Дневник нестандартной принцессы

Размер шрифта: - +

Дневник нестандартной принцессы

1 июля.

Сегодня случилось страшное – мне исполнилось 17 лет. Нет, страшна оказалась не сама цифра, а то обстоятельство, что на момент ее исполнения я не замужем, и даже не засватана. Такое ощущение, что мои 17 лет подкрались незаметно, обогнув 15 и 16 лет соответственно, и пыльным мешком бабахнули по голове и батюшку, и вместе с ним всю дворцовую знать. Нет, батюшку хотя бы можно понять – последние 10 лет он провел в походах, и тот факт, что дочь выросла, его очень удивил, а куда смотрели все многочисленные советники – непонятно.

Попутно достижения мной почти преклонного (по мнению 50-летней старшей фрейлины) возраста, головы лишился и один из советников, который давно потерял королевское доверие. Причина при этом была озвучена вполне приличная – не озаботился поиском жениха для Ее Высочества. Не стоит и говорить, что после прилюдной казни, большая часть двора задумалась над поисками подходящей кандидатуры на роль моего жениха. У трона батюшки до сих пор стоит очередь из вельмож, которые спешно вспоминают имена неженатых принцев соседних стран. Главная задача – не повториться. Поэтому в списке претендентов на мою руку, сердце, и наше захудалое королевство, уже звучал 80-летний глуховатый и слеповатый принц одного из южных соседей. Притом, предлагающего такую кандидатуру вельможу совсем не озаботил тот факт, что принц уже 20 лет находится в заточении – пытался совершить переворот.

Батюшка, узнав о такой особенности жизни моего предполагаемого жениха надолго задумался, и даже прервал опрос придворных господ с тем, чтобы успокоить расстроенные нервы внеплановым обедом. Пользуясь случаем, я сбежала из тронного зала. А когда старшая фрейлина уловила меня за рукав и осыпая белилами, поинтересовалась куда я направляюсь в тот самый миг, когда решается моя судьба, закатила глаза и с трудом сдерживая смех (надеюсь, это походило на рыдания), сказала, что мне нужно осознать тот факт, что жизнь моя кончена. Наверное, я была очень убедительна, потому что старшая фрейлина промокнула платком свои глаза, сказала, что еще не все потеряно, и отправилась искать отца.

Разумеется, осознавать я ничего не спешила, а отправилась к придворному магу. Когда-то он пообещал мне, что как только я достигну совершеннолетия, он начнет обучать меня магии. Пора бы и напомнить ему об обещании, и неважно, что дано оно было под глубоким подшофе…Да и пьян маг оказался только потому, что я усиленно подливала в его эликсир бодрости вино. В общем, надо учиться магии. В крайнем случае, приготовлю какому-нибудь из принцев привораживающий лосьон.

2 июля.

Кошмар! Теперь жизнь моя точно кончена! А все потому, что старшая фрейлина отправилась к отцу совсем не для того, чтобы, как я надеялась, сказать ему о том, что замужество – еще не главное для женщины, и править я могу и без мужа. Эта старая … (зачеркнуто много раз, невозможно прочитать) порядочная женщина прорвалась к батюшке и напомнила ему о том, что если мы сами отправим сватов к какому-то из принцев, это будет выглядеть глупо, и поставит меня в неудобное положение. Отец растерялся, так как по воинской привычке он и помыслить не мог, что какое-то его решение будет выглядеть, мягко скажем, неумно, и решил прислушаться к этой (много раз зачеркнуто) старшей фрейлине. Не знаю как, но она смогла убедить его, что в настоящее время в нашем мире все решает репутация, и для того, чтобы заманить в наше королевство как можно больше приличных женихов, нужно создать из меня образ настоящей принцессы. Что старшая фрейлина вкладывает в это определение, я и подумать боюсь, но сегодня она забрала из библиотеки подшивки свитков с новостями со всех королевств, и закрылась в своей спальне. Даже обедать не выходила, хотя покушать фрейлина любит. Могу сказать, что предчувствия у меня ужасные, хотя помимо этих событий, день был прекрасный.

Мне удалось прижать придворного мага к стенке, хотя он и кричал, что ничего не помнит. Пришлось привести свидетелей – не зря я в единственный день опьянения мага, притянула с собой парочку стражников. Прочитав их мысли, маг удостоверился, что я не вру, и пообещал, что мы начнем занятия магией. Правда, при этом просил не говорить ничего батюшке, что я великодушно пообещала, подумав при этом, что если когда маг заартачится, можно будет напугать его прямо противоположными действиями. Конечно, я все понимаю, принцессам магии учиться не положено, но в связи с последними событиями, как бы так не вышло, что магия станет моей последней возможностью на спокойную жизнь. Еще не знаю, как именно, но уметь воздействовать на людей, лишним точно не будет.

3 июля.

Старшая фрейлина все-таки покинула свою комнату – для посещения завтрака, второго завтрака, обеда, полдника и ужина. Правда, предложений по выдаче меня замуж пока не последовало, но встретив меня в коридоре, она многозначительно потрясала пальцем и пафосно утверждала, что до момента, когда я стану счастливой, осталось чуть-чуть.

Занятия магией оказались не настолько интересными, как мне представлялось – маг дал мне кучу книг, и сказал приходить, когда выучу. Вот, сижу корплю.

4 июля.

Старшая фрейлина наконец-то выдала свою программу. По-моему, программа эта походит на революцию. В ее голове.

Фрейлина предложила моему отцу обратиться к опыту зарубежных коллег. Она два дня изучала подшивки свитков, особенно колонки со свадебными новостями, и у нее в голове сложился образ обычной идеальной принцессы.



Анна Батлук

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться