Долг ведьмы

Размер шрифта: - +

Глава 19 У руля Великий кормчий

Черный Воин покачивался у причалов Торжища, как громадный океанский лайнер. Ирка, Айт, Танька и Богдан стояли в самой верхней точке панциря и махали ликующей толпе. Над пристанью стоял непрерывный ор. Энатокеты с энтузиазмом махали ушами и вскидывали на караул копья, конелюди стучали копытами, а не имющие копыт конеголовы и черный конь – ржали. Среди толпы мелькали торговцы-лоточники и карманники. Торгующий ярко-голубыми леденцовыми драконами мужичонка огрел лотком обобравшего покупателя воришку, вынул из отнятого кошелька пару грошей за леденец и вернул кошелек… карманнику.

– Ирка, измени выражение лица, а то впечатление, что ты их сожрать хочешь! – сквозь рястянувшую губы улыбку процедила Танька. – Улыбаемся и машем, вон, бери пример с Айта!

– Он профессиональный правитель, а у меня уже рука устала! – простонала Ирка. – Долго нам еще?

– Как только – так сразу. Я больше рыбу с борта ловить не собираюсь! – отрезала Танька, следя, как на черепаший панцирь затаскивают подстилки и подушки, крынки и кадушки, и корзинки с выпечкой от госпожи Печки, и жареное мясо, и даже охапку клевера лично от коневруса.

– Все подарки посущественней она в автобус запихала, в то двойное дно, где оружие прятали, – ухмыльнулся Богдан, продолжая старательно махать. – Кроме автоматов – они у нас с собой.

– Зачем тебе вся эта фигня? А тем более автоматы? – подставляя ладонь одной руки под локоть второй, машущей, раздраженно осведомилась Ирка.

– Пригодятся, – огрызнулась Танька. – Восемьдесят процентов этой, как ты выражаешься, фигни я в нашем мире за пять минут продам!

– А остальные двадцать?

– За полчаса, – отрезала Танька, и кивнула бригаде разноплеменных грузчиков, заменивших в этом нелегком труде красных муравьев. На панцирь взгромоздили очередную корзину. Черный Воин шевельнул лапами, толпа заорала с удвоенным энтузиазмом, Ирка облегченно вздохнула…

– Стойте, стойте! – толпа раздалась. Через нее в паучьем облике стремительно неслась старая босорканя. Над головой у нее, точно праздничные знамена, развевалось что-то зеленое с капелькой золота и что-то голубое с серебром, то и дело пикируя на ткань, вился рой ос, а следом мчались босоркани помоложе, на ходу доплетая подол. У края причала босорканя прыгнула… протянувшись от подола зеленого платья, тончайшая нить напряглась как струна, превращая босорканю в мохнатый восьминогий воздушный шарик… в самое последнее мгновение молоденькая помощница-паучиха щелкнула жвалами, перерезая нить, и босорканя приземлилась на панцирь рядом с девчонками. Мгновенным движением затянула провисшую нитку, перед глазами у девчонок сверкнул проблеск блестящего шелка, шелест хрусткой, как вафельный стаканчик, бумаги… и босорканя развела четыре верхние лапы, протягивая изящно упакованные свертки.

– Вот! Открывайте только перед балом – перед самым важным балом! – наставительно сказала она.

– Они что, одноразовые, как у Золушки? – разочарованно пробормотала Танька, принимая подарок – что это за платье, которое даже примерить нельзя?

– Носи сколько захочешь! – хмыкнула босорканя. – Просто самое сильное впечатление они произведут в самый первый раз.

– Это такая магия? – поинтересовалась Ирка, разглядывая сверток размером с покет-бук – не иначе как платье-мини, да и то пришлось сложить раз в восемь.

– Это такая жизнь! – засмеялась босорканя. – Любое платье самое сильное впечатление производит в самый первый раз. – И она спрыгнула обратно на причал.

– Плывем отсюда, пока нам еще туфельки и драгоценности к этому делу не подогнали! – нервно бросила Ирка.

– Лучше задержимся – вдруг и правда подгонят? – ухмыльнулась Танька.

Айт покосился на обеих задумчиво, Богдан – задумчиво-раздраженно.

На краю панциря Черного Воина что-то шевельнулось, Танька нервно дернулась.

– Никак не могу привыкнуть, что он сейчас черный! – буркнула она, глядя на аж лакового от черной краски кота, что-то мурлыкавшего громадной черепахе.

Вода вокруг панциря взбурлила, и причал начал медленно удаляться. Какое-то время вокруг еще крутились украшенные цветами лодки с машущими вслед жителями Торжища – прощание плавно перерастало в массовое гулянье, – но Черный Воин активнее заработал лапами, отстали и они.

– Приятно, когда тебе так радуются, – по-кошачьи прижмурилась Танька.

– Особенно потому, что ты уезжаешь! – подхватил Богдан. – Что, в общем-то, и понятно, учитывая, как ты ребят обнесла, – он кивнул на забитые корзинами и свертками каюты.

– Они были только рады все это нам подарить! – поджала губы Танька.

– Еще бы – они ведь рассчитывали, что после этого ты уедешь!

– Тихо вы! – шикнула на них Ирка, настороженно наблюдая за маленькой, но шустрой лодчонкой, упорно пытавшейся держаться в кильватере Черного Воина. Закутанный в плащ низкорослый гребец яростно работал веслами. Ирка прищелкнула пальцами и зашептала:



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться