Егор

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

Мама

Ветка клёна билась в окно. Шумел ветер.

- Сегодня мама придёт — подумал я.

Я сидел перед окном и настороженно вглядывался сквозь нити дождя. Я хотел первым среди других детей увидеть маму.

Я живу в детском доме. Мне уже восемь лет. О себе: весёлый, общительный, любознательный, добрый. И я вовсе не хвастаюсь. Так обо мне отзываются педагоги. И вместе с тем я до сих пор так и не нашёл маму. Меня почему-то не забирали домой, а отдавали предпочтение другим детям, зачастую помладше. Я изо всех сил стараюсь понравиться, показываю свои рисунки, так как очень люблю рисовать. Взрослые обычно совсем ненадолго задерживаются возле меня, а потом уходят к другим детям.

- Сегодня придёт мама и я обязательно ей понравлюсь. А после мы пойдём домой.

На белом альбомном листе я нарисовал себя рядом с мамой, а недалеко от нас — дом, где мы будем жить. Больше всего на свете я мечтаю о своей семье. Как и каждый из воспитанников детского дома.

В сторонке от меня играли другие дети. Меня тянуло к ним, но я боялся, что упущу тот момент, когда придёт мама и поэтому послушно оставался на своём месте возле окна. Я силился представить как она будет выглядеть, но её образ всё время исчезал.

- Я буду любить её, какой бы она ни была. Красота ведь исходит из сердца. Несмотря на столь юный возраст, я уже многое понимал. Дети куда умнее, чем думают взрослые.

Я всё не отрывал взгляда от окна и вдруг...

Это была она. Моя мама. Высокая, статная женщина. Лица её я не разглядел. Возможно из-за ярко-жёлтого зонта. А может быть, она просто слишком быстро пробежала мимо окна и скрылась за крыльцом детского дома.

Я ликовал. Отойдя от окна, я собрал в охапку все свои рисунки и тщательно пригладил волосы. Я обязательно ей понравлюсь и она захочет забрать меня к себе домой. Я почти не сомневался в этом.

Я слышал её голос. Моя мама о чём-то разговаривала с воспитателем. Таким ласковым и родным в ту минуту мне показался её голос! Я представил себе, как мама будет рассказывать мне сказки перед сном или петь колыбельные этим самым голосом. Я замечтался.

- Это Егор. Очень хороший мальчик. Любит рисовать.

Воспитатель рассказывал обо мне моей маме, когда та подошла ко мне. Видно было, что её заинтересовали мои рисунки.

- Это ты сам нарисовал, Егор? - спросила она меня.

- Да, мама — вырвалось у меня.

Воспитатели просили нас не называть всех взрослых, что нас посещают мамами и папами, пока те сами не решат, кого они хотят забрать к себе. Это всегда несколько обескураживало взрослых. Моя мама тоже смутилась и что-то принялась шептать на ухо воспитателю. Та понимающе улыбнулась и кивнула в сторону небольшого кружка детей, где играли одни девочки. Я вдруг всё понял.

- Мама, зачем тебе нужна девчонка?

- Егор, прекрати сейчас же называть эту тётю мамой! Отправляйся в другую комнату и поиграй там! Сейчас же, Егор! Я жду!

Я ждал, что мама начнёт заступаться за меня и не позволит воспитателю на меня кричать, но всё оказалось тщетно. Мама даже не взглянула на меня. Она, шурша красивой одеждой, засеменила к девчонкам. Какие же они противные, эти девчонки. Мы, мальчишки, куда лучше. С нами же гораздо интереснее!

Я отправился в другую комнату, как мне и было велено. Я боялся, что меня могут наказать, забрать мой альбом с рисунками и карандаши, а также оставить без сладкого.

Уже гораздо позже, после обеда, я подошёл к столу на котором находились мои рисунки. Рядом со стопкой бумаги лежали пара шоколадных конфет, а также небольшая записка, пахнувшая сладкими духами.

''Эти конфеты тебе, Егор. Прости, но я не твоя мама. Твоя мама обязательно скоро придёт и заберёт к себе домой. Тебе нужно просто немножечко подождать. Ты очень красиво рисуешь. Я взяла один из твоих рисунков себе на память. Надеюсь, ты не будешь против, ведь нет? Всего тебе доброго, Егор!''

От обиды и сожаления мне хотелось заплакать. К конфетам я даже не притронулся. Тётя забрала тот самый мой последний рисунок, где я нарисовал маму, себя и дом. Рисунка мне совсем не было жалко. Я ещё нарисую. Будет даже лучше прежнего и тогда мама точно заберёт меня к себе. Я обязательно ей понравлюсь!

Я достал чистый альбомный листок, придвинул к себе карандаши и стал рисовать.

Ветка клёна билась в окно. Шумел ветер.



Дмитрий Шаров

Отредактировано: 11.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: