Гроза школьной столовки

Пролог - За шесть лет до описываемых событий

Знаете, бывают в жизни такие ситуации нелепые, когда весь мир решает встать против тебя. Ты еще ничего не успел натворить, а уже автоматом попал в черный список всех возможных богов, обделивших тебя удачей. Не верите? А вот со мной такое часто приключается.

Если быть краткой: все началось с дурацкого спора в пятом классе.

Тогда я весила почти центнер, бабушка называла меня Дюймовочкой, а я ела по два захода на борщ, уминая кастрюлю за обед. Дразнили ли меня? О, еще как. И мальчишки, и девчонки, но мне было наплевать. Каждый раз тяжело дышала, гоняясь по лестницам за очередным шутником, называющим мой зад кузовом самосвала – давала зарок наподдать обидчику позже. У меня получалось. Выловишь после уроков, зажмешь тушкой необъятной в углу темном, так потом месяц тише воды ниже травы.

Вот однажды поймала я в подсобке нашего местного красавчика – Еремина Макса. Ну, как красавчика. Если тощее недоразумение, жующее одну траву и проповедующее жизнь без сладкого, считать красавцем, то… Да не так уж важно, главное девочки в нашем классе от него были в восторге. В общем, он тоже много шутил на тему моего веса, а я безуспешно пыталась задавить его своей «индивидуальностью».

- Гроза, - запыхтел недоросль, забившись в моих руках, отчаянно пытаясь вырваться на свободу. – Выпусти меня немедленно! Я задыхаюсь от чувства прекрасного рядом с тобой!

- Ты шути, шути, слизняк, - мрачно изрекла, нависая над своей жертвой. Девочки в пятом классе на два порядка выше мальчиков. Даже не будь весом больше него раза в четыре, все равно одним пальцем придавила бы.

– Кто это тут сбежавший из питомника гиппопотам, позволь уточнить? Мм?

- А что, нет? Ты себя в зеркало видела вообще или не помещаешься?!

Трепыхается еще, олень безрогий. Сжала пальцы в кулак, поднося к носу своего обидчика. Этот тот момент, когда сила побеждает любые навыки самбо, какой бы там пояс или уровень подготовки не был. И Макс это понимает, поскольку глазки свои серенькие в кучку собирает на кончике носа, там, где кулак мой угрожающе завис в паре сантиметров.

- Ладно-о-о, - выдыхает шатен, осознавая, что дело уже не только пахнет, но и горит.

– Был не прав, Гроза. Честное слово, святой морковью клянусь. Никогда тебя больше парнокопытным не назову.

Фи, как скучно. И этот туда же.

Громко фыркаю, похлопав его по тщедушному плечику, с трудом разворачиваясь в узком пространстве. Едва не снесла полку с кучей каких-то старых наград еще времен советского союза, поломанные лыжи да кучу всякого хлама, однако потерь удалось избежать. Практически незаметно выскользнула, как услышала в спину:

- Ты это, прости меня, Надя. Просто по глупости ляпнул. На самом деле я люблю габаритных девочек, вроде тебя.

Ох, сердце моё девичье наивное. Ему бы в тот момент о пряниках тульских думать, что бабушка любила покупать к чаю. Или о тортике медовом. О варениках, о пельменях - да, о чем угодно, кроме сладкой ваты, которой забивал мои уши этот сладкоголосый тощий птеродактиль с обаятельной улыбкой.

- Когда ты поедаешь булочки в столовой, а затем закусываешь их теми чёрствыми корзинками – не могу глаз оторвать, - распевал песни, наматывая пятый метр лапши. Вот где были мои мозги? Сварились видимо, потому что я покраснела с ног до головы и не только от того, что в помещении душно. Еще никто кроме родных никогда не восхищался с такой страстью моим умением поедать все, что лежит на столе. Я была тем человеком, который любил всё!

- Кхм, - прокашлялась, пытаясь вернуть в норму разбушевавшееся сердце под толстым слоем сала на груди и повернулась к парню, стоящему у стенки.

– Это еще что. Могу за раз противень сосисок в тесте навернуть просто, - шаркнула ножкой, опуская взгляд в пол.

- О! Завтра поварихи будут печь свежую партию, - аж загорелся Макс, едва не подпрыгивая на месте.

– Как насчет вместе подежурить? Хочу увидеть, как ты их съешь! Уверен – это будет шедеврально.

Мне бы уже в тот момент вытащить свои изрядно заскрипевшие от сладкой пудры извилины да хорошенько встряхнуть. Но нет, Наденька же кремень. Гром-девочка. Жажда показать ему все совершенство смакования школьной выпечки возобладало над здравым смыслом, и я ляпнула, не раздумывая:

- Спорим? Я съем все за десять минут!

Мне кажется у него в тот момент глаза зажглись демоническим светом. Еремин поддался вперед, коварным шепотом отвечая:

- Буду ждать, гроза школьной столовки!

Эх, ну вы же понимаете, что я победила?



Яна Мелевич

Отредактировано: 19.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться