Долг веры

Размер шрифта: - +

Глава тридцать пятая

Объединённая Держава, 398 год

Алексис почти с облегчением наблюдал за тем, как расползались тучи, прежде прочной стеной скрывавшие солнце. Казалось, они буквально растворялись в воздухе, одновременно тяжёлые, грозные, и в тот же миг податливые. В Дарне поднялся сильный ветер, хлопали окна, падали капли дождя, орошая уставшую от постоянных гроз землю. Стихия рвала тучи на мелкие кусочки, терзала их, клочками разбрасывала по небу, чтобы поймать там и уничтожить окончательно. Магия растворялась быстро, спешно, и можно было подумать, словно никогда и не случалось ничего дурного.

- Сработало, - мрачно промолвил дед, останавливаясь рядом. Он казался сейчас особенно сосредоточенным, и его взгляд пронизывал воздух, казалось, добираясь до самой столицы. – Значит, Карен смогла.

- У неё всегда получалось хорошо ладить с Рэем, - пожал плечами Алекс. Он никогда не сомневался в своей сестре; ни один разумный человек не ставил бы, прочем, под знаком вопроса успехи Карен. Иногда ему казалось, что девушка могла сделать всё, что угодно, что она была всесильна: отсутствие магии даровало ей твёрдую почву под ногами.

Риан ничего не ответил, но стал ещё более строг и сосредоточен, словно слова внука напугали или расстроили его.

- Мы отправимся в Лэвье? – спросил Алексис.

- Полагаю, да, - кивнул дед. – Нас там, наверное, ждут.

Его тон явственно свидетельствовал о том, что больше ничего спрашивать не следовало. От Риана буквально веяло холодом. Он в последний раз посмотрел на яснеющее небо, так, словно с кем-то прощался, и отступил от окна, оставляя Алексиса в одиночестве.

Алекс прижал ладони к стеклу, словно маленький ребёнок. В присутствии герцога Д'Арсана он всегда чувствовал себя младше, чем был на самом деле, хотя не мог так легко, как Карен, общаться с ним. С отцом контакт оказалось наладить гораздо легче; дед же был всецело предан внучке.

Окна были большими, и в детстве Алексису нравилось стоять на подоконниках и смотреть вперёд. Он не боялся высоты, потому прозрачный материал не внушал ему страха.

Где-то вдалеке ещё гремел гром, его остатки так и не развеялись в пустоте, но Алекс проигнорировал неприятный звук. Ему хотелось, впрочем, вернуться домой. В Рангорне, наверное, было солнце, и люди уже благодарили небеса за что-то невероятное.

- Ты не боишься упасть?

Он узнал голос, хотя этот насмешливый тон появился совсем недавно, возник, будто бы из пустоты, и вызывал у него смутное раздражение. Он оглянулся и смерил взглядом Этель, хотя прежде никогда не позволял себе такого. Одно её присутствие в эту секунду вызывало острый приступ раздражения. Алекс прежде не верил, что чувства могут так легко пропасть или измениться, но их отношения давно уже шли на дно, а в последние дни застыли на одной мёртвой точке и до сих пор не решались сдвинуться с неё в какую-нибудь сторону.

- Почему я должен бояться? – стекло под пальцами больше не было холодным и не приносило облегчения. Алексис отстранился от него и теперь встал напротив Этель.

- Мало ли, - она пожала плечами. – Ведь правду сказать ты мне боишься. Вместо короткого "я тебя разлюбил" ты выдумываешь всякую глупую ерунду о моём происхождении.

- Это не ерунда, - грубо прервал её Алекс. – То, что я сказал тебе о твоих родителях, чистая правда.

- Правда, которую тебе поведал твой папочка? А ты не задумывался, что он мог и солгать?

- Ты не понимаешь? – Алексис знал, что голос его звучал сегодня очень спокойно и равнодушно, хотя чувствовал он себя совсем иначе. – Я видел своими глазами. Твой отец носит на себе иллюзию, скрывающую его истинный облик от всех остальных. Даже если б не внешнее сходство, зачем порядочному человеку прятаться от других, даже от собственной дочери? Может быть, потому, что его секрет отнюдь не порядочен?

Этель дёрнула плечом. Она отказывалась верить в правду хотя бы потому, что правда эта была неудобной.

- Ты можешь говорить всё, что угодно, - бросила ему она, словно какое-то одолжение. – Но я всё равно тебе не поверю. Если хочешь, я сделаю вид.

- Я ничего не хочу, - сухо ответил Алексис. – Я чудовище, разве ты забыла? Мне всё равно, что ты думаешь. Просто оставь меня в покое.

- Чтобы ты убежал к этой дворянке?

- А тебе это так важно? – фыркнул он. – Тогда пусть. Да, я хочу убежать к этой дворянке. Не потому, что её статус выше твоего, не потому, что её родители не ходят под иллюзиями, а потому, что она не будет укорять меня за каждый сделанный шаг, будь он верным или нет.

- Значит, теперь ты в женщине ценишь покорность?

- Мудрость, Этель. Только это.

Она скривилась и отступила от него, будто бы признала всё это совершенно безнадёжной затеей. Презрение сменилось лёгким оттенком равнодушия, и если б Алексис не знал, что это всего лишь игра на публику, он бы поверил её словам и поведению, как себе самому. Впрочем, надеяться на искренность Рефо не приходилось; после тех потрясающих деталей биографии её родителей, которые поведал папа, почему-то верить не хотелось и вовсе.

Алексис никогда не думал, что их может рассорить такой, казалось бы, пустяк. Но Этель искренне ненавидела его родителей, а он испытывал отвращение к её отцу. Сама лживость ситуации выводила его из себя или толкала в совершенно исступлённое состояние.

- Ты меня вообще когда-то любил? – спросила внезапно она со всем превосходством в голосе, на которое только была способна.

Алексис вдруг отчётливо понял, что Этель, по сути, герцогская дочь, как и его собственная мать. Что сложись жизнь немножко иначе, и она смотрела бы на него свысока. Маркиза – теперь-то дочери получают звания наравне с сыновьями, разве что не могут передавать их своим любимым, выходя замуж, и теряют их сами, - де Крез, дочь одного из самых влиятельных политиков своего времени, и какой-то виконт Шантьи, сын практически простолюдина, поднявшегося невероятно высоко благодаря не только своему врождённому острому уму, а и привлекательности. Того более, второе, наверное, сыграло роль более важную, чем первое; отец никогда не скрывал, что, хотя он предпочитал пользоваться мозгами в любой ситуации, красивые улыбки устраивали его окружение куда больше.



Альма Либрем

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться