Другая история

Размер шрифта: - +

Глава 10

Братство шло по подземельям Мории вот уже вторые сутки. Светлые находились в подавленном состоянии. Великое когда-то подгорное королевство гномов исчезло. На его место пришли тьма и запустение. Находиться здесь стало физически трудно, и команда хотела покинуть Морию, как можно скорее.

Чуть позади шла наша троица, тихо переговариваясь. Поддаваться общему унынию не хотелось категорически. Да и зачем? Лично от них уже ничего не зависит. Правда, даже Леша присмирел и больше не отпускал ехидных комментариев в прежнем количестве. Валера и так был тихим по складу характера, а Ксэлос…

Ксэлос молчала, изредка поддерживая разговор друзей. Да, теперь они стали друзьями. Как ни боялась девушка обжечься еще раз, как ни уверяла себя, что без близких людей рядом будет лучше, но симпатия быстро переросла в привязанность, преданность - дружбу.

Она тосковала по назгулам. Понимала, что по возможности она может их встретить здесь, но бывшие советники другие. Они не знают ее, не помнят ее выходки, учебу, первые шаги по управлению государством. Не помнят розыгрыши, шутки и сомнительные подвиги. А она помнила. Каждого из них. И от потери на душе было горько. Призраки, ставшие для нее такими близкими, ушли, в очередной раз спасая свою незадачливую повелительницу. В последний раз.

А еще Ксэлос скучала по Трандуилу. По холодному, высокомерному, но уже ставшему таким привычным эльфу. По Леголасу с его постоянными смешинками в глазах. По Мэридит, которая легко могла найти язык со всеми мимо проходящими и уговорить их на самые сомнительные и отчаянные авантюры. По Галадриэль — постоянной участнице их чисто женских разговоров, когда они перемывали косточки всем и каждому. Да, Балрог тебя дери, девушка даже по дракону соскучилась! По тому Смаугу, каким он предстал перед ней под сводами Одинокой Горы. По доброму, немного язвительному наставнику.

Все они остались там, в другой реальности. И добраться до них непросто. Но она постарается. Изо всех сил, потому что с каждым днем тоска душит все сильнее. И куда подевалась ее обычная циничность? Где прагматизм? Почему она медленно, но верно превращается в кисейную барышню?

Ну, нет. Она — Ксэлос, правительница Мордора, пусть и бывшая и жена одного ушастого дылды с гипертрофированной невозмутимостью! И она не станет ныть и плакать ночами. А если и будет, то только в укромном уголочке, чтобы ни одна гадина не увидела ее слабости. Она снова станет сильной, независимой особой. Вот прямо сейчас и станет. Что бы такое отколоть?

Неожиданно, ответ нашелся на одной из стен. Пятно от сажи и кучка подгоревших доспехов в углу. О том, что произошло с их обладателем, девушка старалась не задумываться. На ум пришла мысль.

— Эх, — мечтательно вздохнула Ксэлос, — вот бы шашлычка-а…

Гулкое эхо мигом разнесло ее слова по коридору. Светлые отреагировали по-разному. Кто-то споткнулся и тихо заматерился, смешивая разные языки, кто-то закашлялся, кто-то подпрыгнул, кто-то просто невозмутимо вздохнул. Но все дружно, как по команде, повернули головы к Ксэлос. С одинаковым выражением лиц, которое обычно изображают люди при общении с душевнобольными.

Под такими пристальными взглядами девушка уже подумывала смутиться, но тут ей пришел на помощь тот, от кого она меньше всего ожидала. Гимли.

— Да, хорошо бы сейчас кабанчика зажарить… — прогудел гном.

— С лучком, помидорами и специями, — подхватил Леша.

— И выпивкой, — вставил орк.

— С кусочком свежевыпеченного хлеба, — мечтательно протянул Мэрри.

Через некоторое время в мечты о пиршестве ударился весь отряд. Ксэлос осталось только почесать нос, недоумевая, как одна невинная, казалось бы, фразочка могла привести к подобному результату.

Потом Гэндальф остановился у одной развилки, пытаясь вспомнить, куда им идти. Братство разбрелось по коридору, а наша троица снова уселась неподалеку, разговаривая о чем-то и тихо смеясь. Возможно, такое поведение могло показаться странным и даже абсурдным, но сидеть в тишине и слушать редкие шорохи из темноты друзья не могли. Это быстро нагоняло страх, а бояться Леша, Ксэлос с Валера не хотели. Вот и разряжали обстановку по мере сил и возможностей.

Светлые посматривали на компанию с недоумением. Тема о еде сменилась оружием, оружие — женщинами, женщины — семьей, а потом все как-то плавно перешло на веселые истории из детства. По коридору то и дело разносились шепотки — Братство, следуя по стопам нашей троицы, решило не поддаваться унынию.

Затем чародей все же вспомнил верный путь, и компания потянулась в одно из ответвлений. Потихоньку накатывала тревога. Шутки уже не звучали, даже Леша с Ксэлос притихли, не желая нарушать тишину. Валера только вздохнул и проверил, хорошо ли вынимается из ножен ятаган.

Через некоторое время впереди показался слабый свет. Гимли было обрадовался и пошел быстрее, а за ним и вся команда, вот только… Увидев откуда именно исходит голубое сияние, рыжебородый гном разом побледнел. Подбежав к гробнице и разглядев имя, он зарыдал.

Светлые принялись осматривать помещение. Гэндальф нашел книгу с записями и начал аккуратно ее пролистывать. Чародей хотел узнать, что здесь произошло и как можно скорее.

Парочка неугомонных хоббитов и тут не могла обойтись без приключений. Мэрри осторожно прикоснулся к скелету рядом с колодцем, но не учел высокой степени его ветхости. Ксэлос, внимательно наблюдая за его действиями, только нахмурилась и дала знак Валере, держаться настороже. Знак этот заметил Леголас и переглянулся с Арагорном.

— Щас ка-ак грохнет! — прокомментировал ситуацию Леша.

И правда. Сначала голова, потом тело и само ведро на железной цепи упали в колодец. Снизу донесся оглушительный грохот, потом звук барабанов и орочьи выкрики. Как ни старались светлые, но незамеченным их присутствие не прошло.

Ксэлос заозиралась по сторонам, смутно помня большую опасность на этом моменте. Как назло подходящих укрытий не находилось. Девушка чертыхнулась. Потом Леша утянул ее за одну из колонн. В дверь, которую старательно укрепляло Братство, заколотили. Валера встал неподалеку от друзей, чтобы прикрыть их в случае угрозы. Светлые столпились у выхода, обнажив оружие и приготовившись к бою.

Бой не заставил себя долго ждать.

Лихолесец без перерыва стрелял во врагов. Арагорн и Боромир эпично ввязались в битву на выходе, присоединившись к Гэндальфу. Гимли подуспокоился после печального известия и вышел на тропу войны. Мэрри и Пиппин достали свои мечи и старались хоть как-то помочь друзьям, но получалось плохо. Сэм вовсю орудовал сковородкой. Надо сказать, получилось у него неплохо. Фродо играл в догонялки с каким-то орком. Валера отгонял противника от друзей. Голлум очухался, достал рогатку и начал обстреливать уродцев камешками, которые подавала ему Ксэлос. Урона, как такового, он не наносил, но отвлекал прекрасно.

А потом в увлекательную игру: заруби как можно больше противников и останься жив сам — вступил огр. Всем сразу стало крайне «весело». Ксэлос и Леша уже не знали, куда прятаться — целых укрытий не осталось. Оружия у парочки не было, да и сражаться они не умели. Оставалось надеяться только на собственную ловкость и пятую точку, вовремя предупреждающих об опасности.

К счастью, общими усилиями огра удалось убить. Никто не пострадал, только Фродо немного помяли, но он быстро оправится. Братству пришлось покинуть зал — оставаться здесь стало небезопасно. А Ксэлос внезапно вспомнила, КТО обитает внутри горы и вспомнила все известные ей ругательства. О такой подставе она уже забыла.

Команда упорно продвигалась к мосту, пытаясь выбраться наружу. Валера закинул Голлума на плечо, чтобы ускорить отход. Ксэлос побежала рядом, но они все равно чуточку отставали. Нагнать Братство у друзей получилось, только когда под сводами пещеры раздался яростный рев, и блики яркого пламени осветили ее стены. Ребята застыли.

— Ксэлос, — хрипло произнес Леша, — а это кто?

Девушка покосилась на него и решила, что терять больше нечего.

— А это, Леша, тот, к кому я так часто тебя посылаю.

— Балрог, — отчетливо сказал Гэндальф. — Быстрее, мы должны пересечь мост, пока он не появился!

Ксэлос переглянулась с Валерой. Лешу вновь закинули на плечо и понесли к выходу. Леголас на бегу отстреливал веселящихся по бокам орков. Хоббиты то и дело оглядывались назад. Леша с покерфейсом в очередной раз натягивал рогатку. Ксэлос поддержала Пиппина, едва не свалившегося с моста. Гэндальф пропустил команду вперед и теперь замыкал цепочку. И тут в языках пламени появился ОН — Балрог.

Братство тут же замотивировалось бежать быстрее и понеслось к выходу. Не тут-то было. Огромная огненная зверюга каким-то немыслимым образом учуяла магию Темного Вала и… заинтересовалась.

— Упс… — только и пискнула Ксэлос, увидев через плечо здоровенную лапищу, которая тянулась в ее сторону.

Проверять, что сделает с ней Балрог дальше, девушка не пожелала. Коротко взвизгнув она, выжимая из себя последние силы, полетела к выходу на. Братство кинулось за ней. Гэндальф, как и положено было по канону, преградил путь Балрогу и упал в пропасть вместе с ним.

Команда выбралась наружу, но ожидаемого счастья это не принесло. Светлые скорбели по серому магу. Они добрались до ближайшего укрытия и разбили лагерь. Решили остаться здесь на один день, а потом продолжить путь. Но двигаться дальше не хотелось. Потеря была слишком велика.

Не скорбела по магу только наша троица. Леше с Валерой он еще не стал настолько дорог, чтобы сейчас обливаться слезами. А Ксэлос прекрасно знала, что он не погиб, но делиться этим с остальными она не стала.

Девушку основательно потряхивало после Мории. И, может, никому она не призналась, но тогда испугалась до чертиков. Сейчас Ксэлос успокаивала себя тем, что ни в какие передряги с участием светлых она ввязываться больше не будет. Вот закончит миссию, вернется домой к своему Трандуилу и заживет нормальной жизнью. Даже платья изредка будет носить, чтобы статусу соответствовать. И этикету следовать станет. В самых крайних случаях, конечно же.

— Эй, ведьмочка, — обратился к ней Голлум.

— Чего тебе, чудище подколодное? — простучала зубами Ксэлос.

— Да вот спросить хотел, мы до цели-то без мага доберемся? Что-то мне подсказывает, что без этого члена команды мы квест не выполним.

— Выполним, — мотнула головой Ксэлос. — Он потом вернется.

— В смысле? — не понял Леша.

— Друг мой, — высокопарно начала девушка, потихоньку успокаиваясь, — эти светлые — такие заразы, что их даже Балрогом не проймешь!

Голлум усмехнулся. Услышавший эти слова Леголас удивленно хмыкнул и покосился на девушку. Но рассказывать об услышанном друзьям не стал. Если Ксэлос действительно та, за кого себя выдает, то ей лучше известно, что нужно знать Братству для победы над Сауроном.

Хотя было странно доверять этой девушке. Никаких оснований для того, чтобы верить ее словами, у эльфа не было. Просто внутри возникло ощущение, что они знакомы уже давно и неплохо друг друга знают. Ничего подобного Леголас еще не испытывал и хотел разобраться в этом чувстве как можно лучше.



Хелена Грин

Отредактировано: 04.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться