Долг веры

Размер шрифта: - +

Глава тридцать первая

Объединённая Держава, 398 гол

Он лежал на всё том же совершенно бесполезном ковре. Она, дева из его давних, забытых видений, стояла рядом, сердито скрестив руки на груди. Её взгляд – тот самый, с портрета давно покойной королевы Моники, которым она одарила бы, пожалуй, мужа после принятия абсурдного закона, - не растворился в пустоте его магии.

За окном он впервые за долгое время увидел что-то другое, не бесконечные молнии и громы. Он услышал тишину, потрясающую, звенящую тишину.

Она была такой же, как он увидел двенадцать лет назад. Такой же красивой, почти в том же платье - удивительно, что он помнил его спустя столько лет, - стройной и с точёными острыми чертами лица. Правда, вместо коварства сейчас её эмоции были окрашены алым оттенком гнева, но это как раз больше не имело значения. Он смотрел на неё, будто бы на богиню, и не знал, имеет ли право произнести хотя бы одно слово.

Он поднялся. Воспоминания возвращались медленно, и он всё ещё не знал, кто она была – воспоминание или очередное коварное магическое видение? Но он был готов провалиться в него; теперь, когда пришла ясность, осознание того, сколько горя он причинил людям, утонуть в иллюзии было бы лучшим выходом.

Он склонился к ней, впервые решившись поверить в удивительный, преследующий его уже много лет подряд образ…

И щёку обожгла пощёчина.

Магия стихла. Все силы, кипевшие в нём столько дней кряду, в один миг куда-то пропали, потому что она не забрала руку, а сжала его и без того рваный воротник, потянула на себя и, глаза в глаза, выдохнула:

- Я тебя убью.

Воспоминания вернулись вместе с её словами.

Карен? Карен?!

Он поймал её за запястье – девушка вновь занесла руку для удара, - и смотрел совершенно ошеломлённо. Он помнил своё время, он знал, кто он, он…

Он помнил, что он натворил.

- Карен? – выдохнул Шэйран. – Что ты здесь делаешь?

- Пришла тебя отравить по просьбе деда! – она дёрнулась, пытаясь освободить руку. – Но решила, что смерть будет слишком лёгким выходом. Ты! – девушка наконец-то вырвалась и тут же толкнула его в грудь, растеряв всю свою расчётливость и завидное хладнокровие. – Ты, как ты мог?! Из-за какой-то служанки, на которой ты сначала женился, два месяца мучить собственную страну? Да у людей уши заложило от твоих бесконечных гроз. Хоть бы пустил снег!

Он не удержал короткий смешок – тот сорвался с губ сам по себе, совершенно невольно, хотя Рэй искренне пытался удержаться. Он не понимал, что заставило его улыбнуться; наверное, подсознательно что-то толкнуло его на это абсолютно абсурдное действие. Он должен был молить у неё прощения, ползать перед нею на колени, но не смотреть, как восторженный дурак, не пожирать её голодным взглядом.

- Настоящая, - он коснулся её щеки, но тут же получил по руке. – Живая… Зачем ты сюда полезла? Я мог тебе навредить, - он опустился на колени, не в силах больше стоять на ногах. Вина, на мгновение исчезнувшая куда-то, обрушилась тяжёлым грузом на его плечи. – Я же мог тебя убить, Карен.

- Он мог меня убить, подумать только, - усмехнулась Карен. – И это единственное, что его волнует. Он мог сто раз умереть от голода, прервать династию, уничтожить страну, и всё это – ерунда, зато то, что он мог мне навредить – кошмар. Ха! - она метнулась куда-то к столу и через мгновение уже вернулась с подносом. – Ешь.

Шэйран удивлённо взглянул на неё. Его сознание возвращалось и ускользало быстрыми, стремительными скачками, и он не успевал за нею полноценно, порой просто молча провожая с ошеломлённым вздохом.

Карен двигалась с ужасающей стремительностью. Она поставила поднос прямо на ковёр, сбросила туфли и устроилась рядом, не беспокоясь об удобстве и о собственных пышных юбках. Взяла тарелку, вилку, наколола на неё первый кусочек мяса и буквально ткнула Шэйрану под нос, не заботясь о том, как это выглядело со стороны.

Он подчинился случайно, не задумываясь о своих действиях, и только вместе со вкусом еды понял, что произошло.

- Ешь, - с нажимом повторила она. – Я не уйду отсюда до той поры, пока не удостоверюсь в том, что с тобой всё в порядке.

- Я поверг страну в хаос, - прошептал Шэйран. – Как теперь со мною может быть всё в порядке?

- Ты себя переоцениваешь, - безапелляционно заявила она. – Ну, предположим, сначала действительно было невесело, но люди быстро ко всему привыкают. К тому же, у тебя очень мудрый отчим. Максимум вреда от тебя – это несколько покойников, что слишком нагло вели себя во время грозы, - Карен едва не ткнула его вилкой. - Ты довёл всех до того, что тебя собирались убить, понимаешь, убить?

Он пристыженно опустил голову. Карен совершенно не казалась смущённой; она сидела совсем близко, не дрожала, будто бы не видела всех тех кошмаров… Впрочем, она как раз и не видела. Хотя бы она не стала свидетельницей всего ужаса, что творился по его вине.

- И прекрати себя мучать, - уверенно выдохнула она. – Я больше не желаю видеть это несчастное лицо.

Шэйран послушно взял тарелку из её рук. Он ещё не до конца осознавал, что произошло на самом деле. Всё со смерти Тэры смазалось; он не способен был даже задавать вопросы. И Карен, смотревшая с вызовом, с возмущением, словно подталкивая его к действиям, всё ещё излишне напоминала тот самый трепетный образ.

- Ты не должна здесь находиться, - наконец-то с трудом выдохнул он, когда девушка всучила в ему в руки бутылку вина. – Я могу причинить тебе вред.

- Ты ничего не можешь мне сделать, - возразила она, - потому что я не чувствую твоего колдовства. А без него ты, Шэйран, ни на что не способен.

Он сделал глоток; Карен же вскочила на ноги, словно ничего не произошло, и поправила полы своего в конец смявшегося платья.



Альма Либрем

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться