Долг, окрашенный любовью

Font size: - +

Глава 1

Глава 1
Англия, 1830 год
Джейкоб Тафт, граф Блэкни, судорожно сглотнул и опасливо озираясь, переступил порог комнаты, куда его препроводили для ожидания. Он не мог поверить, что вляпался в подобную авантюру, за которую теперь ему придется дорого заплатить. Оставалось надеяться только на то, что этой ценой не станет его собственная жизнь. Ведь кроме этого ему больше нечего было отдать. За его плечами не было ни одного лишнего цента, что уж говорить о других крупных суммах.
Нервозность еще сильнее охватила его и не в силах устоять на одном месте, мужчина заметался по комнате, пытаясь хоть как-то отвлечься. Но это не помогло. Ведь даже находясь в таком состоянии от него не ускользнуло то, насколько богато было декорировано помещение. Дорогая мебель, высокие книжные стеллажи, заставленные книгами в кожаных переплетах, все это говорило о непревзойденном вкусе хозяина этого дома. 
Ну почему, садясь за карточный стол с этим ублюдком, он не знал насколько беспощадным тот окажется? И не только беспощадным, но и очень богатым. И чем с ним может расплатиться бедняк?
Застонав от собственного бессилия, граф опустился на ближайший стул и обхватил голову руками. Этот ублюдок дал ему на раздумье три дня, и сегодня, уже совсем скоро придет потребовать свой долг. Но вот в каком виде?
— Милорд ожидает вас в своем кабинете.
Граф вздрогнул и торопливо развернулся. Погруженный в свои мысли, он даже не заметил, как в библиотеке появился дворецкий. С невозмутимым выражением на лице тот не сводил с него пристального взгляда, ожидая, когда он последует за ним. 
Понимая, что откладывать встречу и дальше не было никакого смысла, граф Блэкни подошел к выходу, а затем последовал за дворецким, прямо в кабинет дьявольского маркиза. 
Полумрак, в который был погружен коридор, как нельзя лучше соответствовал тому настроению, в котором прибывал граф. Страх, все чаще перехватывал горло и к тому времени, когда они наконец приблизились к кабинету, мужчина чувствовал, как у него подкашиваются ноги, будто он был слабонервной юной барышней, ожидавшей свою первую брачную ночь. 
Отступив немного в сторону, он с ужасом смотрел за тем, как дворецкий стучится в дверь, возвещая хозяину о прибытии посетителя. Грубое согласие, озвученное уже знакомым голосом, незамедлительно последовало за этим.
Дворецкий услужливо отрыл дверь, пропуская графа зайти в кабинет. Не давай себе времени передумать, Джейкоб вошел внутрь и едва не вздрогнул от того, с какой силой захлопнулась за ним массивная дверь. Словно закрылась клетка тюремной камеры, в которой неизменно оказывались должники. Графу не хотелось разделять их участь. Совсем не хотелось. 
— Присаживайтесь, граф Блэкли. Нам предстоит очень долгий, но не безынтересный разговор, — голос, полный грубой усмешки, прозвучал по другою сторону стола. И сколько бы граф не старался, рассмотреть говорившего так и не смог. Да, собственно, это ему было и не к чему. Образ маркиза впечатался в его сознание раз и навсегда. 
— Я пришел, как мы и договаривались, — с трудом выдавил он, опускаясь в глубокое кресло. Он просто больше не мог стоять на своих обессиленных ногах. 
— Не желаете ли чего-нибудь выпить? — миролюбиво поинтересовался маркиз, немного подаваясь вперед, — Не хочу, чтобы потом обо мне болтали как о не гостеприимном хозяине.
— Не откажусь, — облегченно выдохнул граф, откидываясь назад на спинку кресла. Он и правда был бы не против выпить, настолько сильно пересохло в горле. 
Маркиз протянул руку, и граф тут же услышал приятный звон колокольчика. 
— Как вы собираетесь отдавать мне проигранную сумму?
От этого неожиданного вопроса, заданного таким невозмутимым голосом, паника еще сильнее охватила графа. Сжав руками подлокотника кресла, он пробормотал:
— У меня нет такое огромной суммы. 
Маркиз равнодушно хмыкнул, как будто как раз такого ответа он и ожидал. 
— Тогда, у меня есть к вам деловое предложение. 
Дрожь страшного предчувствия пробежала по телу графа. Подняв руку, он ослабил узел шейного платка, который совершенно внезапно начал душить его. 
— Чего вы хотите? — прошептал он. 
 Маркиз подался вперед. Сохранив небольшую паузу, он продолжил.
— Мне нужна ваша дочь. 

Продолжение 

— Что вы хотите этим сказать? — с трудом выдавил граф, в волнении сжав руками подлокотник кресла. 
— Мои слова не разнятся с тем смыслом, который вы в них уловили, — маркиз бесстрастно пожал плечами, — Мне нужна ваша дочь, а вам нужно как-то вернуть мне долг. Иначе, уже эту ночь вы проведете не в стенах своего дома.
Граф тяжело сглотнул. Словно пораженный, он смотрел на маркиза, не в силах отвернуться или хотя бы моргнуть. Даже в полумраке комнаты он видел решимость на лице мужчины. Значит, отступать он не собирался.
— Но зачем вам моя Эмилия? — с дрожью спросил Джейкоб. 
Неужели ему действительно придется подвергнуть дочь такому унижению, который уготовил для нее маркиз? А то, что именно это ее и ждет, он был уверен. Любой родитель, хоть немного волнующийся о судьбе своей дочери, не пожелал бы видеть рядом с ней хоть кого-то, даже отдаленно напоминающего маркиза Рейвенстока. 
— Не будте глупцом. Шлюхи лишь согревают мне постель, но не более, — вполне искренне усмехнувшись, бросил маркиз. 
— Да как вы смеете говорить подобное о моей дочери? — на мгновение, всего лишь на мгновение, Джейкоб даже позабыл о страхе перед маркизом. Никто не имел право порочить имя Эмилии. Вскочив на ноги, он навис над столом, прожигая своего соперника пристальным взглядом.
— Сядьте, — рявкнул маркиз Рейвенсток, — Иначе, на этом моменте моя благотворительность сойдет на нет. 
От еще большего страха пот выступил на лбу графа. Тяжело сглотнув, он упал обратно в кресло, и поспешно достал из внутреннего кармана носовой платок. Пока он вытирал пот, в дверь почтительно постучали. 
— Войдите.
Теперь, голос маркиза вновь стал таким же выдержанным и надменным, что и был до этого. Кивнув молодому пареньку лакею, он указал на стол, показывая куда именно поставить высокий графин с бренди. 
Зажмурившись, граф поспешно спрятал платок, и быстро обтер ладони об брюки. Его взгляд тут же уцепился за янтарную жидкость, которую лакей так услужливо переливал в низкий бокал. Все правила хорошего тона, которые ему упорно приучали с самого детства, вылетели из его головы. Не дожидаясь пока маркиз примет свой бокал, он, в одно мгновение, опрокинул в себя бреди. 
Усмехнувшись такой поспешности, маркиз величественно кинул лакею, позволяя покинуть кабинет. Не прошло и мгновения, как комната вновь погрузилась в тишину, нарушаемую только тяжелым дыханием графа. 
— Почему Эмилия? Ведь, нет сомнений, вы можете выбрать любую женщину. Почему именно она? — граф потянулся, собираясь налить себе еще бренди, но поморщившись, передумал. Сейчас, как бы ему не хотелось, но трезвый ум ему был нужнее. 
— Вы, наверное, не верно поняли меня, — терпеливо пояснил маркиз Рейвенсток. Сложив руки перед собой в замок, он внимательно посмотрел на графа, — Мне нужна другая ваша дочь. 
— У меня нет других дочерей, — сдавленно пробормотал Джейкоб, чувствуя необычное смущение. Каков ублюдок! Такого он точно не ожидал. Неужели дела давно минувших дней так и не канули в бездну? Ведь он хорошо постарался, заметая свои следы. Чертова баба! Ведь он приказал ей избавиться от этого ребенка. А теперь, как выяснилось, он поступила с точностью да наоборот.
Маркиз невольно поморщился. Откинувшись на высокую спинку кресла, он постучал пальцами по подлокотникам кресла, словно подбирал подходящие слова для слишком глупого собеседника.
— Наверное, вы не до конца поняли, с кем связались. Не юлите передо мной. Я знаю все ваши похождения от и до, — грубо бросил он, показывая, что время шуток осталось в прошлом. — Мне нужна ваша дочь и вы сделаете все, чтобы завтра она была в моем доме. Как именно, меня не волнует.



Селена Касс

Edited: 21.01.2019

Add to Library


Complain