Экзорцист. Печать Контракта.

Размер шрифта: - +

Глава Х (Часть 2)

 

Тяжелая дверь закрылась за ним, прежде чем Мария успела что-либо спросить по этому поводу, но она совсем не расстроилась, оставшись в одиночестве. Сейчас её куда сильнее занимал увиденный сон. Впервые за всё время девушке приснилось нечто подобное. Обычно, ложась спать, она была настолько измотана, что ей снились лишь бессмысленные обрывки прошедшего дня. А те ночи, которыми её пожирало сновидение прошлого, так и вообще в расчёт не брала.

Так что же изменилось на этот раз? Что же стало причиной того, что сегодня она впервые увидела такое приятное и спокойное сновидение? Конечно, оно был несколько смято и непонятно. Куда скорее оно было похоже на позабытое воспоминание, нежели на сон или…

Улыбнувшись, Мария прогнала от себя появившееся предположение о его возможной природе, впервые обратив внимание на комнату, в которой находилась. На келью та не походила, очень просторная и светлая, к тому же Михаэль мог без каких-либо проблем находиться в ней. А значит, настоятельница ничего не имела против этого, так как подобное и не нарушало установленный ею порядок.

Встав босыми ногами на холодный пол, борясь с лёгким головокружением, Мария как можно осторожней подошла к окну. Оказалось, что напротив комнаты был монастырский сад, а справа церковь. Возвращаясь в памяти на день назад, когда она приходила сюда при свете, девушка пыталась вспомнить, что же за здание здесь находилось. Небольшое и аккуратное. О нём никто ей не говорил, да и она сама не спрашивала.

«Лечебница, - сообразила, вспомнив о Мишель. – Аврора приходила сюда, чтобы навестить её, прежде чем получила запрет покидать монастырь без моего присмотра. Так вот почему и Михаэлю позволено навещать меня. Хотя в подобном случае даже запрет его не остановил бы… Наверное, из-за этого мне и приснился такой сон. Может, всему причиной стали слова Орин о том, как мой выбор повлиял на судьбу. Вот только кажется, что я и впрямь скучаю по Франциско…»

- А вот и обед, – улыбнулась ей Аврора, войдя в комнату.

- Спасибо, я ужасно хочу есть!

- И неудивительно. Ты же так долго не ела. Что-то не так? – сразу заметила странные нотки вины на её приятном лице.

- Ну что ты, не обращай внимания. Это я о своём задумалась.

- И о чем же? – поставила принесённую похлёбку около кровати. - Что тебя так расстроило?

- Их так много, – вернулась обратно в прохладную постель. – Сколько бы не прошло времени, скольких бы демонов мы не убили, всё равно ничего не меняется. Что бы я не делала – всё впустую. Как только мы уходим из одного города, они появляются в другом. Даже и не знаю, есть ли хоть какой-то смысл в том, что я делаю.

- Но вы ведь спасли меня и всех тех, за кем бы он пришел после. Неужели этого мало?

- Пока мы помогали вам, в другом месте пострадал кто-то ещё. Эту войну нам не выиграть.

- И ты считаешь, что в этом есть твоя вина? – спокойно взглянула на неё Аврора без каких-либо укоров в синих глазах.

- Возможно…

- Не стоит приравнивать себя к Богу, Мария. Если ты коришь себя за то, что не смогла сохранить чужую жизнь, то считаешь, что была на это способна. Когда единственный, кто в праве и силе распоряжаться человеческими жизнями, – Господь. Понимаешь?

Выслушивая эту совсем юную девушку, Мария ненадолго лишилась дара речи, тут же взорвавшись от смеха.

- Обожаю тебя, Аврора!.. Как же я всё-таки тебя обожаю!..

В это мгновение Марии показалось, что если бы она могла плакать, то непременно бы проронила слёзы счастья. Замечание Авроры было таким иронично-саркастичным, но настолько верным, что сковывающие её цепи вины разорвались на части.

- Ты права, - потянулась, чтобы обнять, - я не Бог и не могу спасти всех, как бы ни пыталась.

- Тише, Мария, а то у тебя снова голова заболит.

- Хорошо.

- А теперь ешь и отдыхай, – скомандовала Аврора, расправляя хабит.

- Ну что ты, я и так уже столько времени дурака поваляла.

- Не спорь! Михаэль предупреждал меня, что ты капризная, но я даже и не предполагала, что настолько. И если сейчас тебе хорошо, это совсем не значит, что через минуту всё останется по-прежнему. Приятного аппетита, он это всё сам для тебя приготовил, а вот хлеб испекла я. – прикрывая за собой дверь, улыбнулась девушка.

Как следует поев, Мария поняла, что на самом деле безумно устала. Всего лишь какие-то два часа бодрствования полностью обессилили её тело. И потому, как только появившаяся монахиня унесла грязную посуду, девушка удобно устроилась в кровати.

Проснуться на рассвете Марию заставило странное ощущение, что больше она в этой комнате не одна, показалось, что всё это время рядом с ней кто-то находился. И не просто сидел рядом, а ещё и убирал волосы с её лица, поглаживая по тонким пальчикам. Когда Мария вспомнила это, ей стало не по себе от своеобразного ощущения безысходности. Словно в тот самый момент она ему принадлежала, и пожелай он того – стала бы его полной и абсолютной собственностью.

«Проклятое сотрясение. Сначала одно, теперь другое. И как долго мне придётся всё это терпеть?» - накинув на голову одеяло, она повернулась на бок. Сонные глаза мимолётно пробежали скользким взглядом по краю кровати, и от увиденного у Марии на какое-то мгновение перехватило дыхание. Возле её подушки лежала красивая тёмно-бордовая роза. Взяв красивый цветок, рассматривая нежные изгибы кровавых лепестков, Мария расслабилась, ведь Аврора просто не могла иначе.

За распахнутым окном раздалось пение петуха. Положив розу на место, она довольно потянулась, зарываясь в мягкую постель. Наступил новый день. Целый день, за который ей удалось поправиться и благодаря которому они могут снова отправляться в путь. Взяв накидку, Мария вышла во двор, направляясь к гостевому дому.



Джулия Тард

Отредактировано: 21.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться