Герои милостью Владыки

Размер шрифта: - +

Старый город и новые порядки

Староград был обязан своему существованию внушительной крепостной стене, опоясывающей двухэтажные дома горожан, беднячьи лачуги, морской причал, склады и зернохранилища, а также несколько десятков мелких ремесленных мастерских. Стена не пропускала расплодившуюся нечисть, и даже проклятия не были властны над горожанами, ходили слухи, что на фундамент в незапамятные времена наложили охранные заклятия. Однако никакая магия не способна остановить ход времени (существовала парочка экспериментальных заклинаний, однако их создатели перешли на иной план существования, проще говоря — пропали без следа). Стены рушились, покрывались трещинами, а у местных возникла безобразная традиция отправляясь в путь откалывать кусочек красного кирпича, якобы тот защищал носителя вдали от дома. Дабы развеять суеверия, стража нещадно секла вандалов, и всё же прочность стен с каждым годом вызывала всё большие сомнения.

В прошлом веке, когда Староградом и окрестными землями правил помазанный владыкой князь, стены были лишь первой линией обороны. В центре города за широким рвом на искусственном островке возвышался всё ещё величественный замок. Однако во время катаклизма неизвестная сила нанесла удар в самое сердце провинции, поразив всех обитателей замка странной чумой. Последним указом князь велел закрыть врата и поднять мост, дабы болезнь не распространялась. Лекари самоотверженно боролись с напастью, однако удача оказалась не на их стороне, меньше чем через месяц замок окончательно затих. Ещё через неделю несколько отчаянных горожан по напутствию казначея, который волей судьбы во время вспышки чумы вёл дела в провинции, благодаря плоту и приставной лестнице проникли внутрь дабы разыскать тело правителя. Злые языки сплетничали, что главной целью была казна.

Но не смельчаки нашли тело Князя, скорее оно нашло их. Вместе со свитой придворных. Умершие от болезни восстали в обличье мертвецов и, лишённые направляющего их действия волшебника, просто нападали на всё живое. Выбрались из замка лишь двое, и те подозрительно быстро скончались, тела от греха подальше сожгли. Чума мертвецов не вышла за пределы замка, во многом благодаря рву, воду в котором освятили так надёжно, что даже регулярно сливаемые помои не могли уменьшить силу благословления. Ни один мертвяк воды не пересёк, желающих проникнуть внутрь за сокровищами тоже не находилось.

Хотя Казначей клялся, что экспедиция не нашла ничего ценного, уже через год он отстроил себе шикарный особняк, начал давать деньги в рост и благополучно разорил городские гильдии. Благодаря этому стал единоличным правителем города, упустив при этом другие провинции, где его сборщиков податей в лучшем случае слали, как бы помягче, прочь (в худшем они просто исчезали). Казначей богател, платил рабочему люду гроши, в общем, вёл себя как типичный правитель нового времени - без дворян и божьих помазанников.

К его величайшему сожалению, экономию казначей распространял и на собственную охрану. В итоге, когда он прогуливался по городу любуясь владениями и наткнулся на отборную делегацию союза ремесленников и торговцев, стражи вдруг вспомнили, что как раз сегодня им положен выходной. Закончилось встреча тем, что тело казначея, который судя по обилию носимых им священных символов из драгоценных металлов, был человеком очень набожным, внесло свой вклад в освящение замкового рва.

После общепризнанного несчастного случая, власть в Старограде разделили представители гильдий, а охранники переквалифицировались в городскую стражу. Однако жизнь простого люда не слишком улучшилась. Хотя новые правители воровали и эксплуатировали гораздо скромнее предшественника, общий хаос, в который погружался мир, не мог не повлиять на все аспекты жизни. Окрестные селения по прежнему отказывались платить налог, отсылая посланников гильдий по тому же адресу, что и казначеевских. Расплодившиеся разбойники грабили торговые караваны, да и появившиеся в изобилии тёмные твари от них не отставали.

Лишившись поставок сырья, мастерские закрывались одна за другой, люди стремительно нищали. Многие разбегались в поисках лучшей жизни, но становились либо жертвами разбойников и оживших мертвецов, либо сами вливались в ряды тех и других.

На момент нашего повествования, население Старограда сократилось втрое, а городской совет в виду сокращения общего числа преуспевающих и уважаемых граждан, разделился на две партии — купцов и ремесленников. Всё реже они могли договориться между собой, и всё чаще заседания заканчивались банальной дракой, в чём были и несомненные плюсы. Простые горожане наконец заинтересовались политикой и вечерами до хрипа спорили, кто же выйдет победителем на этот раз — красномордый литейщик Фердинанд или увесистый торговец зерном Август. Городской совет в постоянных баталиях заматерел настолько, что даже стражники побаивались их разнимать, но увы, на благосостояние Старограда очередная победа не влияла никак. Хотя бы хуже не делала, и то хлеб

* * *

- Так говоришь заряженные кристаллы стоят втрое дороже пустых, а для зарядки их надо лишь ночь подержать в башне? - Джек мысленно подсчитывал прибыли, цену двухэтажного дома с конюшнями и расходы а содержание десятка любовниц.

- Да, но за один раз много не зарядишь: три-четыре, максимум пять. И нужно прорубить к башне нормальную дорогу. И поставить там порядочного человека, которому придётся платить жалованье. Конечно, обойдётся недёшево, но зато у меня всегда будет в запасе пара простых заклинаний. Как только разживёмся деньгами, то сразу…

Мечты Джека рассеивались как дым. Впрочем, браконьеру не привыкать к неудачной охоте, хотя повод поворчать упускать не стоило.

- Быстрей бы жмурика найти или сделать, - продолжал усталый Джек. - Пусть бы он мешки таскал.

Третий день в пути порядком утомил спутников и, хотя браконьер был самым привычным к походной жизни, совесть у него отсутствовала напрочь, что и сделало его главным источником жалоб. Ханс сносил тяготы стиснув зубы, и понять его страдания можно было лишь по тому, что помочь с грузом он товарищам не предлагал. Ну а школяр вовсе еле передвигал ноги. В деревне хихикающие девки подарили ему грубые холщовые штаны, которые быстро натёрли изнеженному целителю промежность.



Павел Попов

Отредактировано: 20.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: