Доминика из Долины оборотней

Размер шрифта: - +

Глава 17. Игры детские и взрослые. Часть 4

     В это момент между нами втиснулся Лаки и, положив мячик на колени Томасу, посмотрел на него с самой умильной рожицей, какую я когда-либо видела у собак. Джереми, со смехом, схватил мячик и кинул его на поляну, Лаки радостно кинулся в погоню, Джереми побежал следом. Томас, опираясь на трость, поднялся с края песочницы.  

     – Пойду, поиграю ещё немного с Лаки, а то он ревновал к Стейси.

     – Мы, пожалуй, тоже пойдём, навестим Миссис Клювдию, – решила я.

     В принципе, программа-минимум по знакомству с новыми родственниками выполнена, теперь можно заняться тем, чего хотелось нам обоим. Мы попрощались со всеми, причём мне малышки сделали ладошками «пока-пока», а вот Фрэнк удостоился чмоков в щёку, видимо, за своё мастерство в изготовлении игрушек, после чего я была подхвачена на руки и унесена в нашу «тихую обитель» у пруда. Мы оказались там полминуты спустя, и едва деревья укрыли нас от всего окружающего пространства, наши губы слились в жадном поцелуе.

     Я осознавала, что Фрэнк удерживает мою голову, чтобы, видимо, я не навредила себе каким-нибудь неловким движением, ведь наши силы были несопоставимы. Но его плотные, неподдающиеся губы, были при всём при этом невероятно нежными. И они, и язык Фрэнка умело ласкали и исследовали мой рот, я в ответ проделывала то же самое, следуя за ним, копируя его движения. Но когда мой язык скользнул по его зубам, Фрэнк отстранился.

     – Нет, Солнышко.

     – Почему? – удивилась я, с трудом переводя дыхание. Мне всё было интересно, всё хотелось попробовать.

     – Мои зубы слишком острые, – пояснил Фрэнк. – Ты можешь пораниться.

     – Да? – этого я не знала. Мне как-то не приходило в голову интересоваться чем-то подобным в отношении своего вида, так что, я даже не знала – у нас так же, или это свойственно лишь гаргульям?

     – Значит, прикасаться к твоим зубам нельзя, – я приняла это ограничение. – А что можно?

     – Всё, что не причинит тебе вреда. Это будет компромиссом. Так я не нарушу свою клятву твоему отцу.

     – Мммм... А вот так можно? – и я присосалась к месту, где плечо Фрэнка переходило в крепкую шею. Я делала так вчера, и Фрэнку это, похоже, понравилось.  

     – Можно, – выдохнул он, убрав руки с моей головы и гладя мою спину. Я осознала, что за время поцелуя, который начался в то же мгновение, как Фрэнк со мной на руках шагнул под сень деревьев, мы сменили диспозицию. Сейчас Фрэнк сидел на траве, как и в прошлый раз, а я сидела у него на коленях, но не боком, как вчера, а лицом к лицу, обхватив ногами его талию. Потому-то мне и было так удобно с ним целоваться. Подумать только, я так сосредоточилась на наших губах, что всего этого даже не заметила! Осознав это, я мысленно пожала плечами – моё теперешнее занятие было слишком увлекательным, чтобы на что-то отвлекаться. Я снова поцеловала шею Фрэнка, лизнула – вкусно! – и попыталась слегка куснуть. Мои зубы скользнули по его коже, не сумев её даже слегка прихватить.

     – Хмм... Похоже, мои-то зубы для тебя абсолютно безопасны?

     – Абсолютно.

     – Но целовать мне нравится больше. Можно ещё?

     – Можно, – выдохнул Фрэнк.

     Я получила карт-бланш! Отлично, я могу сделать всё, что мне давно хотелось. А хотелось мне многого. Для начала я проложила дорожку из поцелуев от плеча по шее вверх, лизнула мочку уха, прошлась поцелуями по скуле, чмокнула кончик носа и вновь припала к губам, с энтузиазмом ответившим мне.

      Руки Фрэнка продолжали бродить по моей спине, уже не пытаясь зафиксировать мою голову – я приняла «условия игры», и не стану делать ничего, что может мне навредить.

     Целоваться было невероятно приятно, но мне хотелось продолжить свои исследования, выяснить границы того, что «можно». Поэтому я спустилась к подбородку, потом вновь проложила цепочку поцелуев по шее, только уже сверху вниз и по центру. Это было не особо удобно – мне пришлось сильно наклонить свою голову, а Фрэнку – откинуть свою, но я всё же это сделала. Потому что хотела сделать.

     Остановившись на ямочке между ключицами, проведя пальцем по цепочке, на которой, как я знала, висел фамильный медальон, я недовольно подёргала горловину футболки.

     – Она мне мешает. А можно её снять? Это ведь не причинит мне вреда, правда?

     – Можно. Не причинит, – согласился Фрэнк, и его футболка мгновенно улетела куда-то мне за спину. Надеюсь, не в воду. Судя по звуку, точнее, его отсутствию – не долетела.

     Я с жадностью стала рассматривать открывшуюся мне картину. Да, всё это я видела и раньше, прижималась щекой, даже целовала, но всё равно не смогла удержать восторженного вздоха – это было так прекрасно.

     – Знаешь, я начинаю понимать чувства того карлика из анекдота, – зачарованно возя растопыренными пальцами по грудным мышцам Фрэнка, пробормотала я.

     – Анек... дота?.. – голос Фрэнка заметно срывался.

     – Ну, того, который женился на великанше, – не отрывая глаз от того, что проделывали мои руки, пояснила я. – Он всю первую брачную ночь прыгал по ней и орал: «И это всё моё!» Это всё моё...



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться