Фрактал. Четыре демона. Том 2.

Размер шрифта: - +

Глава 14. Глубина намерений.


 

Задержанных расфасовали по экипажам, до меня дело дошло в последний момент. Полковник и его личная охрана уехали, не дожидаясь окончания погрузки, скорые и другая спецтехника уже заканчивала сборы. На улице стемнело, небо затянуло плотными тучами так, что даже время суток на глаз стало не разобрать. Раненых и убитых увезли на колёсном транспорте, а гвардия сконцентрировала всё внимание на живых. Всех задержанных распределили на четыре корабля, но неравномерно. Мне достался полупустой, укомплектованный из остатков, хотя остальные Виманы забивали до тесноты. Соответственно, наш взлетал последним, в следующем составе: я, Света, Ваня и Смол – все, кто лежал ближе к краю. Со стороны силовиков экипаж оказался не больше, пилот с помощником и конвой, два стрелка с разницей в возрасте лет пять и всего один Крастер, но не простой, тот сильный Пустой, выстоявший вместе с Игорем до конца боя. Его прозвище было Шин.

Крастер – название Иного, служащего в гвардии, как Страж в Ордене. В моём случае малочисленная охрана стала небывалым везением, однако я никогда не заходил так далеко за грань, и фарт обрёл обратный эффект, добавил нотку сомнений. Оказалось, подготовка побега – тяжёлая психологическая ноша. Постоянно присутствовало чувство, словно гвардейцы всё знают, а это эксперимент, в котором бы мне совсем не хотелось участвовать. Я впервые попал в корабль, что мной уже воспринялось как огромный стресс, но даже в такой ситуации первые пару минут рассматривал всё с большим интересом, заодно успокаиваясь, отвлекая сознание на разную ерунду, что помогало мыслить.

У транспортного Вимана очень просторный салон с отделёнными хвостовиком и кабиной. Четыре сидения вдоль задней стены, по бокам, две опорных позиции около пулемёта, обставленных прорезиненной подвижной защитой, обжимающей ствол, и небольших полосок из особого стекла на уровне глаз. Из-за орудий раздвижные двери сдвинули в конец салона. Для полётов на большой высоте есть герметичные раздвижные шторы, закрепив их, можно загерметизировать салон. Все стекла и смотровые бронированы. По центру ещё шесть сидений, стоящие по три, совмещённые спинками, все эти места можно убрать в пол, когда в нижней части нет багажа. Последние два места расположились по краям лицевой стены, являющейся отделением салона от кабины, а вход к пилоту находился между ними. Вверху, под потолком, возле дверей и на изгибе сидений растянулись перила с магнитной сердцевиной, поделённые на множество одинаковых участков. Их использовали по необходимости для удержания Иных. Прикладываешь наручники, и они фиксируются. Такие же возле сидений, но те, что установлены под мягким местом, утоплены, чтобы не мешаться.

Нас посадили на задние сидения, подключив руки к нижним креплениям, после чего силовики почти что расслабились. Подключенный к магнитам Иной уже не отделается обожженными руками, если использует ману, когда обе руки соединены в сеть, атма спровоцирует мощный разряд тока.

Гвардейцы сели посередине, обсуждая поведение Кирилла и всего Ордена в целом, поливая их помоями и выдвигая предложения их осадить. О нас они думали в последний момент, только иногда отвлекаясь и рассматривая Свету.

– С Димой ведь всё хорошо? – спросила у меня заплаканная, серая от тяжёлых мыслей девушка.

Я улыбнулся, стараясь её успокоить, и сказал:

– Он умеет профессионально принимать удары головой.

Она тоже улыбнулась и посопела, подумав о нём.

– Волноваться не стоит!

– Стоит, стоит! – глухо смеясь, вмешался гвардейский стрелок.

Шин, проявляя солидарность, покачал головой, ухмыляясь, встал и пошел в кабину, услышав по рации голос Игоря в разговоре с пилотом.

– Что с нами будет? – аккуратно спросила Света.

– Тут смотря с чего начать, – кривя улыбку, намекая на большой список даяний, ответил один из стрелков, повернувшись к нам.

– Вам хватит участия в организованной группе с целью совершения нападения на охраняемый объект, – вмешался второй гвардеец:

– Сопротивление задержанию, нападение на сотрудников с применением общественно опасных методов, побои разной тяжести, включая максимальные – убийство или сбитые корабли… Продолжать? – обернувшись к нам, разошёлся тот, который моложе.

В голове Светы ощущался шок, запиравший двери для остальных эмоций, не впускавший другие мысли, она полностью потеряла дар речи.

– Какой, на фиг, сговор? – прервав молчание в ожидании любого сносного для побега момента, переспросил я. – Мы не из тех двух групп, вписались по глупости, в самом конце, а подошли, услышав выстрелы! Опросите своих людей, информатора, на крайний случай, он ведь у вас есть! Мы вмешались в самом конце, – слегка сорвавшись, настаивал, словно требуя справедливости, оправдываясь и рассматривая Смола, даже несколько раз повторившись.

Лидер Выстрела отмалчивался, летая в облаках, словно пребывая внутри тихого нервного срыва или обречённо смирившись с судьбой и ожидая кары.

«Вот же уродство, банды действительно что-то серьёзное замышляли! – осознал я, продолжив развивать думу: – Какую тогда роль играли Никита и Саша? Они с остальными парнями нас, скорее всего, заманили специально. Опасно доверять людям, – размышлял я, прожигая Смола взглядом, словно желая высмотреть в нём ответы на свои вопросы. – Сколько мне ждать этого момента? Может, его и не будет, или и того хуже, уже пропустил», – крутилось в качестве навязчивой мысли.



Арчи Вар

Отредактировано: 10.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться