Иголка

Размер шрифта: - +

Иголка

- Знал бы ты, как мне всё надоело. Жена - дура, работа - идиотская, начальник - козёл, денег нет, смысла жизни - нет... Ещё и башка трещит, ­- Андрей зачерпнул горсть снега из ближайшего сугроба и растёр по лицу.
- Ты ещё целиком туда нырни, - поддел друга идущий рядом Костя.
- Издеваешься, да?
- Пить меньше надо!
- Да не пил я. Почти... У меня это... мигрень хроническая, вот.
- Лечись, - Костя пожал плечами и демонстративно выдохнул в небо густой клуб сигаретного дыма.
- Легко тебе говорить, - Андрей вытер шарфом остатки снега с раскрасневшегося лица и хмуро уставился на товарища: - Тебя вообще ничего не берёт, ни простуда, ни похмелье. Дымишь, как паровоз, а хоть бы раз кашлянул.
- Кхе-кхе, - с готовностью прокашлял Костя, прикуривая одну сигарету от другой.
- Позёр.
- Тебя это беспокоит? Ты хочешь об этом поговорить?
- Точно - позёр. Вот загнёшься когда-нибудь от рака лёгких...
- Не дождёшься. Я же бессмертный, забыл?
- С тобой забудешь.
- Ну и хорошо. А то склероз - штука противная. Ладно, я побежал, - Костя ловко зашвырнул окурок в урну и умчался.
Андрей ещё какое-то время смотрел на стремительно удаляющегося друга, потом зябко поёжился и пошёл дальше.
Бессмертный, чтоб его... Однако, он ведь сам так прозвал товарища. А как его ещё можно было назвать? Костя постоянно попадал в аварии, натыкался на гопников в тёмной подворотне, падал с моста, из окна и с велосипеда, один раз провалился в канализационный люк... И каждый раз дело кончалось парой царапин и волной новых шуток о костиковой "неумираемости". При всём этом парень не был перекаченным атлетом или чемпионом мира по чему-нибудь. Он вообще был бесконечно далёк от спорта. Даже футбол по телевизору не смотрел.
Пару месяцев назад Андрей обнаружил на животе (и на весах) первые признаки сытой и неспешной семейной жизни, и попытался затащить друга в качалку, но успехом это предприятие не увенчалось. Поджарый Костик лениво отмахнулся и сказал что ему это не надо, да и некогда. Андрей подумал - и тоже никуда не пошёл.
И вот сейчас он неторопливо брёл по заснеженной тропинке между сугробами и думал, чем заняться дальше. Домой не хотелось - Леська с утра затеяла там уборку. Костик, с которым уже давно хотелось пообщаться, по срочному звонку сбежал на работу. Родители на все новогодние выходные улетели в какое-то южное заграничье и сейчас греются на пляже. А на исторической родине дичайший дубак, сугробы до пояса и дурацкие гирлянды на деревьях. И голова трещит. Праздник, чтоб его...
- Здравствуйте, у нас для вас эксклюзивное предложение, - Перед Андреем стояла молоденькая девчонка с пачкой листовок. Откуда она выскочила, парень не заметил. - Только до Нового Года! Наш товар изготавливается по уникальной технологии, дозировка подбирается строго индивидуально по нескольким критериям. Всё запатентовано и сертифицировано. Вот, возьмите. И обязательно приходите ещё.
В руки Андрею чуть ли не силой впихнули яркую рекламку.
- А... Что хоть продаёте-то?
- Лекарство от всех болезней, - улыбнулась девчонка.
- А от головы тоже помогает? - машинально поинтересовался парень. Обычно он с промоутерами не общался, но надо же как-то время убить. Да и девчонка была на удивление милая. Небольшого ростика, с длиннющей светло-русой косой и огромными голубыми глазами. Снегурочка!
- От всего помогает. Только если что-то серьёзное, то надо пройти экспертизу в нашем центре, чтоб точную дозировку вычислить. Там в буклете адрес и вся информация. Хотя, если только от головы... Похмелье? - прозорливо уточнила Снегурочка.
- Да что меня все сегодня за алкаша какого-то принимают! - фыркнул Андрей. - Ну выпил лишнего, да. С кем не бывает.
- Со мной не бывает. Держите! - девчонка протянула на ладони маленькую белую таблетку-горошину. - Съешьте прямо сейчас. Должно помочь.
- Стрихнин пополам с мышьяком? - Андрей задумчиво покрутил горошину в пальцах.
- Не угадали. Всё исключительно натуральное, химии - ноль. Попробуйте. Да что вы на меня уставились, как глава ФСБ на мировую мафию. Хотите, можете на экспертизу куда-нибудь отнести. Вот делаешь добро людям, а не тебя смотрят как на наркоторговца!
Девчонка так забавно возмущалась, что у Андрея пропали последние сомнения.
Таблетка проглотилась неожиданно легко, как будто сразу растворилась, не долетев даже до гортани. А потом... парень не сразу поверил собственным ощущениям. Головная боль, не дававшая ему покоя с самого утра, исчезла моментально. Просто - бац! - и вся кончилась. А заодно прошло и саднящее горло, и ноющий зуб.
- Спасительница! - завопил Андрей, сгребая рекламщицу в объятья. - Слушай, это же просто чудо! Это... я даже не знаю, как тебя отблагодарить! Сколько я тебе должен?
- Разве можно платить за чудо?
- За такое - нужно. Я серьёзно! Слушай, бери, пока предлагаю!
- Ну ладно, - В голубых глазах мелькнули лукавые искорки. - Раз уж чудо... Отдашь мне то, чего у себя дома не знаешь.
Андрей задумчиво поскрёб макушку. Фраза звучала странно, но знакомо.
- Слушай, так я же знаю эту сказку. Только в моём случае оно не прокатит. Я же предохраняюсь, и вообще...
Снегурочка тихонько хихикнула в кулак.
- Нет, правда предохраняюсь, - возмутился парень. - Да и... если вдруг что, откуда тебе знать, что я не совру. Не будешь же ты за мной следить!
- Зачем следить? - искренне удивилась девчонка. - Вы сами всё отдадите. Я ведь не обманула вас с лекарством. Значит, и вы не обманете. До свидания.
И промоутерша убежала рассказывать о новом товаре другому прохожему.
Андрей ещё некоторое время постоял на тропинке, вдыхая морозный воздух. А потом подумал, что тридцать первое декабря - всё же не самый плохой день в году. Странный - но не плохой.
И пошёл домой.

"Как успехи?"
"Да никак! Скоро инеем покроюсь, а результата ноль. А у вас как?"
"Точно так же. Время вычислил, а с местом что-то не ладится".
"Шеф, а может - ну его? Ну откроют они этот проход, ну потравят идиотов всяких. Чего плохого?"
"Ульяна!"
"Да поняла я, поняла. Только замёрзла очень".
"Терпи. Ночью будет жарко".


Убиралась Леська редко, разве что к празднику, или к приходу большой толпы гостей. Зато уж если решала устроить уборку - то под горячую руку, вооружённую веником, лучше было не попадаться. Поэтому в дверь Андрей звонил с некоторой долей сомнения - а вдруг апокалипсис ещё не закончился, и он своим несвоевременным появлением прервёт священнодействующую жену.
Но нет, стоящая на пороге Леська была вполне довольна жизнью. Более того - просто светилась от счастья и желания что-то сказать. Это было заметно по всему - по загадочной полуулыбке, по румянцу, по тому, как она нервно теребила поясок домашнего халатика.
"Отдашь мне то, чего у себя дома не знаешь", - неожиданно всплыло в голове Андрея. Сердце забилось, как бешеное. Нет, это бред, конечно... даже в такой день - бред совершеннейший. Но всё же...
- Ты чего вся такая? Что-то случилось?
- Андрю-у-ух... - голос жены прозвучал смущённо. - Я тебе сейчас одну вещь скажу. Ты только не беспокойся, если что. Знаю, что денег лишних нет, но... Я уже всё решила, и все хлопоты я беру на себя.
- Я предохранялся! - сразу же озвучил свою мысль парень. - И вообще...
- Тьфу на тебя, - отмахнулась Леська. - При чём тут это? Вечно у вас, мужиков, все мысли только о сексе и последствиях. Вот, любуйся! - и девушка гордо распахнула дверь в кухню.
Андрей заглянул внутрь, уже успев представить себе кучу сюрпризов, начиная от праздничного торта до новой мебели... и нос к носу столкнулся с огромным лохматым псом.
Вид у пса был совершенно бандитский - драное ухо, царапанная морда и внушительных размеров клыки. Длинная серая шерсть свалялась, и свисала грязными сосульками. Хвост мотался из стороны в сторону, как маятник старинных часов.
Зверь склонил голову набок, вывалил язык и с любопытством уставился на Андрея. А тот - на Леську.
- Что это?
- Волчок.
Волчок, заслышав кличку, повёл ухом и облизнулся.
- И откуда оно?
- Ну ты же видел, как на улице холодно. А он стоял такой несчастный, и дрожал. И смотрел так ласково-ласково. А я как раз мусор выносила. А он за мной пошёл. Шёл-шёл, и пришёл. А сегодня же праздник. И у него тоже праздник должен быть.
- Ты вообще понимаешь, что нельзя тащить всякую живность с помойки? Мало ли, какая у него зараза может быть! А может, он бешеный? А если у него блохи? А если он что-то погрызёт или нагадит?
- Нигде он не нагадит, - упрямо сложила руки на груди Леська. - Просто с ним гулять хоть иногда надо.
- Вот именно, что надо. А кто этим заниматься будет?
- Я же сказала, что все хлопоты беру на себя. В крайнем случае, можно просто выпустить на улицу, он все свои дела сделает - и вернётся.
- Как же, вернётся он.
- А вот и вернётся!
- Да ни фига... Хотя... Ладно, я с ним в честь праздника даже погуляю, так уж и быть. Но дальше сама будешь разбираться.
- Точно погуляешь? - сощурилась Леська. - А то у меня пироги в духовке, я отойти не могу.
- Сказал погуляю - значит погуляю. Прямо сейчас, пока не разделся. Эй, ты, Волчок, гулять пойдёшь?
Пёс мотнул головой и попятился от Андрея.
- Может, попозже? - предложила девушка.
- Ну уж нет. Потом мне будет некогда и лениво. У тебя какой-нибудь поводок есть?
- И поводок, и ошейник. У меня же всегда собаки жили. Только мне кажется, он и так не убежит.
- Когда кажется - крестятся. Тащи свою сбрую.
На ошейник Волчок согласился, но с видимой неохотой, а вот от поводка шарахался категорически. К тому моменту, когда Андрею удалось загнать пса в угол и пристегнуть к ошейнику длинный ремень, по всей кухне валялись опрокинутые стулья, клочья шерсти и одна разбитая чашка. Леська взирала на происходящее крайне неодобрительно, но мужу не перечила - успеет ещё подружиться с новым обитателем квартиры, просто время надо. Да и не ссориться же перед самым праздником.
В итоге, когда Андрей выволок упирающегося Волчка на улицу и потащил в сторону парка, Леська некоторое время последила за ними из окна, а затем вернулась к пирогам. Сам же Андрей, вдохновлённый идеей, в это время уверенно шёл к тому месту, где повстречал Снегурочку с листовками. Она и сейчас была там - приплясывала на холоде, но не уходила. А завидев Андрея, первая бросилась к нему.
- Ой, какая у вас собачка красивая. Как зовут?
- Волчок, - По мнению парня, пёс был страшнее ядерной войны, но рассуждать об этом было не время и не место. - И это уже твоя собачка.
- Почему?
- Так ты же сама велела отдать то, чего у себя дома не знаю. Вот и отдаю. Владей и наслаждайся.
- Я же шутила, - пробормотала девчонка, но как-то неуверенно.
- Зато я - нет. Забирай этого... ммм... замечательного пса, и чтоб больше я его не видел. Поняла?
Снегурочка растерянно кивнула, перехватывая поводок.
- А что мне с ним делать?
- А мне что с ним делать? - переспросил Андрей. - Что хочешь, то и делай. Можешь ещё кому-нибудь передарить. С наступающим.
- С наступающим, - эхом отозвалась девчонка, машинально почёсывая Волчка за ухом. Пёс был не против.

"Шеф, у меня проблема".
"Большая?"
"Да, очень. Побольше меня будет. А ещё у него четыре лапы и хвост. И его зовут Волчок. И я не знаю, куда его девать".
"Где взяла, туда и денешь".
"Я не могу. Он теперь мой. По Договору".
"Когда ты успела здесь Договор заключить? И с кем?"
"С парнем каким-то. Я же не знала, что в этом мире правило обещаний тоже работает".
" Сегодня всё работает. Только ты отлыниваешь".
"Так что с Волчком делать?"
"Оставь себе, чего уж теперь. Если по Договору достался - значит, судьба такая".
"А вы ещё не нашли..?"
"Нет. Ищу".


Домой Андрей вернулся счастливый и с букетом. Ну праздник же! Надо жене приятное сделать.
Жена, правда, приятным не вдохновилась и первым делом спросила:
- Где Волчок?
- Понимаешь, мы гуляли в парке, и ту навстречу вышла девчонка. И Волчок к ней так рванулся, а она к нему тоже. В общем, выяснилось, что это её собака, и что она её потеряла. Короче, они воссоединились, все счастливы и празднуют Новый Год, - выдал Андрей заранее придуманную легенду.
- Врёшь, - внезапно заявила Леська.
- Почему? - искренне удивился парень.
- Потому что на нём ошейника не было. Он не домашний.
- Мало ли, что не было. Может, она его сняла на время.
- Тогда у него шерсть на шее была бы примята.
- Да может, он у неё вообще без ошейника жил.
- Не может! Я чувствую! Куда ты дел моего пса?
Андрей вжался в стенку. Когда Леську переклинивало, и она начинала вопить "Я чувствую!" - ничего другого уже не оставалось. Потому что потом в ход шло всё: тарелки, кружки, ножницы и ноутбук. В общем, проще было сдаться сразу.
- Так где мой пёс? - предельно вежливо спросила девушка, похлопывая скалкой по ладони.
- Олесь, ну ты чего на меня набросилась? Говорю же, у девчонки он.
- У какой девчонки?
- Да она на углу возле парка листовки раздаёт. Маленькая такая, с косой. Олесь, ты куда?
Жена, наскоро переобувшись и накинув куртку поверх халата, выскочила за дверь. Андрей бросился за ней.
- Пироги же подгорят! Слышишь? И вообще, зачем тебе этот пёс, а? У тебя же я есть! Я же лучше собаки!
Леська обернулась на бегу и смерила мужа таким взглядом, что тот сразу почувствовал себя ничтожеством. Вот и дари ей цветы после этого... Эх, женская логика.

"Нашёл! Лови координаты".
"Поймала. Мне подходить?"
"Подбегать".
"Когда?"
"Сейчас!"


- Волчок! Волчок!!! - прямо на Ульяну неслась крупная девица со скалкой в руке.
Пёс на девицу среагировал вполне позитивно - зашёлся радостным лаем, и чуть не порвал поводок, кинувшись навстречу.
- Волчок, лапочка моя, умничка моя. Родная моя собаченция, - заорала девица, плюхаясь на колени и теребя пса за уши.
- Извините, но это моя собака, - перебила её Ульяна.
- Почему? - опешила предполагаемая собаковладелица.
- По Договору. Этот пёс был мне обещан. Теперь он мой.
- По какому-такому договору? Андрей, о чём она говорит?
- Не знаю, - еле выдохнул запыхавшийся от бега парень. - Но про обещание - правда. Я пообещал то, что дома не знаю. И отдал. Всё, вопрос решён. Пошли домой, Леська.
- Никуда я не пойду, пока вы мне всё не объясните, - упёрлась девица.
- Извините, но я объяснять не намерена. И мне надо идти. Пошли, Волк.
Ульяна легонько дёрнула поводок. Пёс послушно вывернулся из леськиных объятий и пошёл за новой хозяйкой.
- Волчок, да как же это! Я же... Ты же не можешь вот так меня бросить!
Пёс остановился, обернулся и посмотрел на Леську длинным печальным взглядом. Андрею даже показалось, что в собачьих глазах что-то блеснуло. Ну не слёзы же в самом деле. Тьфу, бред сентиментальный.
- Волчок, останься со мной. Ты мне нужен!
- Сожалею, но Волк пойдёт со мной. И будет со мной до тех пор, пока это необходимо. Как только условия Договора изменятся, или срок закончится - я сразу же отпущу его на волю.
- А... когда он закончится? - не унималась Леська.
- После смерти одной из сторон. Можете убить своего мужа, если хотите.
- Подождите... Но можно же что-то... Вы не понимаете, он же не просто собака! Он...

"Ульяна, где ты застряла? Мне нужна помощь. Срочно".
"Уже бегу!"


- Волк, скорее. Там шеф, кажется, в беду попал!
Пёс с готовностью сорвался с места и первым рванулся вперёд, таща за собой вцепившуюся в поводок девчонку.
Леська немедленно вскочила и припустилась следом.
Андрей, вздохнув, тоже.
Бежали каким-то совершенно непредсказуемым маршрутом, петляли по закоулкам и проходным дворам, ныряли в странные дыры в не менее странных заборах... и когда внезапно очутились на другом конце города, Андрей понял, что даже не запыхался. Вся пробежка вышла короче, чем пятиминутный путь от дома до парка. Парень не имел ни малейшего представления о том, как это получилось. Леська, удивлённо глазеющая по сторонам, тоже. Только Снегурочка восприняла происходящее как нечто само собой разумеющееся. А Волчок повёл носом, вылавливая в воздухе одному ему известный запах, уверенно свернул в неприметный переулок и замер перед низкой дверцей, ведущей в подвал.
Дверца была закрыта. И, кажется, даже заперта. А изнутри доносились крики, грохот, звон и ещё целый сонм непонятных звуков.
Ульяна осторожно коснулась дверного косяка, прикрыла глаза и замерла, прислушиваясь. А потом одним смазанным движением щёлкнула карабинчиком, отстёгивая поводок. Другая её рука в то же время выхватила прямо из воздуха какой-то продолговатый предмет, мерцающий льдисто-голубым светом. Этим предметом девушка махнула в сторону преграды, и дверца в самом буквальном смысле разлетелась на две половинки. Пёс немедленно прыгнул в открывшийся проход. Снегурочка поудобнее перехватила своё странное оружие и последовала за ним.
- Девочка с косой, говоришь? - ни к кому особо не обращаясь, пробормотала Леська.
- Ну... Я не уверен, что это была именно коса, - поёжился Андрей.
- Слушай, я всё-таки в деревне выросла. Уж косу-то от лопаты отличу.
Шум, доносившийся из подвала, усилился. Теперь в него добавились свист и лай, а снег перед дверным проёмом то и дело озаряли голубоватые вспышки.
- Я иду туда, - заявила Леська, взмахивая скалкой.
- Обалдела что ли?
- Там Волчок! Я должна ему помочь!
- Олеся... милая... - Андрей приобнял жену за плечи. - Посмотри на меня, пожалуйста. И подумай как нормальный, взрослый человек. Там, внутри, происходит что-то странное. И ты собираешься в это странное влезть, следом за какой-то ненормальной собакой, которая променяла тебя на эту рекламщицу. Так?
- Да, - кивнула Леська.
- И ты сделаешь всё это, несмотря на то, что твой любимый и единственный муж просит тебя остаться и не рисковать?
- Да.
- То есть вот эта собака тебе дороже, чем я?
- Да.
Это "да" прозвучало так просто и буднично, что Андрей в первую минуту не нашёл, что сказать. Просто стоял и беззвучно разевал рот. А потом спросил первое, что пришло в голову:
- Дура что ли?
- Да! Да, я дура! И я туда пойду! А ты можешь оставаться здесь и трястись хоть до посинения!
С этими словами Леська решительно отодвинула мужа с дороги и нырнула в подвал, мгновенно исчезнув в темноте.

"Шеф, я почти пришла! Вы где?"
"Левый коридор и до конца. В правый можешь не соваться, там уже чисто".
"Ясно. Волк, нам налево, ты понял?"
"Понял, не дурак".


На поверку подвал оказался не таким уж тёмным. Окон там не было, ламп тоже, но спустя несколько секунд Леська поняла, что вполне различает кирпичные стены, щедро увешанный паутиной потолок и пол, засыпанный странной серо-бурой пылью. Небольшое помещение разветвлялась на два коридорчика. Правый был тих и тёмен, зато левый то и дело озарялся вспышками. Вопли и лай доносились как раз оттуда. Девушка двумя руками вцепилась в скалку и двинулась на звук.
Но не успела она сделать и пары шагов, как под ноги ей прямо из стены вывалилось непонятное существо. Оно отдалённо напоминало человека, только мёртвого. Причём мёртвого давно и надёжно. Пахло существо соответственно. Только вот для покойника оно очень неплохо двигалось. По крайней мере, руки к леськиному горлу протянуло ловко. За что и отхватило скалкой по пальцам.
- Пошёл ты нафиг, гад синюшный, - завопила девушка. - Иди, иди! Я всяким мертвякам себя лапать не позволю!
Существо от такого заявления слегка опешило, но потом встряхнулось и кинулось на Леську с удвоенной силой. Девушка завопила и, зажмурившись, наугад ткнула скалкой вперёд. Теперь завопил покойник. Причём как-то странно, с подвыванием и бульканьем. И оборвался вопль внезапно, не дойдя до своей кульминации. Удивлённая неожиданной тишиной, Леська открыла глаза, но успела увидеть только серо-бурую пыль, летящую на пол.
Девушка вздохнула, упрямо закусила губу и двинулась дальше. Но, кажется, её помощь Волчку и его новой хозяйке уже не требовалась. Голубые всполохи вспыхивали всё реже и реже, а спустя несколько минут и вовсе прекратились. Как и крики. Но это отсутствие каких-либо проявлений битвы почему-то испугало Леську гораздо больше, чем появившийся из стены мертвяк. Она сломя голову бросилась вперёд по коридору, думая только о том, как бы не опоздать. Если бы её спросили, куда именно она так спешит, она бы, пожалуй, не ответила. Страх был абсолютно безотчётный, но при этом совершенно дикий. И чем больше он нарастал, тем быстрее Леська бежала.

"Держись, родной. Держись. Сейчас я что-нибудь придумаю..."
"Да брось ты меня... Собаке - собачья смерть".
"Идиот!"
"Ульяна, оставь..."
"Не умирай, пожалуйста! Держись!"


Леська нерешительно замерла на пороге небольшой комнатки, огляделась... и, уронив скалку, с воплем бросилась вперёд, к Волчку.
Пёс лежал на полу, весь с головы до ног покрытый кровью и всё той же серо-бурой пылью. Этой же пылью было усыпано всё вокруг, включая и двоих людей. Но до людей девушке дела не было.
- Волчок! - Леська гладила пса по липкой от крови шерсти, а тот только тяжело и хрипло дышал. - Волчок, милый, не умирай! Ты не можешь меня бросить одну. Не оставляй меня, пожалуйста. Я же никогда себе не прощу, что опоздала. Я... я не смогу без тебя, у меня же больше никого нет.
- Муж есть, вообще-то, - лениво протянул смутно знакомый мужской голос.
- Да пошёл он, этот муж. Он меня не любит и не любил никогда. Замуж вышел за квартиру, что тётка в наследство оставила. А Волчок... он же не за деньги, он от души. И я его тоже, от души... - Леська, не выдержав, разразилась бурными рыданиями. Слёзы лились нескончаемым потоком, струились по щекам, соскальзывали за воротник куртки, капали в собачью шерсть...

"Знаешь, что сейчас будет?"
"Ага, догадываюсь. Можно считать, что Договор расторгнут в связи в изменившимися обстоятельствами?"
"Да. Как думаешь, кто его так затейливо проклял?"
"Не знаю, шеф. Но если хотите, могу выяснить..."
"Брось. Я просто так спросил, из любопытства".


Когда Андрей, не дождавшись никого снаружи, пересилил себя и рискнул сунуться в подвал, то увидел весьма странную компанию, двигавшуюся к нему навстречу. Его собственная жена гордо вышагивала по коридору, а рядом, опираясь на её плечо, шёл абсолютно голый мужчина. То есть на него была накинута Леськина куртка, но штанов не было.
Рядом, вяло помахивая тускло-светящейся косой, шагала та самая девчонка, которую Андрей про себя по-прежнему называл Снегурочкой. Но сейчас она была совершенно не похожа на миловидную внучку Деда Мороза: волосы растрепались, глаза мерцали, как две льдинки, а на лице застыло чувство мрачного удовлетворения.
Последним шёл Костик. Вот уж кто совсем не изменился - та же вечная сигарета, небрежно стянутые в хвост тёмные волосы и насмешливый взгляд. Только в одной руке друг почему-то нёс залитый красным меч, а в другой вертел леськину скалку.
- Осиновая? Тогда понятно, почему упырь развеялся. Их кроме серебра только осина и берёт. Привет, Андрюха.
- Привет, - машинально отозвался парень. - Так вроде недавно виделись.
- А, ну да. Тогда пока.
- Эй, а вы все куда? Леся! Хоть ты объясни, что тут произошло.
- А чего объяснять? - улыбнулась жена. Как-то очень странно улыбнулась. Так искренне и нежно, как даже на свадьбе не улыбалась. - Ухожу я от тебя. К Волку.
- К кому? - нервно переспросил Андрей.
- К Волку. Вот к нему, то есть, - Леська кивнула на покрытого кровью эксгибициониста. - Ты ему штаны не одолжишь?
- Да вы что, издеваетесь, что ли? Что за дурдом с маскарадом?
- Почему дурдом? - пожал плечами Костик. - Всё нормально. Нелегальную транспортировку живой воды остановили, доступ в Тридевятое королевство запечатали...
- Я так и не поняла, правда, чего в этой живой воде плохого. Ну слепят из неё лекарство от всех болезней - это ведь здорово.
- Ага, первые три дня очень даже здорово. А потом живая вода превращается в мёртвую со всеми вытекающими последствиями. Представляешь, сколько сразу трупов будет?
- Да уж, - Леська поморщилась.
- А как по мне, пусть бы и умирали, - фыркнула Ульяна, - Нефиг верить рекламе и всяким девочкам, предлагающим на улице первую дозу бесплатно. Какое счастье, что можно будет наконец-то уволиться из этой шарашкиной конторы.
- Так я что, умру что ли? - вычленил толику информации из всего сказанного Андрей.
- Да ничего с тобой не случится, - отмахнулся Костик. - Тебя Ульяна свежей таблеткой угости... Назад!
Инстинкты сработали раньше, чем мозг осознал сказанное. Дальнейшее произошло в считанные секунды. Огромный упырь (втрое больше того, которого одолела Леська), вывалился в помещение прямо из потолка, и приземлился туда, где мгновением раньше находился Андрей. Мертвяк увидел, что добыча ускользнула, взревел и крутанулся на месте растопырив руки, как огромная вонючая мельница. Всех собравшихся раскидало по стенам. Точнее, почти всех. Монстр выбрал своей жертвой именно Андрея, а поэтому отбрасывать его не стал - просто схватил огромной ручищей за горло и сдавил так, что у парня потемнело в глазах. Андрей ещё успел заметить, как Костик вскочил на ноги, быстро огляделся, ища свой меч, или хотя бы скалку. Но они, как на зло, разлетелись по разным концам комнаты.
Дальше стало совсем темно.

Очнулся Андрей от голосов.
- Я так и не поняла, чем он его, - спрашивала Снегурочка.
- Я тоже, - вздыхала Леська.
- Зато я видел, - хриплый голос, видимо, принадлежал голому леськиному ухажёру. - Иголкой.
- К-какой иголкой? - испуганно переспросила Снегурочка.
- Да вон, в пыли валяется.
- Иголка? - удивилась Леська. - Первый раз в жизни вижу парня, который с собой иголку носит. Слушайте, да она сломалась...
- Слома... Что? Где он?
- Кто?
- Да шеф же! Где он?
- Сказал, что за сигаретами пошёл. Ты ещё в себя не пришла тогда. Слушай, объясни ему, что курить вредно? Даже на пачках пишут, что от этого умирают...Эй, ты куда?
Лекцию о вреде курения Ульяна не дослушала. Сгребла в кулак игольные обломки и выскочила из подвала. На одном дыхании вылетела из переулка, затем бросилась к ближайшему ларьку. Напрямик, не обращая внимания на ледяной ветер и по колено проваливаясь в сугробы.
- Шеф! Костя! Костя!!!

До ларька он так и не дошёл, упал на полпути. На заснеженной тропинке тёмным пятном выделялась знакомая куртка, разметались в беспорядке волосы.
Ульяна опустилась рядом, обеими руками зажимая себе рот, чтоб не кричать, но вопль всё равно прорвался наружу. Слов не было, только тоскливая обречённость.
Неужели всё должно закончиться вот так...
- Ну и чего ты орёшь? - хмыкнуло безжизненное тело, медленно поднимаясь.
- Ты... жив... - не сразу среагировала девушка.
- Конечно жив, что мне сделается.
- Но как же... Ты же лежал...
- Ну лежал. Споткнулся я, понимаешь. Зима, скользко. Упал. Коленку разбил, между прочим.
- А иголка как же? Она же сломалась!
- Да и фиг с ней. Это не та иголка. Просто в кармане завалялась, я там дырку утром зашивал.
- А та где?
- А та в яйце, яйцо в утке, утка в зайце... Короче, всё как положено.
Окно ближайшего жилого дома распахнулось, что-то грохнуло и небо вокруг озарилось разноцветными вспышками. Первый фейерверк словно запустил цепную реакцию, и спустя несколько минут уже везде хлопали окна и балконные двери, раздавались радостные крики, гремели взрывы петард и хлопушек, а в воздухе один за другим раскрывались цветные шары.
Весь город двигался в едином праздничном порыве, и Ульяна почувствовала, как панический страх за жизнь шефа медленно начинает отступать. Зато в глазах почему-то защипало.
- Эй, ты что, ревёшь, что ли? - удивился Костик, хватая девушку за плечи. - А ну прекрати!
- Идиот ты, - сквозь слёзы буркнула Ульяна. А потом уткнулась в такое сумасшедшее, такое бессмертное начальство и подумала, что всё. Фиг она теперь куда его отпустит без присмотра.
Начальство подумало примерно о том же, и обняло подчинённую покрепче.

Андрей перевёл взгляд с одной обнимающейся парочки на другую, сам себя поздравил с Новым Годом, вздохнул и пошёл домой.



Екатерина Шашкова

Отредактировано: 28.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться