Доминика из Долины оборотней

Размер шрифта: - +

Глава 7. Спасённые. Часть 2

     – Ну, представь, летим мы, значит, чтобы встретиться с дочкой Коулберта. Её подменили при рождении, отдав её родителям чужого мертворождённого младенца. И вдруг выясняется, что она жива. В общем, мы сразу же полетели к ней. И вот, когда мы уже видим дом, в котором она в тот момент жила, со мной вдруг связывается Франциско и говорит: «Я нашёл её, отец». Мне даже уточнять не нужно было – кого именно, всё было ясно по его тону.

     – В понедельник утром? – я подняла голову, чтобы увидеть лицо Фрэнка.  

     – Да, после нашей первой встречи на школьной парковке. Обычно, чтобы узнать свою половинку, нам нужен один взгляд в глаза и одно прикосновение. Но я и по одному только взгляду всё понял. Мне хватило.

     – Мне тоже, – пробормотала я, вспомнив тот момент, когда наши глаза впервые встретились. Прикосновение рук после уроков лишь подтвердило то, что я почувствовала утром: Фрэнк отныне – моя жизнь. И никак иначе!

     – И такое бывает, – кивнул Дэн. – Так вот, Франциско ошарашивает меня своим радостным известием, я всё ещё перевариваю новость, когда мы опускаемся перед домом и видим Рэнди, жмущуюся, как ты думаешь, к кому?

     – К моему дяде Гейбу, – пожала я плечами. Странный вопрос, как будто были варианты?

     – Тогда мы ещё не знали, что это твой дядя Гейб, зато ясно увидели, что рядом с Рэнди стоит её истинная половинка. Мы можем это видеть, ошибиться было невозможно. Итак, в один день произошло сразу два события, которые, вообще-то, случаются в нашей семье далеко не каждое десятилетие – двое моих потомков нашли свои половинки.

     В этот момент раздался писк микроволновки, и Фрэнк с явной неохотой выпустил меня из объятий и скрылся за нужной дверью.

     – Подождите, это не совсем верно, – возразила я Дэну, провожая Фрэнка глазами. – Рэнди встретила дядю Гейба ещё неделю назад.

     – Формально – да, но мы-то узнали о том, что она нашла свою половинку, лишь позавчера. Возможно, у Коулберта и были на этот счёт свои догадки, ведь он общался с ней раньше, но со мной он ими не поделился.

     – Так значит, мы с Фрэнком то же самое, что и Рэнди с дядей Гейбом?

     – Совершенно верно. Но и это ещё не всё. Спустя несколько часов братья Рэнди, Гилберт и Герберт, кстати, близнецы, встретили младших сестрёнок Гейба, тоже близняшек. И как ты думаешь, кем оказались эти две парочки?  

     – Половинками? – ответила я, потому что именно этого от меня и ждали. – Но, подождите, у дяди Гейба нет сестёр-близняшек, у нас в семье вообще нет близнецов!

     – Как нет? А кем же были те малышки, которых Гейб представил как своих сестёр? Они были слишком похожи на него, так что явно принадлежали к вашей семье.

     – Малышки? – переспросила я. – Неужели дедушка нашёл-таки Мелкого, и он оказался девочками-близнецами? Потрясающе!

     – Я и не знал, что ребята тоже нашли себе половинок, – садясь рядом со мной, удивлённо произнёс Фрэнк. – Но я рад за парнишек. Им почти не пришлось ждать.

     – Подождите, если близняшки и есть Мелкий, то им же всего по четыре года! Не рановато ли им половинок находить?

     – Вот и твой дядя взбеленился, когда понял, что произошло. Но нам удалось его успокоить. Собственно, это сделала Рэнди, нас он и слушать не стал бы.

     – Но четыре года!.. – я всё ещё была в шоке.

     – Не стоить спорить с судьбой, – пожал плечами Дэн. – Если она свела половинки так рано – значит, была причина.

     – А почему ты назвала их «Мелкий»? – спросил Фрэнк.

     – По привычке. Мы так называли в разговорах младшего ребёнка моего деда Алекса, которого он долго не мог отыскать.

     – Оборотни размножаются не так, как мы, – пояснил Дэн Фрэнку. – Мы можем иметь детей только от половинок, но в любое время, а они – с любой женщиной, но очень редко. В обоих случаях имеет место быть природное ограничение рождаемости, чтобы не случилось перенаселения. Но отец Гейба помешан на создании «новой расы», вот и старается использовать каждый свой шанс. Только когда имеешь дело с кучей женщин одновременно – порой сложно уследить, с какой именно ты использовал этот свой единственный шанс. Вот и потерял малышек, несколько лет искал. Нашёл, и тут же сбросил на старшего сына, как делал со всеми остальными своими детьми.

     – Да уж. Мне такого отношения к детям не понять, – покачал головой Фрэнк, ставя на пол опустевшую миску. – Дети – это величайшая драгоценность, как можно их бросать? Пусть и на заботливого брата?

     – И хорошо, что он так делает, – возразила я. – Какой из деда Алекса отец? А дядя Гейб – его полная противоположность. Папа говорил, что такого заботливого отца и среди родных-то поискать. Его ведь тоже дядя Гейб вырастил, так что он знает это на собственном опыте.  

     – Мне тоже понравился Гейб, – задумчиво протянул Дэн. – Думаю, Рэнди достался чудесный жених, он будет её любить и лелеять.  

     Последняя фраза Дэна вызвала у меня замешательство. Дядя Гейб был истинным главой семьи, забота о членах которой была смыслом его жизни. И каждый из нас знал, что всегда может рассчитывать на его помощь и защиту в любой тяжёлой ситуации. Но соединить дядю Гейба и слово «лелеять» мой мозг был не в состоянии. Потому что для меня это слово заключало в себе непременный физический контакт – ласки, объятия, нежные прикосновения, а дядя Гейб... Сложно было бы найти кого-то, кто совершенно не умел физически выразить свою любовь к ближнему, кто так же сторонился бы любых подобных выражений чувств, как дядя Гейб.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться