Егор

Размер шрифта: - +

Глава 19

Колыбельная

В последнее время я часто подолгу не могу уснуть. Я конечно переживаю ещё из-за всей этой ситуации с приёмной семьей, с тем, что у мамы (Ольги Владимировны конечно) никак не получается забрать меня к себе. Но, как я уже говорил, я стараюсь не думать только о себе. Слишком много детей, которые нуждаются в заботе и любви, но ещё больше взрослых, которых это мало волнует.

Ночь сегодня выдалась ясная и звёздная. Ещё утром был маленький дождь, но уже к полудню он перестал. Моя кровать располагалась как раз напротив окна, откуда был очень хороший обзор на происходящее в нашем дворе. Стоит только немного подбить подушку горкой, чтобы было поудобнее смотреть.

Я не боялся никаких теней, казавшихся странными ночных звуков или воющего ветра. Всё это давно стало для меня чем-то привычным, отличительной чертой самой ночи. Иногда, всё же, я пугался чего-то и тут же прятал голову под одеяло, но страх быстро отступал и я снова с любопытством смотрел в окно. Рядом со мной, сонно, заворочался Димка. Педагоги вечно жалуются на него, потому как он никогда не сидит на месте и вечно озорничает. Если кто-то сломал игрушку или что-то утащил с раздачи, то будьте уверенны — это Димка. Мы с ним даже сдружились в последнее время. Я вижу, как ему не хватает той заботы, что могут дать только родители. Может даже больше чем кому бы то ни было в нашем детском доме.

Чуть скрипнула входная дверь в нашу спальню и я поспешил закрыть глаза. Елена Дмитриевна (а это была она) бросила быстрый взгляд на кровати, где спали её подопечные и так же, чуть скрипнув дверью, удалилась.

Я открыл глаза и предался мечтам. По-моему, это самое необходимое в жизни каждого человека — мечта. И не так важно сбудется она или нет. Куда важнее само её наличие. А иначе просто нельзя.

В моих мечтах всё было просто и радостно. Никаких воздушных замков, а всего лишь небольшой, но очень уютный дом, где меня ждёт мама.

Я вновь закрыл глаза и кажется даже уснул. За окном, чуть слышно, поскрипывали ветки клёна. Уличный фонарь, стоявший неподалёку позади забора, тускло освещал нашу мальчишескую спальню. Вновь завозился Димка, перевернулся на другой бок, спрятал голову под махровое одеяло.

- Дим — тихонько позвал я.

Нет ответа.

- Дим — повторил я свою попытку.

Ответа нет.

- Дим — уже совсем шёпотом произнёс я.

Димка только чуть поддёрнул головой и вновь затих.

Мне вдруг нестерпимо захотелось поговорить хоть с кем-нибудь. Не важно даже о чём, просто поговорить.

Я сбросил одеяло и сел на кровати, свесив ноги. Мне вдруг показалось, что стало как-то темнее вокруг. Я одел тапочки и вышел из спальни.

В коридоре горела старая лампочка. Пахло краской. На втором этаже утром красили пол. Под не острожными шагами скрипнула половица и я тут же замер.

- Егор, ты куда собрался?

Из комнаты педагога выглянула Ольга Дмитриевна. Она недовольно посмотрела на меня, потом вздохнула и чуть улыбнулась.

- Я захотел пить.

- Егор, если ты будешь на ночь пить, то потом не сможешь уснуть бегая в туалет.

- Я знаю. Я больше так не буду.

- Егор, я вовсе тебя не ругаю, просто...

Елена Дмитриевна так и не закончила фразу, а лишь ещё раз улыбнулась и скрылась в своём кабинете.

Возвращаясь обратно, я вновь наступил на половицу. Та скрипнула подо мной. Я вдруг вспомнил, что заныкал конфету, которую хотел съесть после отбоя, но подумав, что от сладкого мне ещё сильнее захочется пить, отбросил эту идею. Несмотря на уж почти полуночное время сон ко мне не шёл. Я прислушивался к шуму ветра за окном, к сопению Димки, к проезжающим неподалёку автомобилям.

На ум пришла мелодия колыбельной песенки, которую мы учили на одном из занятий. Слов я почти не помню, зато мелодию отлично. Она иногда играет у меня в голове. Под неё у меня хорошо получается уснуть. По крайней мере получалось до сегодняшнего дня.

Я всё-таким заснул. Мне снилось, что я играл с детьми на нашей детской площадке, а потом меня взяли за руку и отвели куда-то, где было очень темно и пахло краской. Потом пришла Ольга Владимировна, насыпала мне в ладони много-много разных конфет, поцеловала в щёку и исчезла. Дальше мне снилось, будто я лежу на носилках в машине скорой помощи, а надо мной склонилась Юля. Она показывает мне свои рисунки и смеётся.

Тут я проснулся. Было ещё темно. Ветер перестал, только мелодия колыбельной всё не выходила из головы.

Дим — позвал я.

Дим — уже громче чуть сорвавшимся от волнения голосом.

- А, что такое?

Димка недовольно оторвал голову от подушки и хмуро посмотрел на меня.

- Чего тебе, Егор?

- Я... я... просто... знаешь... сон плохой приснился — виновато ответил я.

- Бывает. Спи. Скоро вставать.

А через минуту послышался уже знакомый сап.

Я вновь, с небывалой доселе остротой, почувствовал себя одиноким и никому не нужным.

 

 

 

 

 

 



Дмитрий Шаров

Отредактировано: 11.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: