Ее звали Фира Ятамахи

Font size: - +

Глава 29

Глава 29

Марк заглушает двигатель, не доехав пару метров до моего дома. Расплывчатые фигурки Бетт и мамы заставляют меня на секунду забыть о своих мрачных предчувствиях и предположениях. Сестренка с радостным визгом кидается мне на шею, пытаясь что-то быстро прошептать на ухо, но я не могу разобрать слов.

Взметнувшиеся пола черного пальто и быстро удаляющаяся фигура. Писк и непонятные, глухие звуки в ушах, словно все происходящее я слышу через комок ваты.

Мама обнимает меня гораздо крепче, чем сделала бы это при обычных обстоятельствах. Она пытается что-то сказать, но слезы брызгают из ее глаз и текут по худым щекам. Я вытираю их тыльной стороной ладони, смутно понимая, что она говорит про какого-то «взрослого мальчика», которым и является ее сын.

Мама, не верь глазам своим. Перед тобой не твой сынулька, мама. Он остался там, на краю пропасти, с полной надежд и мечтаний о светлом будущем душой; он всегда будет сидеть там, свесив ноги к краю обрыва. Но то, что стоит перед тобой- это фантом, инородное тело, сотканное из тревоги и усталости, бессонницы и кошмаров, терпкого запаха моря и пыльных комнат бедного отеля. То, что ты видишь- плод любви, мама. Это порождение не того любовного треугольника, где один человек- причина всех бед, другой- счастливчик, а третий- растерзанная душа. У нас все трое- растерзанные души.

Будешь ли ты любить меня, мама, зная, каким я стал?

Я знаю, что будешь.1

1. Отсылка к песне «Young and beautiful», Lana Del Rey

Я говорю все нужные дежурные фразы- о том, как скучал, как думал о них, как переживал, как рвался домой и так далее, и тому подобное. Я уже четвертый день не могу сфокусировать зрение, все предметы мутные, как будто я смотрю на мир через запотевший или ненастроенный объектив фотоаппарата. Гул и писк в ушах не пропускают основных звуков.

Я чувствую себя Пайпер Стоун.

А вот и она,- в не по размеру большом пальто, с собранными в хвост редкими белыми волосами, высокая и худая. Она- единственное, что я вижу четко. Пайпер помогает Марку выгрузить инвалидное кресло с Уиллом. Она наклоняется, пальто задирается, и я вижу тонкие длинные ноги, такие хрупкие и неестественные, что даже становится противно.

- Хьюго,- доносится до меня далекий и глухой голос мамы.- Это и есть те люди, про которых ты нам говорил?

- Не все. Только мальчик. Мужчина, его отец, сейчас уедет, а Пайпер будет жить у Фиры.

В моем голосе- скрежет металла плохо смазанных шестерёнок.

Мама кивает и мягко трогает меня за плечо.

- Хью? Все в порядке? Ты выглядишь нездоровым.

- Все хорошо, мам. Просто очень устал.

Устал. Устал. Устал. Устал искать выход из положения. Устал сражаться за непонятно что. Устал делать других счастливыми (пытаться, во всяком случае). Устал смотреть на изможденное лицо Пайпер. Устал смотреть на инвалидную коляску Уилла. Устал слышать встревоженный и дрожащий голос Бетт. Устал видеть, что все вокруг идет не так, как надо. Устал ошибаться.

Устал любить.

Я захожу в дом, и вдруг вся бесцветность сменяется невыносимо ярким букетом чувств. Каждая моя клеточка рвется прощупать, прочувствовать стены, пол, предметы. Я медленно иду по нашему длинному, обклеенному нежно-зелеными обоями коридору. Кто-то сзади включает свет, и медные светильники на стенах зажигаются тускловатым некрасивым светом. Стараюсь ступать мягко и бесшумно, сам не знаю за чем. Видимо, мне просто очень не хочется нарушать эту гнетущую атмосферу таинственности возвращения, такую непонятную для других.

На кухне меня ждет сюрприз. Фира Ятамахи, резким движением вскочив из-за стола, кидается вперед. Она как-то порывисто и быстро обнимает меня и отходит на пару шагов назад, внимательно вглядываясь мне в лицо.

- Привет,- тихо говорю я. Место ответа Фира снова походит вплотную ко мне и дотрагивается кончиками пальцев до моей скулы. Электрический разряд пробегает по телу, я вздрагиваю, а она отдергивает руку назад.

- Хью…- Фира беззвучно шевелит губами, а потом вдруг быстро целует меня в шею и выбегает из комнаты. Я успеваю поймать край рукава ее рубашки и притягиваю к себе, но он выскальзывает из моих объятий.

Как будто и не скучала вовсе. Как будто не хочет меня видеть.

Сказать по правде, я не ожидал такого большого скопления людей в одной комнате. Следом мне на плечи опускает тяжелые ладони Мэтт. Я оборачиваюсь и он тут же крепко меня обнимает, до боли сдавив мне лопатки.

Если бы мой отец был здесь, он меня обнял бы.

Если бы у меня был отец, он меня обнял бы.

Мэтт смотрит мне в глаза, быстро говорит что-то непонятное, а потом вдруг хватает мою ладонь и сжимает с своей.

Впервые я могу наконец-то увидеть его истинный возраст. Сеточка морщин вокруг все таких же по-молодецки ярких глаз, седые волосы на висках и пара белых, словно выгоревших на солнце прядей в челке. Я впервые вижу его побритым, с гладкими щеками. Мэтт делает быстрый вздох и говорит хриплым, тихим голосом:

- Хьюго… я не знаю… наверное… а, к черту, я просто хочу сказать тебе спасибо. За все. Спасибо, Хью. Ты… настоящий мужчина, ты можешь гордиться собой, потому что… мне… мне не стыдно за тебя, и я очень рад, что вы с Фирой вместе.



CherrymshanovaA

Edited: 22.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: