Доминика из Долины оборотней

Размер шрифта: - +

Глава 25. Тайное убежище. Часть 4

     – Гейб действительно так сильно изменился? – удивился Фрэнк.

     – Поверь, это что-то невероятное, – закивал отец. – Встреча с Рэнди изменила его до неузнаваемости.

     – Бывает, – пожал плечами Фрэнк. – Они же половинки. Лично я вообще не удивлён.

     В этот момент мимо нашего дома по улице промчался щенок ньюфаундленда. Заметив его краем глаза, я выглянула в окно и увидела идущих следом Филиппа и Люси.

     – Стейси снова стала щенком, – констатировала я очевидное.

     – Ей это нравится, – послышался голос Филиппа. – Здесь она можно носиться сколько угодно, не боясь разоблачения. Она обращается по несколько раз за день, всё никак не нарезвится.

     – Ещё бы, столько лет подавлять в себе эту способность, – подхватил отец. – А ведь это часть её личности.

     – В каком-то смысле, малышке даже повезло, что её разоблачили, – задумчиво произнёс Фрэнк. – Конечно, её пребывание в плену приятным не назовёшь, но теперь она среди своих, ей не нужно скрывать свою сущность, а кроме того – теперь у неё есть любящие родители. Даже хорошо, что директор приюта просматривал ту запись.

     – А зачем он это делал? – мне как-то раньше в голову этот вопрос не приходил, но теперь такой поступок показался странным. – Зачем ему было просматривать видео из изолятора? Зачем там вообще камера, да ещё и явно ведь скрытая?

     – Действительно, – нахмурился отец. – Теперь и мне это кажется странным.

     – Даже очень странным, – кивнул Фрэнк. – И объяснение подобному поступку только одно...

     – Извращенец, – пробормотала я.

     – Да, педофил, – кивнул отец.

     – Может, вы делаете поспешные выводы? – несмотря на возражение, было видно, что мама тоже склоняется к подобной версии, просто не хочет верить в это. – Может, эта камера для того, чтобы наблюдать за состоянием больных? Чтобы помочь, если что...

     – Больной ребёнок трясся от холода под тонюсеньким одеялом, но никто не поспешил укрыть её потеплее. Что-то не особо похоже на чуткую заботу, – возразила я.

     – Если это правда, то остальные дети тоже в опасности, – вздохнул отец. – Нельзя всё просто оставить как есть.

     – Это легко проверить, – сказал Фрэнк. – Нужно устроить обыск в приюте на предмет видеокамер в других помещениях, а так же в кабинете и доме директора. А по результатам уже будем делать выводы.  

     – Но как? Нужен же ордер, наверное. Может, тот знакомый Гейба из ФБР поможет?

     – Солнышко, прежде чем подключать ФБР, лучше убедиться, что есть, к чему его подключать. Нет, проверят наши. Так, что никто и не заметит. Сама знаешь, это не проблема.

     – Знаю. – Я ещё не забыла тех застывших людей, когда Фрэнк нёс меня к убежищу.

     – Да, это вариант, – кивнул отец. – Осталось узнать, где находится этот приют.

     – Рэнди говорит – нет проблем. Гейб уже связался с Эндрю, у него есть все данные той корпорации, и всё, что касаются Стейси – тоже, в том числе и адрес приюта.

     – Рэнди и Гейб в курсе? – удивился отец. Я же восприняла слова Фрэнка как само собой разумеющееся – уже привыкла к тому, как легко гаргульи общаются между собой.

     – Да. Я связался с отцом и Рэнди сразу же, как понял, о чём именно зашёл наш разговор. А она озвучивала его для Гейба. Оказалось, никому и в голову не пришло задуматься о странном поступке директора, кроме тебя, Солнышко. Но сейчас все пришли к единодушному выводу – дело нечисто.

     – И что теперь? – спросила я.  

     – Теперь Эндрю разыщет нужный адрес, Рэнди передаст его Дэну, тот отправит в приют того или тех из наших, кто окажется ближе. Если наши подозрения подтвердятся – Гейб подключит своего знакомого из ФБР. На самотёк мы это дело не пустим, проконтролируем обязательно.

     – Это хорошо, – кивнула мама. – Обязательно нужно разобраться, что и как. Но если мы всё же ошибаемся...

     – Хорошо, если ошибаемся, – сказала я. – Я бы хотела, чтобы мы ошиблись, ради остальных детей. Но, в любом случае, этот человек не достоин того, чтобы и дальше работать с детьми. Стейси была на его попечении, она невинный ребёнок, зависящий от него, а что он сделал?

     – То же, что и приёмные родители Рэнди – испугался неведомого. И поступил подло. Не переживай Солнышко, что бы ни выяснилось, этот человек никогда больше не будет работать с детьми, это я тебе обещаю.

     – Держи меня в курсе, ладно? – попросила я.

     – Непременно, – кивнул он, потом вдруг хитро улыбнулся. – Хочешь полетать?

     – Спрашиваешь! Конечно, хочу! – я едва не запрыгала на стуле. Больше, чем летать с Фрэнком, я любила только целоваться с ним. Но на поцелуи вроде бы пока введён мораторий, зато полётами насладиться я вполне могла.  



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться