Ева Люция

Размер шрифта: - +

Глава 2

14 лет назад. Образовательное учреждение высшего уровня.

Чиба, Японская область Нового Союза. Ник.

 

После выпускных экзаменов в Пекинской школе среднего уровня Карма отметила у меня значительный рост потенциала. Откровенно говоря, обучение далось тяжело, особенно потому, что на среднем уровне обучения перестали говорить в чём состоит задача. Мы должны были сами догадаться, что нужно делать и главное, в чём смысл этих действий. Учителя больше не требовали от учеников ответов, они ждали вопросов, но сами не торопились на них отвечать. Дальше продвигались только те, кто имел настоящую жажду знаний и неуёмное любопытство.

Экзамены по естественным наукам не составили для меня проблемы. В математике, физике, химии легко найти промежуточный смысл, поставить цель и определить задачу. Но я раз за разом проваливал экзамены этики, пока не сдался. Не прошло и нескольких дней с момента, как мои руки окончательно опустились, когда линзофон оповестил меня о переводе на высший уровень обучения - последние испытание перед тем, как человека признают взрослым. Что же всё-таки являлось критерием сдачи экзамена по этике, так и осталось загадкой.

Поглощённый своими мыслями, я не заметил, как добрался до входа на территорию старшей школы. Вокруг, разбившись на небольшие группки по три-пять человек стояли студенты, кто-то двигался по своим делам неспешным шагом, кто-то с задумчивым видом рассматривал пустоту, кивая своим мыслям.

Привычным жестом прислонив пальцы к виску, я открыл интерфейс линзофона, где смог выбрать приложение школы. Перед моими глазами появилась полупрозрачная зеленая стрелочка, указывающая направление. В правом углу зрения отобразилась информация о том, что сначала необходимо пройти собеседование с классным руководителем. Уже собравшись двинуться на покорение лабиринта коридоров, я бросил взгляд на двор. Среди двигающихся учеников, выделялась одна фигура, недвижимая и яркая.

Она была похожа на только что зажженную спичку. Ветер с каждым порывом приводил в беспорядок красновато-рыжие волосы, заслоняя лицо, что заставляло ее раз за разом убирать их пальцами. Эта девушка была красива, как, впрочем, и все люди, после изобретения генетической медицины, но в этих глазах, в этом образе горела неясная и незнакомая мне до этого естественность. Я не видел ничего настолько же настоящего прежде. И то что выделяло ее еще сильнее - отсутствие имени над головой. Что могло значить только одно: девушка не пользуется линзофоном и перманентным подключением к сети.

Не заметив моего взгляда, она уверенно двинулась в сторону входа, скрывшись в тени помещения. Время, до того замедлившее свой ход, внезапно ускорилось. Опомнившись, я двинулся за ней, но в холле девушки уже не было видно.

Нам было по пути, хотя бы какое-то время.

Если верить оценке компьютера, учительская находилась в нескольких шагах от меня. Линзофон услужливо прокладывал дорогу, отмеряя оставшееся до цели время. Когда до кабинета оставалось несколько шагов, линзофон отправил учителю стук. К моменту, когда я подошел к цели, уже пришел ответ и разрешение на вход, поэтому дверь бесшумно отъехала в сторону, открывая взору небольшую комнату отдыха. На диване сидела мой будущий классный руководитель, заботливо названная компьютером Альбиной Анатольевной.

Ее вид вызывал некоторое замешательство, мой учитель будто специально подчеркивала то, что немолода. У глаз собрались маленькие, но заметные морщины, кожа на руках казалась тонкой и неэластичной, хотя все равно, определить ее реальный возраст, с первого взгляда, оставалось вряд ли возможным. На фоне большинства людей, которых я уже давно привык видеть всегда свежими, молодыми и красивыми, благодаря реверсивной косметике, Альбина Анатольевна была аномалией. Странной, необычной и непонятной.

- Присаживайся. – Женщина указала подбородком на диванчик, стоящий напротив нее. Поправив изящные очки в тонкой красной оправе, она приподняла небольшую чашку с черным, пряно пахнущим напитком, над которым поднимался пар, с журнального столика, стоявшего между нами, и сделав маленький глоток, поставила на место. Заметив на блюдце практически невидимые сенсорные кнопки, регулирующие температуру, я удовлетворенно хмыкнул. На первый взгляд все, что она использовала родом из прошлой эпохи - в руках планшет из гибкого пластика, популярный лет пятьдесят назад, на столе настоящий механический карандаш и бумага. Крайне древние приспособления. Но все же были и исключения.

- Эм… Учитель? – неуверенно попытался я начать разговор. Альбина Анатольевна не обращала никакого внимания на происходящее в комнате. В смятении, я обратился к линзофону – с его помощью можно было узнать, что необходимо сделать дальше. Странно, но кроме единственного задания, которое было «в процессе», больше ничего не стояло в очереди на исполнение…

Стоп.

Если было бы нужно ждать, состояние было бы «ожидание», а сейчас - «в процессе». Подняв взгляд на учителя, я увидел, что она уже какое-то время смотрит на меня с улыбкой.

Альбина Анатольевна

- Тебе необходимо было спрашивать совета у нее, чтобы понять, что тест уже начался? – Альбина Анатольевна снова поднесла чашку к губам и, пока делала глоток, посмотрела на меня поверх края с лукавыми искорками в глазах. Когда напиток вновь оказался на столе, на белом фарфоре стали отчетливо выделяться следы красной помады. Серьезно? Она что по-настоящему их красит? Сколько лет этой женщине?

- Но вы были заняты. Я не решился вас отвлечь, — мой голос звучал неуверенно и тихо. Интересно, что по ее мнению, я должен был сделать? Уважение к учителю – единственный способ чему-то научиться. В ином случае эго затмевает рассудок, путает доводы и чувства, мешает факт с отношением к нему, требует доказательств даже для того, что очевидно. Сомнение – таинство, которым следует наслаждаться в одиночестве, после набора критической массы знаний. Сомнение без знаний - лишь замена одних заблуждений на другие. Любимое занятие идиотов.



Rusty_Looser

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться