Два королевства

Размер шрифта: - +

Сердце ведьмы 2.5

Глава 5. Самайн 

Радомир, уже полностью одетый, привычно повесил на пояс меч. Он был в своей спальне. 
Тут в дверь постучали. 
- Войдите! 
В комнату вошла Латисса. Она оглядела наряд Радомира. 
- Ты уходишь? 
- Да, я иду на празднование Самайна, -  Радомир ждал,  что она назовет цель визита. Мать редко приходила к нему,  тем более просто так. 
Но Латисса задумчиво смотрела на него. 
- Зачем ты взял меч? Ведь ты идёшь на праздник! Собираешься с кем-то сражаться? 
Принц заколебался. Вообще-то он вооружился просто по привычке и скорее всего будет выглядеть нелепо в танце. Но признавать это не хотелось. 
- Мама, зачем ты пришла? - напрямую спросил он. 
Королева сказала: 
- Я хотела поговорить с тобой. Но вижу, что сейчас не подходящий момент. 
Радомир снял меч и положил на стол. 
- Да, мне нужно идти. Меня ждёт Агнет. Как ты думаешь, уместно будет привести её на праздник? 
- Да, разумеется, -  отвечала Латисса,  глядя на него своими черными с золотом глазами. 
На секунду Радомир подумал, что стоит рассказать матери о том,  чем они заняты. Но потом ему пришло в голову,  что она не одобрит их затею. И уж точно не отпустит его в лес, это же небезопасно. Он чувствовал, что у него появилось свое собственное дело. И он собирался сделать его сам. 
- До встречи, -  сказал Радомир, собираясь выходить. 
- Прощай, -  говоря это, мать вдруг обняла его. А затем улыбнулась и вышла. Радомиру стало не по себе. Что за странная манера у неё: прощаться каждый раз как в последний! 

Он шел по пожухлой листве. Глаз почти полной луны смотрел на него с холодным безразличием. Агнет шагала рядом. Она надела праздничное платье и теплый плащ и распустила волосы. В свете луны её светлое лицо казалось ещё белее. Она была похожа на ведьму. Оружия на ней не было видно. А Радомир без меча чувствовал себя голым. 
- В Аркароне тоже празднуют Самайн? - спросил Радомир. 
- Да, - отвечала Агнет с улыбкой. - Я люблю этот праздник. 
Завывание ветра становилось жутким. Черные деревья качались под его порывами. Радомир радовался, что надел теплую куртку. 
Вскоре он увидел, что они идут правильно: за деревьями показались отблески костра. 
Они вышли на широкую поляну. Там вокруг костра собрались парни и девушки со всего города. Их было человек тридцать. Они подбрасывали дров в огонь, угощались и разговаривали. Заметив их, некоторые с интересом разглядывали новеньких. Но тут один парень махнул ему головой. Радомир решил, что это приглашение. Он взял Агнет за руку и, пройдя через толпу, они оказались у огня. Радомир сел на бревно рядом с другими. Его спутница присела рядом. 
К ним подошла девушка. Улыбаясь, она протянула им кружки:
- Это рябиновое вино, угощайтесь! 
Радомир улыбнулся в ответ и принял кружку. 
Вино обожгло ему горло. Оно было горячим и крепким. То, что надо в холодную ночь. 
Агнет лишь слегка пригубила вино. 
Вдруг они услышали звуки тамбурина. Один из молодых людей весело встряхивал им, приглашая всех прыгнуть через костер. Это был традиционный обряд очищения перед началом нового года. Парни, смеясь, стали прыгать,  затем присоединились и девушки. Многие прыгали парами. Звон тамбурина и выкрики остальных подбадривали их. 
Радомир встал и предложил руку Агнет. Она колебалась секунду, но подала ему руку. Они подошли к огню. Взглянув друг на друга, они с разбега перемахнули через костер, держась за руки. На секунду пламя обдало их своим жаром, а затем отступило. Оказавшись на земле, Радомир засмеялся. Агнет улыбнулась ему. 
Всё ещё улыбаясь, они отошли, уступая место следующим. 
Когда все желающие прошли очищение огнем, музыкант взял в руки лиру. Он заиграл жутковатую мелодию. Участники праздника перестали веселиться и расселись вокруг костра. 
А он запел:

Как черна твоя ночь, холодна вода! 
Как поют ветра средь деревьев голых! 
Приходи, мы ждали тебя всегда. 
Приходи, мы снимем твои оковы. 

Белой пудрой покроешь для нас траву, 
Серой хмарью выстелишь наше небо. 
Приходи, мы собрали тебе листву, 
Приходи, мы поверим в любую небыль. 

Расскажи нам сказки в ночном лесу, 
Чтобы стыла кровь и дрожали жилы.
Те,  что смерть и холод с собой несут, 
Что правдивее правды, ты расскажи нам. 

И пусть каждого сердца коснется твоя рука, 
И шепнет дыханье твое ответы. 
Но горит костер,  вечность далека. 
И рассеется колдовство с рассветом.

Радомир смотрел на языки пламени и слушал пение. И в голове у него появлялись мысли вовсе не о ведьмином сердце. Он думал о себе и своем пути. Мама говорит, что он рожден принцем. Но ведь его отец не король. Всю его жизнь определяет пророчество. Но что если он не сможет ему следовать? Что ему делать,  если он не хочет быть королем? Как ему исполнить свое предназначение, не изменяя себе? Пламя весело плясало и уводило за собой в неведомое. В мир огня и света, где холодные синие проблески сливались с красными и желтыми языками. Где в глубине чёрного полена скрывались раскаленные докрасна угли. Где приблизившись слишком сильно к теплу и свету можно было почувствовать боль...
Музыка кончилась. Радомир очнулся от неё, как от сна. Он взглянул на Агнет. Она тоже задумчиво смотрела на огонь. 
Музыкант заиграл другую мелодию. Рядом запела флейта. Девушки встали вокруг костра и начали танцевать. Агнет смотрела на них некоторое время, а затем сбросила плащ и присоединилась к ним. Их движения были плавными,  они завораживали. Радомир любовался грацией Агнет. Он знал, что это танец Перехода. Он символизирует смерть лета и приход зимы. Медленные движения девушек изображали дыхание смерти. Через несколько минут к ним присоединились юноши. И танец стал задорнее. 
Радомир не собирался танцевать,  но Агнет взяла его за руку и потянула за собой. У него закружилась голова. Он позабыл обо всем. Мелькание людей и отблески костра увлекли его. Он танцевал со всеми и смеялся со всеми. Ему стало казаться,  что все вокруг - лишь сон. 
А потом он оказался один на один с Агнет под дубом. 
- Радомир, - сказала она, ослепительно улыбаясь. -  Ты хочешь узнать ответ? 
Он вдруг увидел, что это вовсе не Агнет. Черноволосая девушка была похожа на неё. 
- Какой ответ? 
- Любой! - засмеялась она. 
- Кто ты? -  спросил он, пытаясь сфокусировать на ней взгляд, но образ расплывался. 
- Висса, - ответила она и поцеловала его. 



Мария Хомутовская

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться