Факультет судебной некромантии. Практика

Глава 7

Что проще всего предсказать? Человеческую подлость. Мы с Лием оказались правы: все последовавшие три дня придворный алхимик старательно обгаживал очищенные нами рабочие столы. Мы злились, пыхтели, Вьюга порывался дать подлецу в глаз, но Кариса, таинственно мерцая глазами, останавливала все наши порывы. И молчала на все вопросы под девизом «Сглазить боюсь».

Одно хорошо — наша собственная мини-мастерская была полностью укомплектована. Присутствовала половина необходимых ингредиентов.

Утром пятого дня к нам в гостиную постучался Роуэн. И я тактично спросила у мастера, когда нам будет позволено выйти в город. Некромант поспешно уточнил, что мы успели сделать во дворце, раз решили перейти к остальной части столицы. Но тут мне было что сказать и показать — прискорбно пустой буфет и двух женщин, жаждущих вкусняшек. Разрешение на выход в город было подписано и согласовано в короткие сроки.

— Вы как раз сегодня последний день проведете в лаборатории, — улыбнулся декан, — завтра выходной. Вот и погуляете. Потом поступите в распоряжение капитана дворцовой стражи. С этого момента я вам колдовать разрешаю, но держите свою фантазию в узде.

Кариса хищно улыбнулась и кротким голоском попросила:

— А вы можете никому не говорить о том, что у нас сменится куратор?

— Хорошо, — кивнул мастер, — уведомлю нынешнего куратора о вашем выходном. О смене — уточню завтра.

Рой пригладил мои волосы, чуть грустно улыбнулся и вышел. Я последовала за ним и негромко окликнула:

— А я думала, поцелуй у дверей теперь наша традиция.

Роуэн хищно улыбнулся, прижал меня к себе, жадно втянул носом мой запах и выдохнул:

— Было ужасно ощущать запах Лия на тебе.

— Это ты сейчас о чем? — удивилась я.

— Только о том, что вы спали в одной постели.

— Одну ночь, его мучили кошмары, да и меня трясло. — Я положила руку на сильную грудь возлюбленного и грустно добавила: — Мне тоже снились кошмары. После того веселенького, горящего прямо на мне трупа. И Лий приходил, приносил успокоительный чай и до рассвета болтал о всяких глупостях. Для меня было естественным порывом ответить ему такой же добротой.

— Разве я тебя упрекнул? — Рой прижался губами к моему виску, подарил россыпь поцелуев и шепнул на ухо: — Просто это было ужасно. Для меня. Вот и все.

— Поцелуй меня уже, — выдохнула я.

Роуэн нежно, трепетно прижался губами к моим губам. Помедлил и осторожно провел кончиком языка по щеке — я не была против. Прикусив его нижнюю губу, тут же «извинилась» языком. Это был настоящий бой, который закончился общей капитуляцией. И насмешливыми взглядами друзей — в комнату я вернулась только через двадцать минут. Губы саднили и немного опухли, но зато настроение устремилось вверх.

Но о странной просьбе Карисы я не забыла и немедленно поинтересовалась:

— А почему не надо говорить о смене куратора?

— Ты не мастер интриг, — закатила глаза Кариса. — Наш упырь за выходные постарается предоставить нам огромный фронт работ. Так?

— А убирать будет некому, — скумекала я. — Какое счастье, что ты с нами!

— Цените меня, цените, — промурлыкала волчица.

С этим знанием работалось гораздо легче. Мы даже пропустили обед, а Верен и Лий перебросились фразами, что мол, надо бы вычистить побольше, чтобы после выходного поменьше поработать. И господин придворный алхимик это, разумеется, услышал.

Мы, усталые и счастливые, покидали лабораторию со странным чувством.

— А вам не кажется, что это его как будто жизнь накажет, а не мы отомстим? — задумчиво спросил Лий.

— Некромантия как судьба? — вопросом на вопрос ответила Кариса. — Просто это самый легкий способ. Отомстить по-взрослому и не попасться.

— Предлагаю внести корректировку, — примирительно произнесла я. — Если подвернется возможность — мы ее не упустим.

Открывая свою гостиную, мы не ждали ничего особого. Вьюга с Вереном, не заходя, пошли на кухню. А мы имели честь наблюдать его высочество Элима, свернувшегося калачиком в кресле. Лий сразу послал вестника Вьюге — взять побольше еды.

— Надо его разбудить, — сказала Кариса. — Только нежно и с пиететом, как и положено будить особ императорской крови.

Я посмотрела на оборотня, на эльфа — дельных мыслей никто не предложил. Но зато завяли розы — я подняла вазу и под горестный стон Лия шваркнула ее об пол.

— Ракшас! Прости, я тебя напугала?

Возможно, будить принцев надо иначе. Но мой метод — точно действенный.

Элим подскочил на месте и ошеломленно вытаращил глаза.

— Здравствуй, принц! — широко улыбнулась я.

— Здравствуй, — кое-как выдавил его высочество и потер глаза. — Рысь, она участвует.

— Кто?

— Одна приятная мне леди… ее зовут Тиламина.

— Так это хорошо? — неуверенно спросила я.

— Ее родители заставили, это ведь очень почетно, стать родственниками жены императора. Даже если император так себе, дутенький.

— Откуда такие мысли? Про «дутенького»? — удивилась я. — То есть, ну…

— То есть оно все правда, но ты бережешь мою гордость, — грустно сказал Элим. — Я пообщался с ней. Наедине. Буквально несколько секунд — она втащила меня за портьеру и высказала все, что обо мне думает. После чего вышла и оставила меня переваривать.

— А что ты успел ей сделать плохого?

— Послать подарок. И письмо.

— Мне нужен текст.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 17.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться