Егор

Размер шрифта: - +

Глава 17

Новости

Лето быстро пролетело. Оно всегда так делает, как будто всем назло. Я не сильно горевал, что пришла осень, но я так ждал именно это лето, что продолжал верить в чудо. Думал, что оно всё-таки заглянет на минутку в наш детский дом, и подарит всем если не радость, то хотя бы улыбку. Чуда не произошло. В мире взрослых его не ждут, а потому оно и не приходит.

Я по-прежнему называл Ольгу Владимировну мамой, но делал это как-то боязливо и неуверенно. Я видел, что она страдает не меньше моего, но всё же мне казалось, что она от меня намеренно отдаляется. Может быть это всё только ради меня, чтобы причинить мне как можно боли. Но разве её может быть слишком много? Боль либо есть, либо её нет. Даже в самых малых количествах боль остаётся таковой. Но я привык. Честно, привык. Всё не так уж и плохо.

Мне не так давно исполнилось девять. По странной случайности мой день рождения совпадает с днём семьи. Не буду вдаваться в подробности как прошёл этот праздник и что мне подарили. Главного я всё равно не обрёл.

Но что это я всё о себе да о себе. Есть и хорошие новости. Мне недавно пришло письмо от Юли, от той самой девочки, которую я учил рисовать. Она писала, что живёт с тётей и дядей в большом городе. У неё также есть собака — далматинец. Правда он ещё совсем маленький. Она пишет, что скучает по бабушке и немного по мне. Зовёт к себе в гости, правда точного своего адреса не помнит. В углу письма был изображён цветок и надпись ''От Юли''.

Я было сел писать ответ, но так как обратный адрес указан не был, то я не знал куда отсылать письмо. Я немного расстроился этому, но подумал, что Юля, возможно, напишет ещё. По крайней мере я очень буду ждать её письма.

За лето в детский дом попало семеро детей — пять мальчиков и две девочки. Все они примерно одного со мной возраста, за исключением крохи Вики, которой было только два годика. Был ещё мальчик лет одиннадцати, но у него, как и Юли, нашлись родственники, которые его забрали к себе.

Что ещё вам рассказать?

За лето трое детей обрели семью. Я искренне порадовался за них. Сейчас они окружены вниманием и заботой любящих их родителей. Разве игрушки, сколько бы их у тебя не было, могут заменить это?

За лето наш детский дом немного подлатали в связи с пожаром, но он по-прежнему нуждался в капитальном ремонте. Пару раз к нам в гости приходила какая-то комиссия, ходила по всем комнатам и что-то записывала. Они вздыхали, удручённо мотали головой и неизменно пытались что-то объяснить воспитателям, которые, как мне показалось, их не понимали.

Я раздал все свои игрушки, а также с лёгкостью расставался со своими рисунками, если кому из детей что-то нравилось. Страсть к рисованию во мне не утихала, но даже возрастала. Педагоги смеялись и прочили мне будущее знаменитого художника. Я бы и не отказался стать таковым.

Писали мне также и Леша с Полиной. Они очень по мне скучали, часто присылали подарки, всячески поддерживали. Они ещё помнили, какого это — жить в детдоме.

Сейчас я сижу перед окном и прислушиваюсь к шуму сентябрьского дождя, что барабанит по крыше нашего детдома. Я по-прежнему не понимал, почему в мире взрослых всё так сложно устроено. Почему нельзя быть рядом с теми, кого ты любишь. Зачем все эти бесконечные правила, если они не приносят счастья. Наверное это прерогатива взрослых — всё усложнять. И потому каждый день они выдумывают что-нибудь этакое, чтобы усложнить кому-то жизнь. Наверное нужно быть очень несчастным или взрослым, что в сущности одно и тоже, чтобы не замечать очевидных вещей — счастье в самом простом и обыденном. В мире взрослых, с их бесконечно запутанным устройством, в котором они и сами порой не в силах разобраться, нет места для простой радости, потому как всё время уходит на решение, как им кажется, очень важных вещей. По-моему, взрослые просто разучились различать среди всей суеты жизни действительно важное, иначе всё было бы по другому. Иначе меня бы здесь не было.

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Дмитрий Шаров

Отредактировано: 11.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: