Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

38. Материнские опасения

Именно статья о Мари Нурдстрём в «Vogue» послужила причиной грандиозного переворота в душе Изабель Селинье. Дочитав последнюю строчку стихотворения, завершающего статью, она вернулась на несколько страниц назад и принялась читать по второму кругу — внимательно, вдумчиво. Время от времени девушка отвлекалась от текста и разглядывала фотографии, с которых улыбалась Мари. Мари у витрины книжного магазинчика, в которой выставлена её книга. Мари в обнимку с Ноэлем на фоне Эйфелевой башни. Мари с розовощёким Эриком на руках… Женщина, которую Изабель ненавидела всей душой, представала перед ней в ином свете. К моменту, когда финальное стихотворение было дочитано во второй раз, с Селинье будто заклятье сняли.

Поезд нёс Изабель в Марсель — к самому младшему бабушкиному брату, Жаку. Бывший моряк торгового флота, он и на пенсии не мыслил жизни без моря: как за любимой женой ухаживал за стареньким катером, регулярно выходил на рыбный промысел и продавал улов на рынке у городской пристани. Бабушка Жюли вечно морщилась, когда младший брат спешил к ней с распростёртыми объятьями, не сменив рабочей одежды на «выходную». А Изабель любила дядюшку Жака за весёлый нрав и за то, что тот спасал её от бабулиных «нравомучений» и брал с собой в море. Если улов оказывался богатым и прибыль от его продажи ощутимой, дядюшка выдавал девочке несколько франков на личные расходы и обязательно угощал клубничным мороженым. Бабушка подобные лакомства строго запрещала, но если для Изабель сухонькая, элегантно одетая женщина с тщательно уложенными волосами служила непререкаемым авторитетом, то Жак старшей сестры совершенно не боялся.

По завершении съёмок фильма «Три Полины», Изабель почувствовала себя потерянной и одинокой. С нетерпением ждала она, чтобы поскорее завершили свою часть работы технические службы. Это означало бы, что на какой-то период в её жизни наступит счастливое время: снова купаться в лучах софитов, давать интервью и ощущать себя частью большого и слаженного коллектива в ходе рекламных поездок по всему миру. Девушке было муторно в Париже, поэтому Изабель решила навестить места, с которыми связано столько приятных воспоминаний...

Журнал лежал на коленях девушки, а мысли её блуждали по недавнему прошлому. Изабель провожала взглядом мелькающие за окном пейзажи и мысленно перебирала картинки событий последних месяцев. Сколько радужных надежд она питала, получив приглашение на съёмки в фильме «Три Полины»! Если грамотно воспользоваться выпавшим шансом, можно обеспечить себе новые роли, привлечь внимание журналистов и фотохудожников! Что ж, внимание к себе она привлекла, но вовсе не то, которого ей хотелось...Похоже, разыграла неверные карты…

Роковая женщина, отъявленная стерва - не её это ипостаси. Всё «не в кассу», всё — как одежда не по размеру...И чем больше примеряемых «личин» не подходило Изабель, тем сильнее становилась злость на Мари: у той всё играючи получалось. Обвинить в своём провале обстоятельства или другого человека всегда проще, чем признать, что сам дал маху. К тому же Изабель и не предполагала, какой ценой достаётся та видимая лёгкость, с которой Мари шла по жизни.

Изабель в третий раз перечитала статью. Парижская фотография, на которой лучащийся счастьем Ноэль крепко прижимал к себе Мари, в буквальном смысле обожгла ей душу. Девушка вдруг увидела недавнюю ситуацию глазами стороннего наблюдателя. И ей стало ужасно стыдно. Настолько, что щёки вспыхнули алыми маками, в горле пересохло, а глаза, наоборот, наполнились слезами…

Девушка достала из дорожной сумки бутылочку минеральной воды, открутила крышку, жадно сделала несколько торопливых глотков...

Что она натворила? Что за блажь на неё нашла: охмурить любыми силами и средствами Ноэля Фолкнера? Сколько раз сам Ноэль и те немногочисленные участники съёмочной группы, кто ещё питал к Изабель некоторую симпатию, пытались плавно и безболезненно вернуть девушку с небес на землю. Но нет, в своих фантастических мечтаниях она забиралась всё выше...И в итоге полетела без страховки, хрястнувшись о твердь реальности со всей дури …

Из лежащей на соседнем сиденье сумки девушка достала ежедневник и принялась искать бумажку со списком телефонов всех участников съёмочной группы. Он нашёлся во внутреннем кармашке...Дрожащими руками Изабель развернула листок, отыскала номер Мари и замерла, не решаясь набрать первую цифру...Что она скажет той, которой не так давно мысленно желала «провалиться ко всем чертям»?

- Я просто попрошу прощения, - вполголоса «запрограммировала» себя Изабель, быстро ввела нужные цифры и нажала на кнопку вызова абонента…Теперь самое главное — не струсить и не отключиться, пока идут длинные гудки. Один. Второй. Третий.

- Мари Нурдстрём, слушаю вас!

- Мари, только не отключайся — это Изабель Селинье…

- И чего же ты от меня хочешь, Изабель Селинье?

- Попросить прощения за всё, что натворила... За всю ту боль, которую причинила тебе вольно или невольно.

Мари явно не ожидала услышать нечто подобное.

- Изабель, если это снова какой-то розыгрыш…

- Нет-нет, Мари, я совершенно серьёзно! У меня тут журнал «Vogue»... читала статью о тебе и...не знаю, что случилось... но мне ужасно стыдно за своё поведение, - голос Изабель начал дрожать, по щекам одна за другой покатились слезинки…

- Эй, Изабель! Ты что, плачешь? Ну-ка перестань сейчас же! Спасибо, что позвонила. Ты — смелая девушка. И — должна признать — находчивая. Но лучше бы тебе свою находчивость в мирных целях проявлять, чтобы способствовать строительству карьеры, а не её разрушению...Чем ты сейчас занимаешься?

- Мне невероятно тоскливо после того, как съёмки закончились. Модельное агентство, на которое я работала раньше, из-за скандала, широко освещавшегося в прессе, разорвало со мной контракт...Еду к бабушкиному брату в Марсель, дышать морским воздухом и пытаться понять, как жить дальше…



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться