Гамбит. На сером поле

Размер шрифта: - +

День открытых дверей

 Пригород Чикаго Buffalo Grove умиротворял царившим в нем спокойствием. Тишина. Лениво передвигавшиеся машины, соблюдающие скоростной режим, дети на велосипедах, спешившие повсюду, семейные пары и домохозяйки, приезжавшие из супермаркета к домам с ровно состриженным пожелтевшим и убранным газоном. Споры из-за переполненных мусорных баков и идеально ровные белые штакетники с такими же белыми почтовыми ящиками.

— Ты только посмотри на это, — удивлялась Маркес. — Будто в другой вселенной, — девушка восхищенно смотрела вокруг. — Как же хочется порой все бросить и… — махнула она рукой. — Детектив Уэст, вы вроде не женаты? — подколола над ним коллега.

— Предлагаешь рвануть в подобную глушь и растить маленьких спиногрызов? — усмехнулся Уэст. — Нет Маркес, эта песня точно не про нас, — покачал он головой.

— А я бы рискнула, — прикинула Анна. — Может у Закари есть кто на примете, а? — мечтательно закатила она глаза.

— И ты бы отказалась от табельного и значка ради белого штакетника? — не веря ей ни секунды, спросил Уэст, опираясь на крышу серого форда, взятого напрокат. — Серьезно, Маркес? Ты бы вытирала детям сопли и выносила горшки вместо того, чтобы прижимать мафиози зубами к асфальту? Ты меня разыгрываешь! — восклицал он.

— Не знаю… — Маркес пожала плечами. — Посмотри на них, Коннор, — девушка осмотрелась вокруг. — Они вроде как счастливы, — это было вне ее понимания, но, безусловно, заинтересовало девушку. — Наверное, во мне говорят латинские гены, которые требуют ходить по дому босой и беременной, — и даже сейчас Коннор услышал в ее ответе типичное Нордэмское ехидство.

— Не верю ни на унцию, детектив, — Коннор не парень из пригорода, и его так просто не провести, хотя слова Анны звучали весьма убедительно.

 Да, их жизнь в мегаполисе была далека от идеальной, покосившиеся железные опоры вдоль автострады были далеки от белого штакетника, заваленные мусором подворотни от идеально вычищенной лужайки, а спор из-за мусорных баков далек от криков и отдаленных звуков перестрелок. Но все здесь было другим, будто нарисованным.… Здесь все было не по- настоящему, будто бы они оказались на другой планете, где прожженным цинизмом и скепсисом копам было не место.

— Коннор, — тихо позвала его Маркес, когда они направились по нужному адресу. — Может не стоит? — спросила она, и Уэст остановился посреди тротуара изрисованного цветными мелками и детскими рисунками. — Давай вернемся, скажем, что ничего не нашли, — в глазах напарника был страх грядущего, боязнь навредить и разрушить что-то без сомнения ценное в жизни незнакомых им людей.

— Что? Ты что шутишь? Это нихрена не смешно, Анна! — Уэст позволил себе повысить на нее голос, чем заслужил осуждающие взгляды местных жителей, прогуливавшихся в округе от дома к дому, от лужайки к лужайке.

— Посмотри на них, Уэст, посмотри! — Маркес вцепилась ему в плечо и повертела головой вокруг. — Откуда нам знать, что мы принесем своим визитом? Вдруг мы сломаем чью-то жизнь? Правда того стоит? Чужая жизнь стоит правды о Томпсоне, Ларссоне и других? Оглянись вокруг! — образумливала его Анна.

 В этот момент Коннор понял, почему рядом она, а не Фрэнк. Морган послал с ним женщину, чтобы та останавливала правдоруба и идеалиста от опрометчивых поступков, и был совершенно, абсолютно, безоговорочно прав. Будь сейчас на месте Маркес Закари, они бы шли напролом не щадя ни чьи мысли и чувства, но Маркес… Она мыслила иначе, и поэтому они здесь, и поэтому они должны узнать, чего стоит правда в почти пятнадцать миллионов долларов.

— Нет, — не согласился Коннор, но слова напарника возымели эффект. — Мы найдем Мелоди Томпсон и поговорим с ней, но не более, — предложил он компромисс. — Узнаем, как она связана с Ричардом и уйдем. Скажем, что ищем близких Томпсона и беспокоимся за них, — уговаривал ее Уэст, и Маркес притихла, обдумывая его слова.

— Хорошо, — нахмурившись, кивнула Анна, — но говорить буду я, — выставила она свои условия.

— Маркес, — Уэст покачал головой, заранее извиняясь за свои слова. — Без обид, — начал он, и взгляд девушки ожесточился. — Посмотри вокруг, посмотри, — теперь уже он наставлял ее. — Это не Нордэм, где каждый второй приезжий, каждый третий латинос, каждый четвертый — цветной, — Коннор только пожал плечами. — Это оплот Республиканской партии. Посмотри на тот дом, — Уэст показал на другую сторону дороги.

— Поднятый флаг, — заметила Маркес. — Бывший военный, — догадаться было несложно.

— В офицерском звании, — дополнил Уэст. — Теперь туда, — и указал ей далее.

— Дом священника, — поняла Маркес.

— По статистике большинство людей из пригорода по воскресеньям ходят в церковь, и, учитывая местонахождение, они не католики, — при его словах девушка схватилась за католический крест на цепочке. — Протестанты, госслужащие, республиканцы, — подытожил Коннор. — Мне продолжить? — подвел он ее к конечной мысли.

— Иными словами, ты пытаешься мне сказать, что белому мужчине здесь доверяют больше, чем женщине, так еще и мексиканского происхождения? — Маркес впору было оскорбиться, но Нордэм с его типичной расчетливостью говорил за нее, и Анна лишь выгадывала наиболее удобные варианты для предстоящего разговора.



Vollmond

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться