Доминика из Долины оборотней

Размер шрифта: - +

Глава 26. Новый "урок". Часть 2

     И то, что произошло после, показало мне, что я приняла верное решение. Чуткие пальцы Фрэнка начали играть с моими складочками, и когда я позволила себе окончательно расслабиться и прогнала смущение прочь, то поняла, насколько же это приятно, даже приятнее того, что губы Фрэнка творили с моей грудью. Удовольствие накатывало на меня, исходя из того места, где хозяйничали его пальцы, волна тепла и дрожи прокатывала по мне, словно цунами, на полпути сталкиваясь с другой волной, вызванной его умелыми губами. Эти волны становились все интенсивнее, удовольствие все ярче, и в какой-то момент, когда один из пальцев Фрэнка стал нежно потирать чувствительную пуговку в том месте, где сходились мои складочки, цунами ударило меня с неимоверной силой, заставив напрячься, изогнуться и громко завизжать от непередаваемого, ослепительного удовольствия.

     Спазмы внизу живота продолжались ещё какое-то время, продлевая моё удовольствие, волны которого потихоньку сходили на нет, оставляя меня обессилевшей и безумно счастливой. Прошло ещё несколько минут, прежде чем я стала осознавать окружающую реальность. Я почувствовала, что Фрэнк слегка покачивает, словно баюкает меня, губы его прижаты к моему лбу, а пальцы успокаивающе поглаживают всё ещё пульсирующее от пережитого наслаждения местечко между ног.

     Поняв, что я уже вернулась в эту реальность, он убрал руку, напоследок мимоходом приласкав источник моего удовольствия, после чего аккуратно вернул на место мои приспущенные трусики и застегнул джинсы. Я продолжала нежиться в его объятиях, уже совершенно не стесняясь того, что лежу перед ним с голой грудью – после того, что сейчас произошло, смущаться было бы уже просто глупо.

     – Что сейчас со мной было? – спросила я почти ровным голосом.

     – Это то, что последнюю пару веков называют оргазмом, Солнышко, – улыбнулся он мне в ответ, всматриваясь в моё лицо всё ещё очень темными глазами. – Ну, а если по-простому – ты кончила. Ты в порядке?

     – Более чем! – расслабленно промурлыкала я, потом нахмурилась. – А вот ты – нет, не в порядке.  

     Теперь мне стало понятно, почему глаза Фрэнка остались такими темными – твёрдый бугор, упирающийся в мою поясницу, не оставлял сомнений в том, что «полегчало» только мне, а Фрэнк всё ещё напряжён и возбуждён. Непорядок.

     Я встала с колен Фрэнка, точнее – сползла с них, усевшись на пол пещеры. Потом, набравшись храбрости, я положила ладонь на внушительную выпуклость.

     – Я могла бы помочь.

     – Нет, Солнышко, – Фрэнк перехватил моё запястье, он явно собирался отвести мою ладонь, но непроизвольно прижал её крепче. – Это пройдёт, нужно лишь подождать, потерпеть.

     – Но зачем терпеть? – решимость во мне нарастала по экспоненте. – Ты сейчас доставил удовольствие мне, я сделаю то же самое для тебя.

     – Солнышко, – Фрэнк явно колебался. – Ты ещё юная, невинная девушка, и нечто подобное – пока не для тебя. Я не могу тебя просить...

     – А ты и не просишь, – понимая, что практически победила, я взялась за пуговицу на его брюках. – Я сама предлагаю. Не волнуйся, я сделаю всё в лучшем виде. – И откуда во мне вдруг взялась такая смелость и уверенность? – Знаешь, я перечитала кучу любовных романов, и в некоторых описано всё ну очень подробно. А ещё, – продолжила я, понизив голос и вновь слегка краснея, – я посмотрела парочку фильмов для взрослых.

     – Парочку?.. – голос Фрэнка явно срывался, поскольку во время своего монолога я копошилась с застёжкой его брюк, и, похоже, что-то всё-таки порвала.

     – Ну, может, три, – бормотала я, раскрывая ширинку и стягивая вниз серые боксеры без всяких мультяшек, выпуская на волю напряжённый пенис Фрэнка. – Ого... Похоже, у нас проблема.

     – Про... блема? – голос Фрэнка срывался, он откинулся назад, опираясь на локти.  

     – Он не поместится, определённо не поместится, – наполовину испуганно, наполовину восхищённо бормотала я, пытаясь обхватить представшего передо мной красавца ладонью. Пальцы не сходились почти на дюйм.  

     Фрэнк то ли хохотнул, то ли хныкну, непонятно, а потом положил свою ладонь поверх моей.

     – Он поместится, поверь. Мы идеально подходим друг другу.

     Его рука стала двигаться вместе с моей, показывая мне, что делать. Скользя ладонью вверх и вниз, я поняла, что именно означала фраза в любовных романах: «Сталь в перчатке из бархата». Я продолжила уже сама, наблюдая, как Фрэнк откинулся на пол, его глаза зажмурились, руки, упавшие вдоль тела, сжимались и разжимались, зубы были стиснуты, изо рта вырывались стоны, а бёдра непроизвольно дёргались, вонзаясь мне в руку. Я вспомнила всё прочитанное и увиденное мною, и ускорила темп, подключив и вторую руку, то слегка сжимая тяжёлый мешочек, то обводя пальцем головку, которая была намного мягче, чем весь остальной ствол. Мне было и стыдно – вот так, сразу, ухватить мужчину, пусть даже и Фрэнка, за пенис, – и любопытно – ведь я впервые видела такое «вживую».

     Не знаю, как долго это продолжалось, мне показалось, что не очень, но после обращения я плохо ориентировалась во времени, как вдруг Фрэнк буквально зарычал, напрягся струной, а его рука вновь оказалась на моей и резко прижала его пенис к животу. Не успела я удивиться, как из отверстия в головке вырвалась струя густой беловатой жидкости, залив ему весь живот, и я сообразила, что не сделай Фрэнк того, что сделал, всё это оказалось бы у меня на лице, поскольку я склонилась довольно низко, чтобы рассмотреть всё в подробностях.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться