Долг веры

Размер шрифта: - +

Глава сороковая

Рангорн, 398 год

Теперь, когда всё встало на свои места, Акрен прочно связал охотников на иных и своих бывших коллег по пиратскому судну. Он совершенно не жалел, что дело привело его к такой развязке, напротив, разрубить закрутившийся много лет назад узел было бы любопытно. Он подозревал, что пираты думали не так о метке, как о собственной жадности; может быть, им казалось, что он всё ещё им должен, а может, они просто извивались от желания получить больше, чем заслужили. Во всяком случае, месть от чужой зависти не была для Акрена абсурдом; он не раз сталкивался с этим явлением и не сомневался в его живучести.

Тем не менее, он был уверен и в собственном успехе. Вольный никогда не позволял никому обыграть себя в картах, но вот граф Шантьи делал более серьёзные ставки, и играли они в основном в реальной жизни.

- Я могу тебя поздравить, - обратился он к Феликсу, когда тот явился с очередным докладом. – Твоя сестра в целости и сохранности.

Он передал ему письмо, хотя хотелось швырнуть, и помощник, забыв обо всем, склонился к короткому, сухому уведомлению о свадьбе виконта Алексиса Шантьи и леди Мари.

- Ваша Светлость… - Феликс запнулся. – Я не…

- Я ведь вижу, что ты рад, Феликс, - прервал его словоизлияния Акрен. – И понимаю тебя. Мой сын – достаточно хорошая партия для твоей сестры.

- Если вам неугоден этот брак, я прикажу ей ответить отказом, - сжав зубы, ответил Феликс. – И ваш сын даже не узнает о том, что она приняла это решение не самостоятельно, а с посторонней помощью.

- Бросьте это дурное дело, - покачал головой Акрен, - и не вредите им. Если они влюблены друг в друга, то я не имею ничего против свадьбы. Мой сын нашёл себе достойную невесту; честь же леди Мари никоим образом не пострадает после этого путешествия, хотя могла бы пойти молва. Путешествовать со своим женихом – невелика беда, а вот с посторонними мужчинами – выглядит действительно странно. В ваших интересах не препятствовать браку.

- Спасибо, Ваша Светлость, - поклонился помощник.

- Присаживайтесь, - со всё тем же уважением указал на свободное место Акрен, но сам встал и обошёл помощника, стол, остановился у стеллажа, на котором обычно ему оставляли бумаги на рассмотрение.

Феликс подчинился. Теперь он не мог, вероятно, и надеяться на ещё какую-нибудь милость вроде разрешения общаться с Карен; он провалил задание, а в расплату за это выдаёт сестру за такого видного жениха, как сын самого графа Шантьи. Подумать только, какая удача!

Разумеется, помощник Акрена был расчётлив. Он не стал бы брать на работу пустого идеалиста, знал же, что тогда они точно не сойдутся в мнениях относительно того, как именно нужно править страной.

- В последнее время меня всё больше и больше интересуют люди, которые вздумали лишить меня жизни в таком почтенном возрасте, - произнёс Акрен. – Будь мне двадцать пять, я бы счёл это забавным злоключением и согласился бы сыграть с ними в такую же игру, но в пятьдесят, признаться, утомился, потому желаю покончить с неприятностями как можно скорее.

- Мы усилим охрану, - с готовностью ответил Феликс, теребя воротник своей рубашки, кружевной, красивый и весьма дорогой. – Вам точно ничто не будет угрожать, Ваша Светлость.

- Нет, это не поможет, - медленно ответил Акрен. Его пальцы наткнулись на более шероховатую поверхность листов, и он выдернул именно нужный доклад из стопки. – Вот, полюбуйтесь. Покушение на площади, рассчитанное то ли на меня, то ли на Его Величество, череда провокаций… Пока вы были в Тирилии, Феликс, много плохого случилось, и это пора бы пресечь. Я подозреваю, что здесь мы имеем дело сразу с несколькими врагами, и по меньшей мере одного мне удалось идентифицировать. Так как я теперь знаю, с кем имею дело, мне хотелось бы пообщаться с ними лично.

Феликс не посмел сказать, что это может быть опасно. Он явно понимал, что Акрена не устроит подобного рода ответ.

Он принял протянутый лист бумаги и минут пять внимательно изучал сведения. Разумеется, он не обладал такими же способностями, как граф Шантьи, и дать своё заключение за считанные секунды просто не мог.

- Скажите, Феликс, - продолжил Акрен, - вы ведь знаете, в каком заведении жил тот маг, которого мы казнили за вспышку волшебной чумы в городе?

- Разумеется, - кивнул помощник. – Это было нетрудно. Вам угодно, чтобы эта таверна была зачищена, Ваша Светлость?

- Нет. Обратитесь к хозяину и полюбопытствуйте относительно большой компании. Человек из семи-восьми, достаточно большого возраста, старше меня на лет пять-десять. Спросите, где их можно найти. Мне всё равно, лично вы это сделаете или это будет агент… Скажите, что они пираты с "Пантеры"…

При упоминании о корабле Феликс едва заметно содрогнулся.

- Вы хотите что-то ещё мне поведать?

- Экипаж "Пантеры" задержали в море, - наконец-то произнёс он, хотя пауза была длительна. – И все были заключены в тюрьму в Дарне… Они посмели напасть на "Волка", на котором виконт и виконтесса Шантьи…

- Довольно, - прервал его Акрен. – Выполняйте в точности мои указания, а потом назовёте место и время. Попросите передать им, что с ними желает повстречаться Вольный, сыграть партию, и пусть они скажут, куда ему следует явиться. Вы всё поняли, Феликс? Выполняйте, - он отобрал у него документы. – И я надеюсь, что всё будет без задержек. Мне бы очень не хотелось выгонять такого талантливого помощника, как вы, а уж тем более в контексте нашего будущего родства, но всё же, работа есть работа.

Феликс сглотнул. Слова Акрена звучали, как самая настоящая угроза, да ещё и были произнесены соответствующим тоном. Любому порядочному человеку за такую выдумку должно быть стыдно, но ведь он-то не считал себя порядочным. Именно потому Феликсом играть было не удивление удобно; Алекс оказал своему отцу огромную услугу, приняв решение жениться именно на леди Мари.



Альма Либрем

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться