Диск Фиесты

Размер шрифта: - +

Глава 17. Предначертанное

 

Рассвет робкой дрожащей пеленой сливался с важной темнотой неба на горизонте. Он был такой мягкий и рассеянный, что хотелось потрепать его по макушке, словно провинившегося и такого милого в чувстве своего застенчивого раскаяния сорванца. Сорванец пока только осторожно выглядывал из-за горной гряды, словно выясняя обстановку, но вскоре он вместе с солнечными лучами, как озорными веснушками на лице, наберётся уверенности, силы, оттолкнёт завесу темноты, как откинутое одеяло, и, потягиваясь, озарит своим тёплым светом весь небосвод. Это чудесное мгновение между первым светлым пятном на границе неба и земли и уже сформировавшимися требовательными утренними лучами было так легко упустить.

Но она не упустила. Стройная, высокая, статная, она стояла у обрыва и смотрела вперёд, гордо подняв голову. Темные волосы мягко спускались по спине, немного растрёпанные после долгого сна. Мариэль проснулась ещё задолго до рассвета оттого, что желудок безжалостно скрутил её по частям. Это чувство, увы, было ей уже хорошо знакомо, и она даже умела бороться с ним некоторое время, пока все не становилось совсем плохо.

Девушка удивлённо обнаружила себя лежащей между Эмили и Энди, каждый из которых прижимался к ней со своей стороны. Впервые Мари испытала странное незнакомое ей чувство, которое собиралось тёплым комком в груди, а затем выливалось в лёгкую улыбку губ. Она лукавила перед собой: девушка все же знала, что это за чуждое ощущение из глубокого детства. Это была нежность…

Но Мари не собиралась поддаваться сентиментальным порывам ни на минуту. Её гораздо больше волновало, что, если она быстро не найдёт хоть что-нибудь съестное под рукой, то её с высокой вероятностью вывернет наизнанку прямо здесь. Девушка предприимчиво выползла из-под покрывала, очень стараясь никого не разбудить по пути. Но подростки спали, словно сурки, и когда её, как точки опоры, не стало, тут же повалились друг на друга, продолжая мерно сопеть. Мари невольно усмехнулась и деловито осмотрелась.

Над ними определённо сжалились, а может, вознаграждали: палатка была просторная, высокая, а по земле там и тут была разбросана просто куча наиполезнейших вещей. Первым делом Мариэль схватила с земли коробок спичек, открыла его и обнаружила по меньшей мере половину его содержимого, чиркнула одной из спичек, и – о чудо! – они не отсырели. Девушка быстро пихнула коробок в карман своего свитера, где уже хранились её сокровища в виде зажигалки, блокнота и пачки сигарет. Пора было уже задуматься о новом месте хранения инвентаря, шерсть и так прекрасно растягивалась. Но сейчас она оказалась очень кстати, согревая девушку зябким ранним утром. Настойчивое урчание в животе напомнило ей, что инвентарь – проблема вторичная, и девушка продолжала шерстить по чужим вещам.

В углу палатки, заваленный каким-то тряпьём нашёлся рюкзак, и на поверку он оказался настоящей сокровищницей. Там Мариэль нашла пару банок консервов, сухари, батончики мюсли, немного риса, хлебцы и даже нечто, похожее на сыр. Удивлению темноволосой не было предела, но есть хотелось сильнее, поэтому девушка ухватила то, что можно было бы быстро сгрызть и заполнить живот. Готовить, разумеется, ей не очень хотелось, да и для этого нужно было бы отыскать слишком много сопутствующей утвари.

Зажевав несколько хлебцев и сыр, а также мюсли с сухофруктами, девушка почувствовала себя намного лучше. Чувство голодной тошноты отступало, и теперь на его место приходило сильнейшее желание курить. Мари не привыкла отказывать себе в желаниях, и потому торопливо выбралась на воздух. Солнце просыпалось прямо на глазах. Девушка доедала свой быстрый завтрак и осматривала лагерь.

Всё вокруг было тихим, и только на большом валуне спиной к ней сидел рыжеволосый Джед. Мариэль сначала удивилась, а потом сообразила, что она так или иначе встретила бы кого-нибудь, кто вроде как отвечал за их безопасность. У девушки все это, конечно, вызывало скептицизм, но прошлым вечером она устала, и ей было совершенно все равно, кто и что с ней сделает. Она хотела спать и точка. Не то, чтобы Мари сильно перетруждалась, ничего подобного. Она совершенно не спешила помочь кому-нибудь без особого требования, тащить кого-то на себе, набрасываться, как психопат, на льва, например. Если тебя не трогают, то стой себе спокойненько в стороне, кури.

Ну, подумаешь, сожрёт он Алекса, к примеру. Неужто лучше это глупое красивое самопожертвование, чтобы сожрали тебя? Какая чушь! Девушка чувствовала себя вполне комфортно, она посмотрела на окружающих, на шоу альпинистов, прогулялась по лесу, оценила красоту и мощь природы, словно в первом ряду театра, затем этот лев… Все было красиво и замечательно, выше всяких похвал. И ещё удобно. Она прекрасно умела быстро ходить и долго держаться на ногах, а больше и не требовалось. Её только одно смутно беспокоило. Девушке все не давал покоя Алекс. А точнее его проницательность.

«Откуда он узнал? Как он всё понял? Почему был так уверен, что я говорю? Он не человек. Его не уничтожил огненный демон. Он не человек… Но кто он тогда? И откуда взялся?» – все думала девушка. Не то чтобы он хоть сколько-нибудь интересовал её как личность, но у Мари были свои планы, которым он мог помешать, и именно это раздражало её. «Если я начну убивать, он быстро сообразит, с кем провести воспитательную беседу по этому поводу. А я хочу убивать. Чувствую, как моя сила вновь нарастает, как пульсирует в каждой жилке, так живо чувствую, как она разорвёт моё тело, если я не выпущу её на волю…

Пожалуй, есть смысл закрасться к нему в доверие. Нужно усыпить его бдительность. Хоть бы ещё эта глупая девчонка, подвернувшаяся как нельзя кстати, запудрила ему мозги. До конца действительно не все дойдут живыми. Только об этом позабочусь я, а не хозяин игры. И любое моё убийство всегда можно преспокойно свалить на него, как удачно!» – Мариэль удовлетворённо улыбнулась, только улыбка её больше походила сейчас на звериный оскал.



Мэл Кайли

Отредактировано: 23.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться