"Габэгабо": пионер русской Америки

Размер шрифта: - +

"Габэгабо": пионер русской Америки

   На тропе нас было только двое - он и я. Больше в округе никого. Если ранят, помощи не дождёшься, скорее наоборот криками своими беду накличешь. Да и не придёт сюда никто, места эти глухие, у местных проклятыми считаются.  

Никогда не видел таких клыков, такого мощного тела, словно состоящего из одних мышц, такой грации в движениях. Это был настоящий монстр, с яростно - безумным взглядом, который следил за каждым моим жестом. Я знал, о чем он думал - выбирал момент для нападения Убитые моим противником, словно тряпичные куклы, только напоминали людей. Они как надоевшие игрушки с оторванными руками, ногами и головами попадались то тут, то там, и в мои планы не входило попадать ему в лапы. Либо он, либо я.  

Кажется, кому-то надоело играть в гляделки. Маквагабо, наклонив вперёд корпус, согнул конечности, словно превратившись в пружину, готовую распрямиться, и смести всё на своём пути. Жаль, что у меня не было времени использовать винтовку, ведь удачный выстрел мог бы склонить чашу весов в мою сторону.  

Нападение произошло внезапно, но неожиданностью не стало. Пистолет дёрнулся в моей руке, и тяжёлая пуля с чавкающим звуком впилась в грудь несущейся на меня смерти. В следующее мгновение длинные когти со свистом вспороли воздух в том месте, где я стоял. Сделав пару шагов вбок, левой рукой я отбросил разряженное оружие в сторону, а правой вытащил из-за пояса второй пистолет. Новый выстрел оказался точнее, и кусочек металла клюнул хищника между рёбер.  

Взревев, Маквагабо новым ударом поднял в воздух ворох прошлогодней листвы, на секунду скрывшей его от меня. К этому я тоже был готов. Его атака в щепки разнесла ствол молодого дерева, рядом с которым я стоял, не причинив мне никакого вреда. Я поднырнул под выросшего, словно из-под земли, противника и вонзил топорик точно в основание его шеи, но даже это не остановило его. Свирепо прорычав что-то, он ударил меня конечностями в грудь, опрокинув на землю, а затем прыгнул, стараясь сверху достать своими когтями. Кровь хлестала у противника из шеи, попадая мне в рот и глаза. Уже почти задыхаясь, я сорвал с пояса кортик, почти в локоть длинной и ударил нависшего надо мной Маквагабо в левый глаз, навсегда избавив от него мир.  

Кряхтя и всё ещё не веря благополучному исходу схватки, я выбрался из-под массивного тела и как мог вытер покрывавшую моё лицо кровь противника. Стянув с головы гиганта медвежью маску, а с его рук приспособления, похожие на лапы росомахи, я взялся за рукоять топора.  

- Что ж, а теперь самая неприятная часть дела.  

* * *  

До Асинивакамиг – Земли камней я добрался на следующее утро. Наваджибиг находился на том же месте, где я с ним и расстался. Словно за три этих дня и не уходил некуда. Сложив свои худенькие ручки на груди, он сидел на куске гранита и смешно щурил глазки на солнце. Увидев меня, старик растянул тонкие губы в подобии улыбки. С двух сторон от него стояли молодые парни с допотопными винтовками в руках.  

- О Габэгабо, я знал, что ты справишься!  

- Конечно, знал, ты же великий шаман, - сказал я, бросая под ноги старику мешок с отрубленной головой.  

По сигналу старика один из охранников вынул голову Маквагабо и показал её собравшимся вокруг индейцам. Тут же все радостно закричали, запрыгали, наполняя воздух побрякиванием и постукиванием многочисленных амулетов, носимых и женщинами и мужчинами. Ни у кого не возникло сомнений в том, чью голову им показали, ведь вряд ли кого ещё их боги наградили подобным уродством – выпирающими изо рта клыками.  

- Я выполнил договор, теперь твоя очередь. Где мои люди? Где Баранов?  

Успокаивающе выставив вперёд руку, Наваджибиг, сказал:  

- Уверяю тебя, наш народ умеет держать слово, впрочем, как и ваш. Ахига, Поував, Амитола и даже Абукчич в порядке.  

Повернувшись, к жавшимся друг к другу вигвамам я увидел блестящую на солнце лысину Александра Андреевича, прильнувшую к нему Екатерину, отца Фёдора и господина титулярного советника Прилипалова.

- Ты знаешь, что я никогда не обежал ваш народ Наваджибиг?  

- Знаю, - согласно кивнул седой головой старик.  

- Так вот, если ещё раз тебе придёт в голову, для решения своих проблем взять в плен моих друзей, чтобы шантажировать меня и принудить что-либо сделать, я вас всех убью.  

Не знаю, поняли ли охранники шамана мои слова или просто мой тон показался им угрожающим, но почти одновременно они сорвались с места и бросились ко мне. Резким гортанным окриком Наваджибиг остановил их. Когда парни вернулись на свои места, старик, произнёс следующее:  

- Я верю тебе, Габэгабо, но пойми, Маквагабо был священным для нас воином. Он словно символ нашего племени. Никто из нас не мог его убить, боги бы покарали нас. Ты - дело другое. Чужеземцам нечего бояться гнева наших небесных покровителей. Бог русских не менее могущественен.  

Встав со своего камня, шаман подошёл ко мне и положил руку на плечо.  

- Скажи Ахиге, что наши воины помогут вам в строительстве вашей крепости. Бесплатно. А зимой обеспечим вас мясом по приемлемой цене.  

* * *  

- Александр Андреевич, о чём они говорят? Вы же понимаете язык индейцев, переведите нам, пожалуйста, - умоляла Екатерина Баранова - главного правителя русских поселений в Северной Америке, подпрыгивая от нетерпения на месте.  

- Много будешь знать, скоро состаришься. Незачем тебе.  

- Ну, Александр Андреевич, милый, ну хотя бы переведите нам значение имен, которые они называют, нам жутко интересно. У них же каждое имя точно отражает суть человека. Правда же, отец Фёдор?  



Владимир Сединкин

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: