И в аду есть ад

Размер шрифта: - +

Глава 18. Опасные желания

«Надо собраться с духом и позвонить», — думал Фрэнк, несколько раз порываясь поднять трубку, но всякий раз отдёргивал руку, будто от удара током.

— Мистер Кеплер, мне нужно с вами поговорить. Это очень важно, — быстро проговорил он, опасаясь, что тесть бросит трубу.

— Форден, моя дочь подаёт на развод, — услышал он резкий голос Кеплера. — А если вы выполните свою угрозу, я спрячу Дайану в надёжном месте, где её никто не найдёт.

— Кеплер, я не собираюсь это делать. Лишь хочу поговорить с ней. Извиниться.

Повисла пауза, словно Кеплер не мог переварить эти простые слова.

— Приходите. Но Дайану не увидите. И не просите.

Остановившись у дверей гаража, Фрэнк задумался, на каком транспортном средстве ему добираться до особняка автомагната. Поехать на машине, которую подарил Кеплер, польстить ему? Или на собственном «Мустанге», показав, что стал прежним. Постояв в раздумьях, Фрэнк решительно направился к гаражу и сел за руль «Мустанга».

Добравшись до особняка, тщетно пытаясь справиться с  волнением,  вошёл в дверь.

Кеплер, пребывая в мрачном расположении духа, уже поджидал его. Оглядев с ног до головы, холодно проговорил:

— Идемте.

Когда они вошли в кабинет,  Кеплер развернулся к нему и сложил руки на груди.

— Вы понимаете, чёрт возьми, какой вы мерзавец? Бросили жену в первый же день после свадьбы?! Это немыслимо!

— Да, прекрасно понимаю. Знаете, Кеплер, не хочу оправдываться. Просто скажу, что ощущаю вину перед Дайаной.

Кеплер покачал головой, прошёлся по кабинету, словно пытался оценить искренность слов собеседника. Опёрся о стол и зло сощурился.

— Ладно. Говорите.

— Мне очень стыдно перед Дайаной. Я хотел извиниться перед ней.  

— Извиниться? — Кеплер вздохнул, нажав кнопку связи, проговорил: — Питер, позовите Дайану.

Скрипнула дверь, Фрэнк обернулся. На пороге стояла Дайана. На милом детском личике светилась обида.  Он подошёл к ней и, вглядываясь в глаза, как можно мягче сказал:

— Принцесса, прости меня, я …

Она неожиданно прижалась к нему, обвив за шею, чмокнула в щёку.

— Я так счастлива, что ты вернулся.

Кеплер лишь хмуро наблюдал за ними.

— Ладно, поговорите наедине, — бросил он мрачно.

В просторном помещении, выполненном в белой гамме,  царила умиротворяющая атмосфера. Мягкие диваны и кресла с полотняной обивкой призывали расположиться с комфортом, забыть о тяготах дня. Аквариум, в котором плавали яркоокрашенные тропические рыбки, погружал в философские размышления о смысле жизни. Но Фрэнк ощутил сильный дискомфорт от того, что интерьер совершенно не соответствовал его  гнетущему настроению. Когда они присели, и Дайана обвила Фрэнка за талию, он ощутил нежный девичий аромат её тела, что ещё сильнее его расстроило.

— Расскажи, что произошло. И мы помиримся.

— Дайана, мы и не ссорились. Просто… Я не могу тебе объяснить, принцесса. Мне хотелось бы загладить свою вину.

— Если ты хочешь, чтобы мы помирились, мы должны больше никогда не расставаться. Мы поедем сейчас кататься на яхте. И ты будешь меня любить. Очень сильно. Хорошо?

Она развернулась к нему, положив руки ему на плечи, взглянула по-детски открыто и радостно.  Но Фрэнк не выдержал и отвёл глаза.  

— Я понимаю, — голос Дайаны прозвучал печально и глухо, она сняла руки с его плеч и сгорбилась рядом, как маленькая старушка. — Ты пришёл, чтобы сказать, что уходишь. Ты меня не любишь. И никогда не любил. Я это поняла ещё тогда. Надеялась, глупая, что смогу тебя удержать.

От этих простых слов, сказанных юной девочкой повеяло такой безнадёжной тоской, что Фрэнку захотелось взвыть.

— Дайана, прости меня. Обстоятельства меня заставили…

Она прижала пальчик к его губам и проговорила:

— Я сама виновата. Хотела тебя купить. Что ты хочешь получить при разводе? — неожиданно по-деловому поинтересовалась она.

— Ничего. Готов сам выплатить компенсацию…

— Ты странный, — задумчиво произнесла Дайана. — Мог притворяться и дальше, что любишь меня. Придумать оправдания, помириться. Брать деньги папы и тратить их, куда пожелаешь. Но почему-то не захотел этого сделать.

— Дайана, и ты была бы счастлива, если бы я так делал?

Она ничего не ответила, подошла к высокому окну. Обхватила себя руками, что сделало её упругую грудь ещё более соблазнительной. Тюлевые занавески колыхались от порыва ветра, и казалось, она плывёт по небу, окружённая лёгкими облаками. Фрэнк невольно залюбовался фигурой, нежным профилем с маленьким носиком, милыми веснушками, огненно-рыжими волосами, спадающими тяжёлыми волнами на плечи. «Мой Бог, если бы я мог разделить своё сердце пополам», — подумал он с сожалением.



Lord Weller

Отредактировано: 13.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться