Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

52. Судьбоносная вечеринка

Мари и Ноэль как в воду глядели: не успел Пелле появиться на вечеринке, как тут же оказался в центре внимания прекрасной половины человечества. Именинница Софи, прежде в упор не замечавшая татуированного молодого человека, лично подхватила парня под ручку, едва тот переступил порог виллы Оффенбаумов. Теперь, когда Армфельт снимался в одной из главных ролей в фильме её мужа, Софи рассыпалась в любезностях и вовсю заигрывала со смущающимся скандинавом. Переходя от одной группы гостей к другой, она попутно представляла Пелле массе людей, имеющих вес в мире киноиндустрии и шоу-бизнеса. Не привыкший к подобному обилию внимания в свой адрес, Армфельт едва выдерживал обмен обязательными фразами - о хозяевах дома и об этой крутой вечеринке, о работе, погоде и прочей ерунде - и при первой же возможности сбегал к Фолкнерам. Рядом с ними он чувствовал себя гораздо увереннее.

- Оооооооо, неееееееееет, опять её черти несут, - в какой-то момент застонал Пелле, пытаясь спрятаться за Ноэля.

- Кого? Ты уже выдернул себе красотку из штабеля?

- Какие там красотки…Именинница! Всю плешь мне прогрызла этими дебильными знакомствами!

Мари тут же запустила пальцы в роскошную, заметно отросшую за последние месяцы шевелюру Пелле.

- Всё ты врёшь, нет у тебя никакой плеши — одни только шикарные кудри!

- Мари, всё б тебе смеяться, а я серьёзно! Во как, - он рубанул ладонью по горлу сразу под подбородком — достала меня эта женщина! Лучше б я с детьми дома остался!

Оглянувшись в ту сторону, куда с тоской во взоре уставился их верный телохранитель, Ноэль и Мари сразу заметили пробирающуюся к ним сквозь толпу гостей виновницу торжества. За ней, с видом агнца, идущего на заклание, нехотя следовала довольно симпатичная девушка, одетая несколько скромно для подобного торжества. Оказалось, что именинница взяла на себя смелость познакомить Пелле с дочерью Дэвида от первого брака.

- Знакомься, дорогая, это Стивен — последнее открытие твоего отца! (В титрах будущего фильма Перу Стефану предложили именоваться Стивеном Армфельтом. Изменить имя на американский лад он согласился, но наотрез отказался выдумывать себе «звучную» фамилию: «Чем вам Армфельт не звучит?»).

- Ну, этого красавчика ты и без меня знаешь: Ноэль Фолкнер. Разбивает дамам сердца, потому как никуда не ходит без жены... А вот и она сама... Мари, Ноэль, Стивен — позвольте вам представить Ариэль Оффенбаум! Невероятная красавица, не правда ли, Стив? И умница к тому же! - Софи обольстительно улыбнулась, обводя взглядом Армфельта и семейство Фолкнер. - Сегодня гуляем ночь напролёт! Уверена, не пожалеете, что приехали! - Софи взяла очередной бокал шампанского с подноса проходящего мимо официанта. - А вы что скромничаете? Ешьте, пейте, веселитесь!

Софи махнула рукой, приветствуя вновь прибывших гостей, потом обернулась к своим собеседникам:

- Извините, мне нужно организовать штрафные бокалы для Паркеров! Ариэль, поворкуй пока со Стивеном!

Оставив за собой стойкий шлейф чересчур насыщенного аромата восточных духов, хозяйка праздника поспешила к бармену, пошепталась с ним и через несколько мгновений в том уголке гостиной, где пытались укрыться припозднившиеся гости, раздалось дружное скандирование, призывающие опустошить бокалы до дна, женские вскрики и мужской свист.

 

Вопреки усиленно курсирующим слухам, дочь Оффенбаума от первого брака красотой одарила матушка-природа, пластическим хирургам с её банковского счёта не перепало ни цента. Чуть вьющиеся волосы цвета воронова крыла водопадом спадали на покатые обнажённые плечи. Девушка с самого рождения могла похвастаться изящной линией в меру густых бровей. Внимание мужчин неизменно притягивал чётко очерченный рот с соблазнительно-полноватой нижней губой. Пожалуй, небольшим диссонансом на почти кукольном личике Ариэль смотрелся немного крупноватый нос. Но огромные карие глаза перетягивали внимание на себя. Они смотрели прямо в душу собеседнику. Но если Ариэль и производила оценку оппонента, то скорее по чисто человеческим качествам и широте кругозора. Громким титулом или высоким положением в «табеле о рангах» впечатлить родившуюся «с серебряной ложкой во рту» девушку было невозможно, но мало кто из клубящихся вокруг Ариэль мужчин это понимал.

Мать Ариэль — Руфь Оффенбаум — помнили как известную сценаристку, всю жизнь посвятившую кино и мужу. Забеременев в очень молодом возрасте, женщина хотела втихушку сделать аборт. Однако, скрыть беременность от Дэвида не удалось. А тот настолько обрадовался, узнав, что у него появится наследник, что Руфь не решилась обмануть ожидания мужа. Вместо сына родилась дочь (что, впрочем, не сильно отразилось на отцовских чувствах). У Руфи же материнский инстинкт так и не проснулся. Она смотрела на ребёнка, как на таракана, и упорно не подходила к заходящейся плачем девочке: нечего приучать к рукам и баловать! Добротой и лаской девчушку одарила бабушка Мириам. Она же занималась и воспитанием Ариэль, а после её смерти эстафету принял родной брат Руфи, Айзек.

Последнего в семье считали неудачником, поскольку ни блестящей карьерой, ни выгодной женитьбой младшенький похвастаться не мог. Айзек Мельштейн работал учителем математики. И даже не в каком-нибудь фешенебельном частном заведении, а в самой обычной городской школе. Работу свою он любил и умудрялся преподавать "скучную" науку цифр так, что его уроков не пропускали даже самые заядлые прогульщики.

В тот год, когда умерла бабушка Мириам, выяснилось, что Руфь больна раком лёгких. Женщину роковой диагноз не удивил. Создавая одну за другой занимательные истории чужих жизней по которым муж снимал фильмы, традиционно возглавлявшие топ-лист успешных кинопроектов, Руфь дымила, как паровоз. Болезнь развивалась стремительно, характер женщины — и без того непростой — окончательно испортился. Однажды Айзек, явившийся проведать больную сестру, стал свидетелем безобразного скандала между Руфью и Ариэль, которой шёл в ту пору тринадцатый год. Не имевшая сил для того, чтобы бросить в дочь что-нибудь тяжёлое, мать обзывала девочку-подростка такими словами, что даже взрослый мужчина вынужден был покраснеть. В итоге дядюшка покинул дом вместе с племянницей, всю дорогу всхлипывающей у него на плече.



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться