Диск Фиесты. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 6. Сломленная любовь

 

Алекс изо всех сил старался забыться и вновь влиться в коллектив, но что бы он ни делал, окружающие казались чуждыми, даже если встречали его с неподдельной радостью. Мариэль, конечно, окатила лидера ледяным презрением во взгляде, а Дин захлёбывался в самодовольстве и высокомерии. «Хоть что-то осталось неизменным», –улыбнулся молодой человек. Печально было осознавать, что в антипатии к нему оказалось больше искренности, чем в симпатии. Впрочем, любой поворот судьбы он намеревался встретить с достоинством.

Как назло, дела Алексу не нашлось – быт в лагере наладили и без него, так что мужчине нечем было помочь и занять себя. Потому он не придумал ничего лучше, чем исследовать предстоящий путь, который он, единственный, не изучил вдоль и поперёк. В одиночестве легче думалось, а горный воздух и запах хвойных вселяли бодрость.

Вид по левую руку открывался потрясающий: бесконечная горная гряда, поросшая лесами, словно мхом, тонула в тумане. На одном из склонов серебряной цепью раскинулась тонкая изогнутая речка. Переменчивые пятна солнечного света подрагивали на стволах, листве и на нём самом, словно вовлекали в беспечную игру.

Увы, парень так устал от игр, что не обращал на красоту природы должного внимания, глядя вдаль невидящим взором. Он брёл по тропе, больше прислушиваясь к ногам, нежели к разуму, и задыхался от непокорных эмоций, разрывавших грудь. Лёгкий ветерок трепал его тёмные пряди, будто ободряя: «Эй, чего приуныл, парень?» Но стоило лидеру отвлечься или ослабить волю, как в голове сгущался удушливый туман, а тело становилось тяжёлым и непослушным.

Да, Алекс преодолел смерть, но расплатой стал страх и чувство вины, смешивавшие мысли, головная боль и навязчивые голоса, втягивавшие его в хитросплетения лжи и лицемерия. Как бы ни старался, брюнет не мог разделить правду и ложь, как в насмешку то и дело менявшихся местами. Он бежал от принятия серьёзных решений, от себя и от общения со всеми, кроме Алики. И то лишь потому, что умная девушка знала, когда нужно появиться, а когда лучше исчезнуть.

Осознав, что слабость нарастает, молодой человек решил вернуться. Пусть следующий проход он не нашёл, но теперь, по крайней мере, имел представление о том, что их ждёт. Проблемы нужно было решать по мере поступления, так что стоило отдохнуть, как советовала Мелисса. Алекс немного не добрался до товарищей, когда сильное головокружение свалило его с ног. Решив проявить благоразумие, лидер опустился на землю, опёрся спиной о камень и на минуту прикрыл глаза.

Мужчина не заметил, как провалился в глубокий тяжёлый сон, где и провёл остаток дня. И когда остальные начали стекаться к месту ночлега, Алекс только проснулся. Странно, что никто не отправился его искать, но это было ему на руку – гордец не привык показывать свою уязвимость. К счастью, силы возвращались, самочувствие улучшилось, а вместе с ним и настроение.

Потянувшись, Алекс сел – он успел сползти на землю, пока пребывал в забытьи. Поясница ныла из-за неудобной позы, хотя поверхность, на которой ему приходилось спать, уже не казалась такой твёрдой, а сырость – пробирающей до костей. Человек привыкает ко всему. В этом его сила, и в том же его слабость. Не до конца отделив реальность от сна, мужчина провожал взглядом закат, по-кошачьи щурясь всякий раз, когда золотой отблеск попадал ему в глаз.

«Сколько я провёл без движения – неделю, две? Повезло, что ничего не отнялось. Я, должно быть, быстро передвигаться разучился вовсе. А завтра, чувствую, мне придётся в срочном порядке вспомнить об этом, – хмыкнул лидер, но мысль о предстоящем испытании не пугала его, напротив, Алекс жаждал встряски, опасности и адреналина. – Что нас ждёт в этот раз? Если не путаю, земля. Любопытно, в курсе ли Мелисса…»

Задумавшись, молодой человек потёр лоб, прикрыл глаза. Чёртова завеса всё никак не желала рассеяться, появляясь каждый раз, когда он опускал веки, смешивая мысли. Это начинало раздражать. Лидер хотел подняться, когда рядом хрустнула ветка, и кто-то обнял его за плечи.

– Ты жив! – послышался над ухом жаркий шёпот, от которого дрожь бежала по шее. Алекс выдохнул, стараясь успокоиться.

Видеть Амалию не хотелось. Слышать тоже. Впрочем, и к Соннике его не особенно тянуло, несмотря на её трогательную заботу. Парню требовался перерыв от бесконечных интриг, заложником которых он против воли становился. Пора было сосредоточиться на важных вещах: в конце концов, на его плечах лежала ответственность за судьбу других людей.

– Отойди, – холодным, несвойственным ему тоном потребовал Алекс, выкинув руку вперёд, словно указывал её место. В голове и так царил полный хаос, чтобы прибавлять к нему ещё и сексуальное влечение. Кем бы Амалия ни оказалась на самом деле, природной притягательности это её не лишало. – Вон туда, на расстояние вытянутой руки. Не нарушай моё личное пространство.

– Что за бред, Алекс? Какое пространство? – удивилась девушка.

Он даже не поднял на неё глаз… При этой мысли стало больнее, чем от любых насмешек и несправедливых обвинений. Сердце пропустило удар, и в груди разлилась горечь. Единственный человек, на поддержку которого она надеялась, был к ней равнодушен и неоправданно жесток.

– Очень прошу: возвращайся к Дину. Мне от тебя одни беды, – его спокойный, чуть приглушённый голос сталью врезался в сознание. Амалия сжала побелевшими пальчиками ключицы, стараясь сдержать судорожный вздох, – всё равно он на неё не смотрел, так что можно позволить себе секундную слабость. В голове не укладывалось, чем могла быть вызвана столь резкая перемена в нём.

Красавица привыкла, что Алекс держал её на расстоянии вытянутой руки, словно опасался тех эмоций, что она вызывает в нём, однако эти эмоции были! Как он смотрел на неё, как менялся в её присутствии! А теперь? Безразличие и отчуждённость. И это после того, как она, глупая, проводила подле него все свои дни и ночи. Из глубин живота поднималось раздражение и чувство оскорблённой гордости.



Мэл Кайли

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться