Драконовские сказки

Размер шрифта: - +

Мягкость и жесткость

— И чем же та грань мира отличается от нашей? — вопросов у Элле было много, но этот почему-то показался важнее прочих.

— Хороший вопрос, детка. Если б я еще знал ответ полностью и мог высказать его словами... впрочем, тогда я бы вряд ли выжил. Я и так в свое время умом тронулся основательно.

— А зачем ты мне это рассказываешь? — подозрительно прищурилась Элле. — Раньше из тебя слова было не вытянуть о твоем прошлом, а тут вдруг разговорился.

— Так тема такая. Благодатная. К тому же, ты все равно скоро уйдешь за ту грань, а значит, ты мне больше не ученица. Теперь с тобой можно и на равных поговорить.

— А я-то мучилась, как добиться того, чтобы ты меня воспринимал как равную. Всего-то и надо было, оказывается, увидеть вещий сон.

— Не обязательно. Можно было просто пристойно и быстро учиться, — усмехнулся Марий. — Но я уже понял, что это не твой путь.

— Ну, ведь ты же можешь хоть что-то рассказать мне про ту грань?

— Могу. И даже должен. Иначе тебя там прирежут в первом же переулке.

— Почему?

— Вот в этом-то коренное отличие той грани от нашей. В нашей грани тоже воюют, тоже убивают, тоже крадут... иногда. Но совсем не так, как там. Там не нужен ответ на вопрос "почему" или, тем более, "за что", чтобы кого-то убить. Там жестокие законы, к которым сложно приспособиться жителям нашей грани. Там могут вырезать всю семью за то, что один из ее членов совершил какой-то проступок, — и все сочтут, что это справедливо. Там война может начаться просто потому, что правителям захотелось крови. Там не казнят тихонько на заднем дворе тюрьмы, как у нас. Там казнь устраивают на главной площади, и люди считают это неплохим развлечением. Та расправа, которая тебе приснилась, — это, в общем, нечто вполне милосердное по законам той грани. Они ведь убили всех быстро. Это добрый поступок. Тем страннее, что ты видишь его во сне. В нем нет ничего выдающегося или неправильного — для той грани.

— Это мир чудовищ каких-то, — испуганно сказала Элле.

— Нет, детка, они не чудовища. Они такие же люди. Просто более жесткие. Мы живем — они выживают, им некогда думать о ценности человеческой жизни и другой ерунде.

— Я правильно понимаю, что без оружия туда соваться не стоит?

— Молодец, детка. Возможно, тебя прирежут не в первом переулке, а во втором. Но я бы на твоем месте задумался о сопровождении. В одиночку в той грани ничего не добьешься. В одиночку ты просто симпатичная мишень.

— Значит, надо искать, кто пойдет туда со мной.

— Ну давай, давай, сделай еще раз вид, что ты до сих пор не знаешь, кого попросишь о помощи. Это так мило. Ты, детка, совершенно разучилась врать. Не знаю, как ты выживешь на той грани с такими данными.



Анна Филатова

Отредактировано: 06.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться