Горе-волшебник. Книга 2. Дедов завет

Размер шрифта: - +

Обновление от 27.03.2017

- О! Доброе утро, дорогой Марвус! – обрадовался мне Харариус. Он стоял на высокой стремянке и поправлял книги на полке.

- Осторожно! – крикнул я, когда библиотекарь начал падать, но он как ни в чем не бывало мягко и медленно приземлился на пол.

- Ты ведь нашел ее, правда? – старик схватил меня за руки и с огромной надеждой заглянул мне в глаза. – Нашел? Ответь мне! Не томи! Нашел? Ха… ха… х…х…

Я б ответил, если б он дал мне хоть слово вставить. А потом он и вовсе задыхаться начал, но я уже знал, что делать.

- Нашел, - ответил я, когда Харариус успокоился.

- Ты мой спаситель! Век тебе буду благодарен! Ах! Твой дедушка правду говорил, что тебе можно довериться! Ха… х… Ой! Да в порядке я!

Деда такое говорил, да? Он правда такое говорил?

- Ой! – спохватился старик. – Это же надо подготовиться! Сегодня же предложение сделаю! Мими! Мими!

На крик Харариуса прибежала рыжеволосая девчушка со смешными хвостиками.

- Да, волшебник?

- Отправляйся в цветочную лавку и принеси букет… Нет! Целую корзину васильков! Самых красивых! И поторопись!

- Да, волшебник.

Девочка низко поклонилась сначала Харариусу, потом мне, отчего я почувствовал себя не в своей тарелке, и убежала, весело подпрыгивая и что-то напевая. Наверное, она тоже обрадовалась тому, что ее хозяин наконец-то женится. Скорее всего он и ей все уши прожужжал своей «очень-очень важной книгой». Я б на месте этой девочки вообще б кувыркаться от счастья начал.

До встречи с друзьями оставалось еще довольно много времени, поэтому я решил просто прогуляться. Народ уже проснулся, и теперь все сновали по своим делам. Один я бездельничал. Мне очень нравился этот Город, где было вдоволь воды, интересных мест и людей, и где на лицах горожан почти всегда можно увидеть улыбку. Однако сейчас все было немного не так. И как я раньше этого не замечал? Город как будто разделился на волшебников и неволшебников. Оно и прежде так было, но не так явно. Теперь же те, кто хоть сколько-нибудь могли колдовать ходили гордо задрав головы, а обычные люди с неодобрением на них поглядывали. Да уж, молодец, Корнелиус, нечего сказать.

И чем больше я гулял, тем тяжелее становилось у меня на душе. Эх, деда, деда, что мне делать? А что я, собственно мог сделать? Я ведь самый обычный школяр, скоро окончу пятый класс и перейду в четвертый. Да я еще и не совершеннолетний. А еще я… А еще я должен что-то сделать! Вот только что?

Часы на главной площади пробили полдень, и я поспешил к «У обжоры Пара». Мои друзья уже стояли у входа: Гэн листал книгу, которую всегда таскал с собой, а Пар переминался с ноги на ногу – ему явно не терпелось поскорее зайти внутрь.

- Где тебя носит?

- И-извини его. Он завтрак проспал.

Я только хмыкнул, но решил пока не говорить Пару, что видел Зарину. Пусть сначала поест.

- Пошли что ли, - сказал я, пропуская друзей вперед.

Несмотря на обеденный час посетителей было немного, и мы без труда нашли себе столик. Причем у окна, что не так-то легко было и сделать, потому что эти места всегда занимали первыми.

- Что желаете? – спросила у нас голосом пропитого конюха миловидная девушка Милла (так ей больше нравилось, хоть на самом деле ее Вандерией звали) в белом платье, подол которого был расшит васильками, свои длинные серебристые волосы она сегодня уложила на голове короной. Все никак не могу привыкнуть, что это не молодая девушка, а старушка, каким-то образом умудрившаяся помолодеть, но забывшая, как это сделала.

- Все! – простонал Пар. Он уже дошел до того состояния, когда готов был съесть все что угодно.

- Я поняла, - улыбнулась Милла и, как всегда круто виляя бедрами (у меня аж голова закружилась!), ушла на кухню.

- Ребят, вы слышали, что Корнелиус новый налог придумал?

- Н-неа, а что?

- С-слышал. У нас здесь родственники в Городе – обычные люди. Они очень… недовольны.

Ого! А я и не знал, что у Гэна такая родня – он ведь из знатной семьи волшебников. По взгляду Пара тоже было видно, что он об этом и слыхом не слыхивал.

- М-мы об этом обычно не говорим, - пояснил Гэн, от смущения поправляя очки чаще обычного. – Это дальние родственники, но все-таки родственники. – Он совсем раскраснелся. – И-и они очень хорошие! Добрые очень…

Он вконец засмущался и замолчал. Вот я его как раз очень хорошо понял. У меня тоже было очень много друзей и знакомых из простых людей. Да я вырос среди них! Ведь у нас в деревне, той, что возле нашего родового замка, других волшебников, кроме нашей семьи, и не было. И как я удивился, когда понял, что в Городе волшебники смотрят свысока на неволшебников. А теперь станет еще хуже. И во всем виноват Корнелиус! Кстати о птичках…

- Вы Корнелиуса сегодня видели?

Мои друзья переглянулись.

- Э-это ты, да? А мы все думали, кто его так разрисовал.



Алла Касперович

Отредактировано: 16.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться