Дом Немилосердия

Размер шрифта: - +

Глава двадцать седьмая

Выбора не было – только бежать. Я побежала прочь, особо не думая о том, что стук моих ботинок вполне может выдать меня, как и о том, чтó я, собственно, натворила. Осознание пришло потом – за первым поворотом. Возможно, если бы я вовремя заткнулась, ничего бы не произошло, но... но это уже произошло, и убежать от этого было невозможно. Тогда от кого же я бежала? Сердце зашлось как бешеное, и я, остановившись, прижалась к ближайшему углу – прижалась, оперлась на него спиной и беззвучно закричала. Дыхание сбилось, как у тонущей, и я чувствовала, что неумолимо иду ко дну. Шла война на истребление, и я ошибалась, думая, что она направлена против меня. Их целью был Шарп. А я была всего лишь пешкой. Я по-прежнему оставалась всего лишь пешкой.

Грудь сдавило, как от удара, и я согнулась впополам, продолжая кричать. Я больше не надеялась на то, что вдруг из темноты появится Илай и вытащит меня отсюда; единственной моей темницей было лишь мое собственное тело, эти хрупкие плоть и кости, закрывавшие самое дорогое – мое сердце. Сердце, которое трескалось и разбивалось столько раз, сколько я не могла вспомнить и сосчитать. Мое собственное сердце было полем битвы, а я... а я...

Да черта с два, подумала я, когда смогла вдохнуть воздуха в свои легкие. Я больше, чем сумма моих же чувств. И если кто-нибудь осмелится разбить мне сердце, то, видит небо, он сам же и порежется осколками.

Я с трудом выпрямилась, оперлась рукой на угол и посмотрела в пустоту впереди себя. В самом деле, куда можно было убежать, если мой главный враг все еще находился в моей голове? А значит, нужно было перестать убегать и повернуться лицом, даже если лицо этого врага вдруг окажется моим же собственным отражением. Я медленно повернула голову и посмотрела за поворот. Я прекрасно знала, что там находится, и теперь могла поклясться, что с самого начала я бежала именно туда.

Спотыкаясь, я двинулась вдоль стены, крепко прижимая к себе спрятанный револьвер. Я не знала, зачем я схватила его, и не знала, с кем еще мне придется столкнуться. Я собиралась начать свою войну, а не быть оружием в чужой. Там, под моими ногами, находились люди, способные мне в этом помочь, но им же угрожала серьезная опасность. Моей задачей было предупредить их. А там... а там – хоть небеса об землю.

Я преодолела еще один коридор и наконец смогла собраться с мыслями. Слишком много дорог уже было пройдено, чтобы развернуться и пойти обратно. Я шла и шла, глядя прямо вперед, и не могла остановиться – я не остановилась бы, даже если бы мне пустили пулю в спину, я упала бы, вытянув руку в сторону той двери. «Это не твоя революция», - сказал мне когда-то Илай Морено, и только теперь я поняла, о чем он. Моя революция ждала меня в том подвале. Я упустила слишком много шансов, я совершила слишком много ошибок. Наступало время платить. Мы должны были заплатить – он и я, я и все мы, потому что мы все-таки были одинаковы. Только я не собиралась отрекаться от расплаты. Я больше ни от кого не собиралась отрекаться.

И тут это случилось снова. Я свернула вправо, и за моей спиной раздались шаги. Я знала: за мной должны были прийти. Ни секунды не сомневаясь, я выхватила револьвер и нацелила его туда:

- Стоять! Стоять или я стреляю!

- Тара... ты рехнулась? – раздалось с той стороны.

Я прищурилась, вглядываясь в полумрак. Крик вырвался у меня из горла, и я, опустив пистолет, бросилась туда.

- Касси!

- Тихо, тихо, - она крепко схватила меня за плечи, а я повисла у нее на шее. – Дура ты, Темпл, какая же ты дура...

- Без тебя знаю, - пробурчала я ей в плечо. – Зачем ты пошла за мной?

- Потому что я все знаю! – выкрикнула она на пол-тона громче, чем стоило бы. – Ты убила ее, Тара? Ты убила ее?

- Кого? Рамирес? Нет, но... - Я оторвалась от нее и оглянулась по сторонам. – Слушай, я пока не могу тебе сказать, ты уж прости...

И замолчала, не закончив фразу. Решение пришло внезапно. Однажды я отпустила Элли, и я не собиралась отпускать Касси – единственного человека, способного мне помочь. То, что я собиралась показать ей, могло либо разрушить ее, либо возвысить до небес. Но я не сомневалась больше. Ни секунды.

– Ты пока не в курсе, но... Нет, не то говорю! – вырвалось у меня. – Касси, не оставляй меня, - прошептала я, крепко сжав ее запястья. – Пойдем со мной. Я не хочу тебя ранить, но я больше не могу прятаться от тебя, тошно уже! Пожалуйста, Касси... пойдем со мной...

- Нет, ты все-таки дура, - Касси взяла меня за руки. – Думаешь, я пришла, чтобы вернуть тебя?..

...Мы поразительно быстро добрались до той двери с красной точкой. Касси крутила головой во все стороны, словно абориген, попавший в пятизвездочный отель – так сильно отличалось это помещение от того, что мы привыкли видеть вокруг себя. Но надо отдать ей должное: она молчала, не задавая лишних вопросов. Потому что я была не готова ей отвечать. Потому что я в любой момент могла сорваться и повернуть назад, на ходу придумав какую-то нелепую отговорку, и тогда все пошло бы своим чередом, но я больше не хотела этого. Я хотела сломать эти стены, но я не учла, что тогда нужно готовиться к синякам и ранам. И если бы стены обрушились на кого-нибудь из них – на Касси или на Илая – я бы закончила эту войну раз и навсегда, закончила бы ее смертью собственного тела.

- Что это? – не удержалась Касси наконец, взглянув на дверь. – Это что, секретный ход какой-то?

- Это – мой последний секрет, - сказала я мрачно, но торжественно. – И это – ключ к системе Гарнизона.

Стена стала поворачиваться, и Касси, ойкнув, крепко схватила меня за руку. Я потащила ее вперед, даже не думая о том, что ждет нас там, впереди.

- Пожалуйста, Касси, - произнесла я совсем тихо, как только мы зашли в лифт. – Поверь мне. Между нами было достаточно лжи и молчания, так что теперь... теперь просто поверь мне. Наш корабль дал пробоину, но мы можем все исправить. Ты ведь этого хотела? – Она молчала. – Касси, доверься мне. Я знаю, куда мы плывем.



Анастейша Ив

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться