Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

34. Верность? Верность!

Свадьба Ноэля и Мари запомнилась присутствующим на ней как волшебная. К тому же, всем, у кого оказались свободными первые дни наступившего года, предоставили возможность провести их в пансионате «Эдем». Воспользовавшиеся шансом отдохнуть в невероятно красивом месте гуляли у озера, катались на лыжах и санках, вечерами играли в покер и бинго, вели долгие беседы в гостиной у камина…

- Мне всё ещё не верится, что ты наконец-то - моя законная жена! - Ноэль поудобнее устроился рядышком с Мари, просматривавшей свой экземпляр сценария.

- Свидетельство о браке показать? - переворачивая страницу, съехидничала та, поднимая глаза на мужа. Он в ответ отобрал у неё папку с текстом роли.

- Отдыхай и набирайся сил, Мари! Я начинаю волноваться из-за этих съёмок... Помню-помню, сам «сосватал» тебя на одну из ключевых ролей! Но кто же мог подумать, что новый член нашей семьи окажется таким капризным, - Ноэль нежно погладил Мари по животу. - На всякий случай договорился с Маккейном, чтобы сцены с твоим участием отсняли в первую очередь.

- Мне тоже немного не по себе. Но волнуюсь я в основном из-за этого дурацкого токсикоза. Потому как все мои присказки о том, что я - плохая актриса - не соответствуют истине…

- Я в курсе... Накануне знаменитой студийной вечеринки в Лос-Анджелесе пересмотрел некоторые твои работы. Клифф Редгрейв подсуетился. Устроил приватный просмотр архивных лент в личном кинозале Босса. Не ожидал, что твоя игра окажется столь профессиональной, а роли — такими разноплановыми...Поэтому уверен, что ты справишься с нынешними эпизодами играючи. Главное — не устану этого повторять! - не геройствуй! Чувствуешь себя плохо — сразу говори об этом! Ты знаешь, как работа важна для меня. Но теперь у неё появилась сильная соперница — семья. Хотелось бы удерживать чаши весов в равновесии.

- Боюсь, это нереально, - улыбнулась Мари.

- А мы попробуем. Сколько раз уже мы с тобой выходили победителями из ситуаций, которые другие считали нереальными?!

- Не будем загадывать...Послушай, Ноэль, пойдём погуляем? Здешний воздух на меня благотворно действует, даже аппетит появился.

- А и правда, пойдём-ка! Сценарий никуда не убежит — успеем ещё над ним почахнуть. А вот погода может поменяться в любую минуту. Берём Пелле, Малин, Магнуса, Эрика и бегом к озеру, кататься на санках с того чудесного холма, что обнаружили осенью!

Дни, наполненные солнцем и счастливым смехом остались не только в мысленной «корзинке воспоминаний» Мари. Малин сделала огромное количество фотоснимков небольшой камерой, подаренной ей Маркусом на Рождество. Девушка не расставалась с ней ни на секунду, щёлкая затвором в самые неожиданные для «фотомоделей» моменты. За что тут же получила от Ноэля прозвище - «папарацци». Пелле, с превеликим удовольствием сменивший классический костюм на привычный мотоциклетный «прикид», много возился с Эриком, давая Маркусу и Малин возможность побольше побыть наедине. Но не переставал зорко следить за тем, всё ли в порядке с Мари.


По возвращении в Стокгольм, семейство Нурдстрём Фолкнер продолжило обустраивать новые апартаменты. Мало-помалу жизнь входила в размеренный ритм. Домашняя рутина делилась на всех поровну. Никому из домочадцев не приходило в голову гнуть «пальцы веером», если другим требовалась помощь.

Ноэль оккупировал комфортный уголок спальни, где Мари с Маркусом выкроили место для рабочего кабинета. Он настраивался на новую роль, «вживался» в неё, пытался почувствовать себя офицером царской гвардии Алексеем Белоцерковским.

Из-за приступов тошноты, накатывавших от любого сильного запаха, Мари не могла готовить. Поэтому на кухне попеременно хозяйничали Малин и Пелле. Иногда приезжала Берта, привозила что-нибудь вкусненькое с собой или устраивала молодёжи «мастер-класс поварского искусства на дому». А порой вся дружная компания ехала в «старый дом Нурдстрёмов». Покупали продукты по дороге, готовили еду на небольшой уютной кухне Берты, подшучивали друг над другом, много смеялись и обсуждали всё, что только приходило на ум: от цвета занавесок, купленных на сезонной распродаже до международного положения.

Малин с головой погрузилась в роман с Маркусом и частенько обращалась за советом к матери Ноэля. Аннет Экберг редко вспоминала о старшей дочери. Малин — взрослая, перебравшаяся в столицу и самостоятельно зарабатывающая на жизнь — для родителей стала отрезанным ломтем. Пристального внимания требовал целый выводок мал-мала-меньше, оставшийся дома. Мари же не могла себе представить более ценной помощницы. И сердце Берты Нурдстрём девушка сумела покорить очень быстро. До приезда Малин та переживала, что юная няня «украдёт» у неё внука. Но возни с Эриком хватало на всех. Сейчас Берта радовалась присутствию спокойной и старательной девушки в доме её сына. И невестке подмога, и лишние глаза и уши на тот случай, если Мари или Ноэль решат что-либо от неё утаить.

Для Пелле у матери Ноэля всегда находилось занятие: съездить в магазин, помочь передвинуть мебель, принести тяжёлые сумки, заняться мелким ремонтом. А в «родных пенатах» он изредка подстраховывал Малин, если та отпрашивалась «сбегать по делам», пока Эрик спал. Нурдстрём-младший к Пелле благоволил и постоянно просился к парню на руки. Армфельт в семье Фолкнера чувствовал себя всё смелее, а в играх с маленьким человечком совершенно раскрепощался. Если звонкий смех Эрика колокольчиком разносился по всему дому — как пить дать, играет с телохранителем матери! Посовещавшись с Маркусом Шьёбергом, Пелле принялся оборудовать в детской комнате игровой уголок с качелями, лесенками и горками: не вечно же мальчишка будет «поперёк лавки лежать»! Растёт не по дням, а по часам!



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться