Энтариаты: Стражи Хаоса

Размер шрифта: - +

Глава 5.2

Лес казался непроглядным и бесконечным. Острые ветки торчали со всех сторон и хотели прям насквозь расцарапать кожу. Погруженные в землю камни были готовы поставить подножку. Комары любили останавливаться на теле для передышки и вонзали свои жала в кожу, вызывая дикую щекотку. Кожа покрывалась красными точками и жутко чесалась. Но зато эта живность доказывала нам, что мы в нашем мире, что не могло не радовать. Арнольд все время глядел вниз, смотря под ноги и боясь, что ему в лодыжку вцепиться кровожадная голодная змея. Курткой укрыл себя плотно, защищая от комаров и, возможно, клещей. Платок Роберта на моем раненом плече полностью пропитался кровью и выглядел неприятно. Роберт шел спокойно, не обращая внимания на назойливых насекомых.  

Петух вновь прокричал. На этот раз было слышно громче, значит, мы близко. Это заставляло ускорить шаг. Деревья расступались, освобождая нам путь. Заметив вдали светлое пространство, мы втроем побежали к нему.

Слышны голоса людей, мычание коровы, лай собак. Надежда изнутри искрилась яркими лучами. Я чувствовала прилив сил, несмотря на недавно произошедший ужас.

Мы выбежали из леса. И тотчас удивленно замерли.

Повсюду стояли на маленьких холмах деревянные избы и перекошенные лачуги. По зеленым полям бегали курицы с цыплятами, лежали на траве собаки. Коровы замерли на тропе и медленно жевали листву. По местности передвигались мужчины, за их спинами выглядывали стрелы в кобуре, а руки крепко держали луки. Белые туникообразные рубахи заправлены в узкие брюки, доходящие до щиколоток. Все мужчины были бородатыми, со светлыми волосами по плечо. Женщины на плечах несли коромысла, с больших ведер плескалась вода. Поверх белых рубах одет насыщенного красного цвета сарафан. Головы украшали повязки, придерживающие длинные волосы. Дети, одетые в белое, бегали по сторонам, придерживая в руках деревянную посуду, которую раскладывали на длинном столе, где потихоньку собирался народ. Золотой самовар, стоящий в центре стола, сиял от лучей солнца. А сам стол расположился посередине голого поля, которое окружили высокие, сделанные из дерева, памятники, похожие по форме на пилочку для ногтей.

Пока никто нас не заметил. Но мы втроем изумленно оглядывали деревню.

— Куда мы попали? — возмутился Арнольд.

Не такую деревню я себе представляла. Это далеко не Америка. Холодок пробежал по позвоночнику от осознания, что мы попали в неизвестное место. И виной этому мои…часы.

А папа знал, что эти часы способны перемещать людей в другое пространство? Где он их купил? "Они открыли мне новое". Эта фраза стала казаться мне загадочной. За ней явно что-то скрывается!

"Где ты нашла эти часы?" — пронесся голос Арктура в сознании. Он знал, что это необычный аксессуар, поэтому они его смутили в школе…

— На Русь похоже… — пожал Роберт плечами.

— Россия? — озадачился Арнольд.

— Не Россия, которая современная. А Русь, причем…древняя… — сказал Роберт, озадаченно рассматривая деревянные дома.

Мои часы перенесли нас в Русь? Слова Роберта меня потрясли. Хочется верить, что он ошибся.

Но одежда на людях казалась очень странной. Может эта деревня такая специфическая?

Самовар на столе горел золотыми цветами. На деревянных тарелках застывало белое густое пюре, из которого облаком шел густой пар. Рядом лежали куски хлеба и круглые оладья.

Мой взгляд устремился на одно здание. На его крыше стоял необычный объект. Прищурившись, заметила, что это вписанный в треугольник круг, перечеркнутый до диагонали крестом. Стены здания полностью исписаны рисунками.

Место реально странное…

Люди нас заметили. Толпа местных медленно и осторожно подходила к нам, окружая по сторонам. Десятки нахмуренных взглядов были обращены к нам. Я почувствовала, как внутри все сжалось от такого пристального недоуменного взора. Люди глядели на нас испуганными большими глазами, словно мы какие-то опасные звери.

И только сейчас я заметила, как местные выглядели. Очень худые, словно истощенные с виду, низкие, бледная сухая кожа тощих рук в ссадинах, в порезах, в синяках. Волосы жидкие, тусклые.

— Ви хе рети? — спросил мужчина в центре.

Странный язык. В средней школе мы проходили русский язык. Он тогда казался мне очень сложным и запутанным, но слушать такую речь мне нравилось. Но обращенные к нам слова не походили на русский язык.

— Что говорить? — испугался Арнольд, — кто-нибудь из вас русский знает? — шепотом спросил он.

 — Монотоко ын? — задал вопрос тощий старик, указав на нас костлявым пальцем.

— Это не русский, — тихо ответил Роберт, — даже ни на один славянский не похоже.

 Значит, это не Россия. Но что это за место?

Мы определенно выглядим, как чужаки. Особенно я круто выделяюсь на фоне. Все женщины стоят в длинных сарафанах, а я в джинсах и с окровавленной повязкой на плече. А мои волосы от лучей солнца сияли ярким огнем и привлекали внимание.

Все замерли, глядя на нас с ужасом. Мы испуганно смотрели в ответ.

Внезапно старик указал пальцем на Роберта, его глаза широко раскрылись, и он воскликнул, будто его озарило:

— Эраст Родригес!

— Кто? — смутился Роберт, его лицо залилось краской.

Тут аборигены начали кричать:

— Эраст! Эраст Родригес!

Они Роберта с кем-то спутали?

Я растеряно наблюдала за странными людьми, чувствуя, как язык прилип к небу.

Местные ближе подошли к Роберту. Зачарованно глядя на парня, влюбленно взирая его своими глазами, которые перестали быть тусклыми, аборигены одновременно сели на колени, вытащив из горлышка рубах цепочки. Я заметила, что на толстых нитках, обвивающих их шеи, свисал тот знак, которых был изображен на крыше того здания. Похоже, это символ их религии.



Саша Стивенсон

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться