Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

55. "Маятник качнётся - сердце замирает..."

Проснувшись рядом с Пелле, Ариэль не испытывала ни грамма сожаления о том, что случилось. Армфельт давно уже не спал, но ему не хотелось будить девушку, вытаскивая руку у неё из-под головы. Утренний сон чуток: как ни осторожничай, оборвать тонкую нить между безмятежным сном и проблематичной реальностью - проще простого. Рука затекла, но Пелле мужественно терпел неудобства. В отличие от Ариэль, похвастаться лёгкостью на душе он не мог. Ночью парня опалило страстью, напалмом уничтожившей внутренние барьеры. Сказалось и внешнее сходство его неожиданной партнёрши с Мари. Но оно только внешним и осталось…

Казалось бы, чего ещё ему, хороняке, надо? Любой на его месте расплавился бы от счастья! Любой, но — не Пелле...Тело Армфельта получило физиологическое удовлетворение, но душа скукожилась пробитым воздушным шариком...Однако, встретившись с широко распахнутыми карими глазами Ариэль, Пелле улыбнулся.

- Мы с тобой проспали всё на свете. Ноэль, думаю, обо всём уже догадался. Но не вздумай стесняться. У нас тут ханжей нет. Сейчас найду банный халат для тебя...Дверь в душ — в двух шагах от моей комнаты, по правой стороне…

Говоря всё это, Пелле выбрался из постели и открыл дверь встроенного шкафа, разыскивая запасной халат для Ариэль. Девушка залюбовалась его сильным мускулистым телом, освещённым лучами яркого полуденного солнца. Ночью не было времени рассматривать замысловатые узоры, плотным ковром покрывавшие грудь, спину и руки её партнёра. Но сейчас-то кто ей мешает это сделать?! Ариэль сладко потянулась, выпрыгнула из постели, подбежала к Армфельту и обняла его со спины, прижав ухо к татуированной коже и слушая, как бьётся сердце подарившего ей незабываемые мгновения сегодняшней ночью парня. Пелле замер на несколько мгновений, пытаясь понять: а что он-то ощущает к девушке, которой вчера так безропотно подчинился? Ведь это не он выбрал Ариэль для снятия сексуального напряжения - она оторвала его от воспоминаний о Мари и толкнула в омут телесного наслаждения. Ингрид он когда-то откровенно использовал, но с Ариэль всё было совершенно иначе…

- Вот, возьми, - он решительно обернулся, протягивая девушке короткий полосатый халат размера на три больше положенного. Ариэль пришлось разжать кольцо своих объятий. - Я пока сбегаю наверх, приму душ там. И будем искать хозяев. Если они не уехали без меня в парк развлечений, как мы планировали на сегодня…

Ариэль подумала: «Если не сейчас, то уже никогда». И спросила:

- А если не уехали — можно мне с вами? Не хочу возвращаться на виллу отца. Там после вечеринки Содом и Гоморра. Нет сил на всё это смотреть.

- Не думаю, что Ноэль и Мари будут против...Но давай поторопимся…

 

Никто действительно не встретил Ариэль и Пелле двусмысленными улыбками или многозначительными репликами, когда те обнаружили семейство за ланчем у бассейна.

- Берите стулья, хватайте тарелки — быстренько едим и пора ехать! Дети Берте уже всю плешь прогрызли! Мама, познакомься — это дочь нашего режиссёра, Ариэль. В наглую украли её вчера из отцовского дома!

- Не верьте, вовсе не в наглую — я сама попросила!

Ариэль вела себя так, словно не произошло ничего из ряда вон выходящего. Впрочем, для неё действительно так и было. Неловкость за столом испытывали лишь Мари и Пелле, но оба тщательно маскировали собственные чувства, чтобы не выдать кое-что действительно из ряда вон выходящее, связывающее их крепким канатом.

- Мари, как ты себя чувствуешь? Всё в порядке? - поинтересовалась Ариэль.

- Да, всё хорошо. Извините, что напугала вас вчера. Слишком много волнений для одного дня. Увидеть Мориса на вечеринке у Дэвида я никак не ожидала! Но не думала, что это так сильно на меня повлияет…

- Может быть, дело не в Морисе, а в аргентинском танго? - поинтересовался Ноэль.

- Всё может быть...Главное, что я сейчас в порядке…

- Ноэль, Мари, не сочтите меня навязчивой, но не позволите ли вы мне поехать с вами в парк развлечений?

- Почему бы и нет? Так даже удобнее — не придётся делать крюк к дому твоего отца…

 

И Ариэль не только отправилась вместе с семейством Фолкнер и их телохранителем в дневной вояж, но и вернулась вечером в поместье. Ноэль сам предложил девушке остаться у них ещё на одну ночь, а завтра поехать прямиком на съёмочную площадку для встречи с отцом.

- Если ты, конечно, не опасаешься, что он отчитает тебя за то, что всё это время ты тусила с нами…

- Не опасаюсь. У меня давно уже своя жизнь. И отец знает, что если хорошенько разозлит меня, я совсем перестану появляться в Лос-Анджелесе.

 

Как знать, в каком ключе разворачивались бы дальнейшие события в жизни моих героев, не согласись Ариэль вернуться в дом Ноэля Фолкнера ещё на одну ночь. Но милая девушка, сама того не ведая, запустила маятник событий, для многих оказавшихся роковыми. - прим. автора

 

К вечеру Мари снова почувствовала себя неважно и, извинившись перед гостьей и домочадцами, рано отправилась наверх. Пелле, узнав, что роль медбрата для Мари с сегодняшнего утра выполняет Ноэль, нервно сглотнул: «Похоже, Фолкнер всё-таки что-то заподозрил и старается держать меня на безопасном расстоянии от своей жены. Что ж, постараюсь быть внимательнее, чтобы ничем не подтвердить его подозрений».

К счастью, Армфельта задёргали дети: почитать книжку, поиграть в лошадку, искупать перед сном. Головная боль у Марты так и не прошла за весь день. Ноэль позвонил знакомому врачу, записал мать к нему на приём и спросил, чем можно купировать приступ. Нужное лекарство обнаружилось в домашней аптечке, Берта приняла двойную дозу и заснула, так что дети целиком и полностью остались на попечении отца. Ну и Пелле, которому возня с Эриком и Стеф были не в новинку.



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться