Дневник Некроманта

Размер шрифта: - +

Глава 4

В открытой деревенской местности стоит ребёнок, одетый в рваные лохмотья с маленьким походным рюкзаком, похожим на уменьшенную версию военного мешочка. Светло-голубые глаза отчётливо выделяются на фоне светло-русых волос, но сейчас они очень встревоженные, и вот-вот готовы открыть вход для рвущегося потока слёз. Мальчик стоит неподвижно и смотрит куда-то между деревьев небольшого, на вид, леса, его взгляд обеспокоено и напряжённо направлен вперёд, он будто ожидает какого-то сигнала. И вдруг откуда-то, эхом, издаётся взрослый мужской голос:
— Альфред! Альфред, сын! Сюда, сюда!
Мальчик тут же трогается с места и бежит в сторону звучавшего голоса, на ходу вытирая резко побежавшие слёзы.
— Папа, папа! Ты где? — Кричал маленький Альфред, голос которого был похож на встревоженный колокольчик, не понимая, откуда звучит голос из-за всестороннего эха.
— Я тут, тут. — Ответил спокойный голос с заметной ноткой облегчения.
Из-за дерева, окруженного зелёными, густыми зарослями, вышел высокий молодой мужчина. Его ровные, симметричные черты лица с аккуратно уложенными вверх волосами средней длины, по мужским меркам, достаточно гармонично подчеркивали легкую худощавость. Чёрный, приталенный кафтан с красной оторочкой, очень напоминавший мордовский шушпан, предавал мужчине особенно выразительный вид. Увидев сына, он резко побежал к нему и крепко обнял шепча:
— Не плач. Я знаю, это показалось тебе глупым и безрассудным, что я оставил тебя одного, но так было нужно.
— Тебя слишком долго не было, — с всхлипом, проглатывая звуки, вопил мальчик — почему ты так долго?
— Ну-ну, всё хорошо, я рядом, всё хорошо — повторял отец — я не хотел чтобы ты заходил в этот лес пока я не проверю всё тут и не найду место для нас. Ты же знаешь, что леса нынче опасные, никогда не угадаешь, как они тебя встретят.
— Знаю! — поспешил вставить сын.
— Ну, ты же хотел пикник, настоящий пикник, как у путешественников?
— Д-да, х-хотел, и хочу — немного успокоившись, ответил маленький Альфред.
— Пойдём, я нашёл прекрасное место для нас.
Они прошли через густо растущую, зелёную траву, ловя волосами паутину, и вышли на примятое вещами мужчины место. Альфред наслаждался присутствием отца рядом. Он очень любил его. Его привязанность к отцу была очень крепкой. Они много времени проводили вместе, не смотря на свою военную службу, отец всегда находил время для любимого сына. Он знал, как важно уделять достаточно внимания своему ребёнку.
В этом мире воспоминаний, папа был таким, каким он его всегда помнил — заботливым и любящим. Но перед глазами часто всплывала картина, того человека, который лежал в кровати отдавай свою жизнь страшной кори. Смерть навечно оставила свои следы в их доме. Мрак и холод поселился в воздухе, и былой очаг ушёл вместе с хозяином дома. Отец Альфреда скончался, когда мальчику было всего-навсего одиннадцать лет, и уже с того момента он начинал становиться взрослым.
Так как он был единственным ребёнком в семье, ему приходилось во всём помогать матушке. Было очень больно смотреть на мать. Она так боялась потерять сына, что всё старалась делать сама, но Альфред не позволял ей так рисковать своим здоровьем, после всех перенесённых стрессов от большой утраты, она совсем обессилила. Сын старался во всём показать, что его решение, взять право на все обязанности полноценного мужчины в доме, было достаточно взвешенным и обоснованным. Именно поэтому он брался абсолютно за всё. Даже когда приходили договариваться на счёт посадки клумб возле дома, все разговоры брал на себя. Так же посещал все деревенские собрания, на которые ходили обычно только взрослые. Все удивлялись и тайно восхищались храбростью мальчика.
Мать Альфреда каждый вечер запиралась у себя в комнате и вела монолог со своим покойным мужем. Говорила ему то, что не успела сказать ещё при жизни и то, чего не может сказать сейчас сыну. Плакала, не переставая, и постоянно благодарила Бога за сына. Сын это всё, что осталось у Изабеллы, — так её звали, — тот крючочек, за который можно ещё держаться в этой сложной жизни. Он был для неё настоящей опорой долгие и тяжёлые годы. До тех пор, пока не ушёл в свободное плавание в огромном океане своей судьбы. Путешествуя по стране в поисках новых приключений и изучению новых видов птиц.
Альфред был очень смышлёным юношей и по-настоящему увлёкся орнитологией в двенадцать лет, когда к нему в комнату через оконную форточку влетела необычная синичка. Она была сиреневого цвета, с маленьким тоненьким клювом белого цвета и чёрными крыльями. И с тех пор он рисовал её везде, где только мог, на чём и чем ему попадалось под руку. Палкой на песке, тонким продолговатым камнем на грязи. Однажды он навыскребал с деревьев много клея и попытался вылепить подобие своей загадочной птички. Соседские ребята прозвали его за это "обкрадывальщик деревьев". Мать до сих пор вспоминает эту историю с искренней улыбкой на лице и тоской в глазах.
Альфред стал взрослым и уже многое успел пройти в своей молодой жизни. Боль, трудности, одиночество, казалось, что детские забавы и увлечения должны были уже расплющиться под грузом всех этих жизненных испытаний. Да, он стал гораздо мудрее и образованнее с серьёзным жизненным опытом, но эта тайная страсть к птицам осталась жить и развиваться у него в разуме и душе. Ему не забыть ту синичку, которая прилетела к нему. Не залетела, а именно прилетела, так он всегда говорил своей матушке.
Сейчас Изабелла живёт одна, в том же доме где рос и воспитывался Альфред, где она сама собирала морщинки на своём заботливом материнском лице и где... умер её муж Теодор.
Сейчас маленький Альфред был счастлив в своём сне воспоминаний, где его отец находится рядом с ним. Они общаются, обо всём, шутят, радуются жизни. И он абсолютно уверен в том, что времени у них очень много, и можно просто наслаждаться этими минутами счастья.
Но вдруг он слышит, как кто-то вдалеке его зовёт, называя по имени, какой-то очень знакомый голос, и он не один там, рядом, кто-то ещё. Всё вокруг плавно растекается, солнце начинает поворачиваться многовековой спиной, он плачет, ему страшно. Отец прижимает мальчика к себе и говорит:
— Я рядом, не бойся. Я всегда буду рядом с тобой.
Альфред смотрит на любящую улыбку отца и верит каждому его слову. И в этот же миг его мир полностью исчезает, растворяется, и он оказывается в полной темноте.
Но вот появляется слабая полоска света, она постепенно расширяется и становится ярче. Альфред тяжело открывает глаза. У него перед лицом ещё стоит образ отца и сквозь эту отцовскую призму он видит, будто в тумане, огромную тушу того самого зверя который тащил его своими клыками по лесу. Он видит, что сам покрыт гигантскими пятнами засохшей крови. К нему бегут Расл и Беннет выкрикивая имя парня. Его лицо просветляется при виде друзей.
Это те самые голоса, он пытается подняться, но его тут же останавливает невыносимая жгучая боль во всём теле. Парни подбегают к другу и аккуратно берут его под руки, чтобы тот смог подняться, но замечая все его ужасные раны и залитую кровью одежду, садят его возле дерева.
— Б-беннет, Расл, это действительно вы? — Шепча произносит Альфред.
— Да, друг мой, мы здесь, — отвечает Беннет и сразу добавляет — ну и раны же тебе оставила это зверюга. Ты это, держись. Ты обязательно поправишься.
— Где, где мой отец? Он был здесь, он только что был здесь. — Ещё не до конца осознавая всего, шипел Альфред.



Антон Лепестков

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться