Ее звали Фира Ятамахи

Font size: - +

Глава 8

Глава 8

Чего мне не хочется- так это идти и «говорить» с Иби Джейн. Я знаю, что она заведет разговор именно о Фирее Ятамахи- после моего глупого поступка, жалкой попытки выгородить девушку от гнева владельца машины, все мои так называемые друзья от меня отвернулись. Ну, а кому нужен так опустившийся парень? У меня, оказывается, тут же появилась уйма недостатков- я дохляк, я каланча, у меня волосы как копна сожжённой до тла травы, у меня дешевый одеколон, а моя сестра- конченная наркоманка, отмороженная. И к тому же, у нее ноги кривые.

Я не искал этой информации, тем более, я не просил кого-нибудь рассказать мне, какого там обо мне мнения Гейл. Больше всего меня в этой ситуации обижало то, как много времени мне понадобилось, чтобы наконец-то отойти от их компании. Девичья манера оскорблять вызывала отвращение даже у самих блоггерш, и все «интервью» в интернете были подписаны «мнение одноклассниЦЫ Хью Гейба».

Абсолютно неожиданно, я так же узнал много нового и о них тоже. Подруга Иби Джейн, куколка Джессика, в конце прошлого года была вынуждена сделать аборт и даже не потрудилась скрыть это ото всех. Гейл не раз попадался «в любопытном положении относительно ног различных девушек», и управление школы много раз пыталось его исключить. Всякий раз его спасало близкое знакомство с сыном директрисы.

Все люди вокруг меня оказались не в меру порочны. Фира Ятамахи не раз являлась на экзамены в полупьяном состоянии; чем больше я существовал в среде отчуждения, тем больше узнавал шокирующих подробностей. Одно другого ярче.

Тем больше я разочаровывался в Фире. Ятамахи быстро утратила для меня образ честной бунтарки, борца за справедливость, девушки, которая идет только под своим флагом. Все это- романтика для любителей панка, анархии и революции. Она, как оказалось, совсем не стоила моих унижений и попыток «выгородить» ее. Мне пришлось совершенно случайно узнать любопытный факт- то, что за Фирой Ятамахи на урок явились не первого сентября, а аж через полтора месяца учебы, само по себе являлось шоком для «любителей школьной хроники».

Я не искал этой дрянной, грязной информации, всех этих мерзких историй. Скорее, они находили меня.

Я уже не знаю, что и думать.

Застегивая пуговицы на пальто, я пытался унять нервную дрожь, сотрясающую мое тело, словно глухие раскаты громкой музыки. Нужно учиться отказывать, тем более, к черту ли мне надо теперь их расположение? Я потерял его однажды, и, как оказалось, это не та потеря, о которой стоит горевать.

- Хью? Куда ты?- мама смущенно оглядывает меня с головы до ног. Я вздыхаю.

- Звонила знакомая по школе…- я выдержал паузу. Во рту появился вкус горечи, пока я произносил «знакомая».

- Ах…- мама кивает головой, но я знаю, о чем она думает.

- Нет, не та девушка. Мы с ней больше не разговаривали с того момента.

Мама не показывает виду, что я ее раскрыл, а лишь еще раз кивает головой. Но я вижу на ее лице плохо скрываемое облегчение.

Мы с ней больше не разговаривали с того момента.

Это неправда.

Просто она сама подвела черту.

Это случилось через три дня после того, как толстый мужчина прямо на уроке непонятно куда увел Фиру. Я поражался равнодушию ее родителей. Конечно, им в первую очередь сообщили о том, что сделала их дочь. Но, получается, если пострадавший явился за Фирой прямиком на урок, ее родители не изъявили желания во всем разобраться.

Ерунда какая-то.

Мои мысли были заняты именно этим вопросом, когда, откуда не возьмись, ко мне подбежала Ятамахи. Стоял прекрасный день; такая солнечная, по-летнему теплая погода встречалась в последнее время все реже и реже.

- Ты!- крикнула она мне в лицо. Я замер. Она выглядела совсем не так, как должна была- растерянной, обиженной до слез маленькой девочкой.

Но милый, только я решаю, что и кому я должна.

- Ты ублюдок!- она размахнулась и с неожиданной силой ударила меня по скуле. На школьном дворе было уже пусто; я выходил последним, прячась за колоннами у входа, чтобы как можно меньше находится в толпе.

Я не чувствую боли- все-таки, это не тот удар. Зато есть странный страх, и не потому, что она может сильнее.

Мне страшно, что я допустил большую ошибку.

- Ты унизил меня перед всеми! Заставил меня чувствовать себя беспомощной! Да кому нужно твое желание выгородить меня?! Шел бы ты!

Но Фира не уходит- вновь бьет меня, куда-то в шею. Теперь боль захлестывает меня с головой, хотя, опять же, она не вызвана ударом.

- Я всего лишь хотел помочь,- говорю я глухим, далеким голосом.

Ятамахи начинает злится еще больше.

- Помочь?! Помочь ты мне хотел?! Вот здорово! Но вот теперь слушай сюда!- она хватает меня за плечи и силком наклоняет к себе так близко, что мы почти соприкасаемся носами.

Прекрасный момент.

От Фиры пахнет ветром, асфальтом после дождя, свежескошенной травой; кружкой остывшего зеленого чая в теплый, приятный августовский вечер.

От Фиры пахнет всем, что я так люблю.

Она смотрит мне в глаза достаточно долго, прежде чем продолжить говорить.

Ее глаза- два великолепно ограненных оникса. Это не просто черный цвет, который мы видим в своей жизни. Это- цвет Вселенной, цвет необъятного Необъяснимого. Цвет Бесконечности.



CherrymshanovaA

Edited: 22.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: