова. Вот только переведу немного дух после нынешней поездки — и впрягусь в работу. Эрик теперь под двойным присмотром. Помимо бабушки есть ещё и няня. Очень толковая девушка. Как показал опыт, на неё можно положиться не только в вопросах ухода за ребёнком. Справимся!

- Не боишься присутствия молодой особы в собственном доме?

- Ты по поводу возможного романа между Малин и Ноэлем?

- Ну да…

Оперевшись локтём правой руки на виниловую поверхность столика и умостив в ладошке чуть раскрасневшуюся щёку, Мари несколько секунд задумчиво помешивала в чашечке сахар, который никак не хотел растворяться. Потом оторвала взгляд от кофейной поверхности и, чуть помахивая в воздухе чайной ложечкой, словно дирижёр, задающий ритм оркестру, твёрдым голосом заявила:

- Знаешь… Я всегда верила в то, что если чему-то суждено с тобой случиться — это непременно произойдёт, как ни страхуйся. А вот если в твоей жизни чему-то не бывать — того и не будет, как ни старайся. Не всё и не всегда нам подвластно… После рождения Эрика я прошла через период ревности к каждому столбу. История едва не закончилась плачевно. Наверное, ты в курсе...Однажды, после беседы с Микаэлем Линдквистом, меня посетило озарение: если не могу справиться с ревностью — должна собраться с духом, взять ребёнка и уйти. Насовсем. Потому что Ноэль будет окружён женщинами повсюду. На съёмочной площадке, во время интервью, на официальных мероприятиях и совсем не официальных вечеринках. Не всегда и не везде я смогу быть с ним рядом. Мне остаётся лишь доверять ему. Впрочем, как и ему остаётся лишь доверять мне...

- Завела я тоже тему...извини…

- Не за что извиняться, вполне жизненная тема. Но лучше подумай о том, что наденешь на нашу свадьбу! Не мыслю этого праздника без тебя и Джо...Вы обязательно должны быть рядом с нами в такой знаменательный день!

- Невнимательная ты особа, Мари Наттгрен! Думаешь, чем я занималась в тот момент, когда ты примеряла отобранные свадебные платья? Искала подходящий наряд для собственной персоны!

- Вот так-так! Получается, я настолько обрадовалась, встретившись с «платьем своей мечты», что не обращала внимания на то, что происходит вокруг?!

В этот момент приятный женский голос объявил о начале регистрации пассажиров на рейс до Стокгольма. Мари и Сюзанн поспешили вернуться к своим спутникам, оставив недопитый кофе остывать на столике. А мужчинам пришлось поколдовать над багажом. В Нью-Йорк Ноэль и Мари прибыли налегке, но после американского шопинга обросли объёмистыми дорожными сумками, с трудом умещающимися теперь в четырёх сильных мужских руках.

Прощание вышло по-настоящему тёплым. Сюзанн даже смахнула украдкой слезинку, расставаясь с Мари. Джо выдал Ноэлю последние инструкции, касающиеся работы и напомнил, что для Фолкнера от доступен в любое время дня и ночи. Последние рукопожатия и объятия заняли ещё пару мгновений и, наконец, будущие молодожёны поспешили к стойке регистрации, прошли таможенный контроль и направились к посадочному коридору. Никогда ещё переход по нему не казался Мари таким долгим, с каждым шагом вытягивающим силы из тела, изнурённого марафоном событий последних дней. Заняв свои места в салоне самолета, и Мари, и Ноэль облегчённо вздохнули. Вокруг царила привычная предполётная суета и все эти перемещения пассажиров, детские голоса, звуки открывающихся багажных отделений, вяло переругивающиеся семейные пары со стажем, ни на миг не размыкающие переплетённых пальцев рук юные влюблённые, громогласные баскетболисты, направляющиеся на европейский турнир, успокоили душу Мари настолько, что сразу после взлёта она провалилась в глубокий сон. Голова её доверчиво покоилась на плече Ноэля. Ему тут же захотелось устроить вымотанную поездкой любимую женщину покомфортнее, но как это сделать, не разбудив её?



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться