Игрища богов

Размер шрифта: - +

Часть 13

Аня ехала домой в прекрасном настроении. Она смотрела из окна и восхищалась почти всему увиденному: ей нравилась пасмурная, но очень теплая погода. Ей нравился вид мокрого асфальта, исчезающего под капотом автомобиля. Ей нравилась потрескавшаяся от жары на солнце торпеда старой «шестёрки». Ей нравился нескончаемый трёп старого таксиста:

– … никто и подумать не мог, что там целый исследовательский центр был. Глушь дикая, захолустье, а тут: на тебе! Если бы не взрыв, так никто ничего и не узнал бы. Что они там исследовать могли? Хотя, мало ли! Но рвануло, так рвануло, взрыв даже здесь, за двадцать километров было слышно. Наверное, какие-то испытания пошли не так…

И тут Ане вдруг вспомнилась строчка песни, слышанная ею когда-то давно в раннем детстве, и она даже пропела её вслух:

 

«…Стрела самолёта рванула с небес

И вздрогнул от взрыва берёзовый лес!

Не скоро поляны травой зарасту-у-ут,

А город подумал, а город подумал, а город подумал: уче-е-енья идут…».

 

Чем немало удивила таксиста:

– Любите Марка Бернеса? – удивлённо спросил он.

– Нет, просто эта песня к вашему рассказу подходит, – ответила Аня.

Таксист даже замолчал ненадолго.

– А я вот и случай такой припоминаю. Было однажды у нас такое. Играли мы как-то в детстве, играли, помню во дворе с пацанами. Дом наш на самой окраине города был, ну, и вдруг взрыв огромной силы не так далеко. Ну, мы рванули туда, да там охрана уже. Ученья говорят. Идите по домам. А потом мы и узнали, что не учения это были никакие. А новый самолет испытывали, да отказало там что-то. Лётчик-то выпрыгнуть мог, но самолет тогда в самом центре города упал бы. Вот он и тянул машину до самой окраины, а когда дотянул, прыгать уже поздно было: катапульт таких, как сейчас, в то время не было. Погиб он, да зато много жизней спас, – таксист немного помолчал и продолжил ворчливо. – Да-а-а, теперь времена не те уже. Сейчас вот так жизнь свою никто уже не отдаст. Пусть гибнут, зато я жив останусь. Вы, молодежь, в этой жизни ничего ещё не видели. Не знаете, как дорога она, жизнь-то…!

Аня не ответила. У неё было прекрасное настроение!

 

Она прибыла на место, рассчиталась с таксистом и вышла. Она шла в направлении летнего кафе, расположенного на улице И. Якира. Она зашла в кафе и села за столик. Был день, и посетителей было ещё мало. Она ждала официанта. Она знала, что сегодня работает именно тот официант, который ей нужен. Она умела теперь просто знать, не задумываясь над тем, откуда и как попало к ней это знание.

Она, конечно же, не ошиблась. Виктор вышел из-за стойки и увидел Аню сразу. Прошло больше недели, но он, почему-то тоже знал, что она появится. И вот она появилась. Он медленно подошёл к столику и сел напротив неё. Он знал, что она пришла не как посетитель кафе.

– Ну, как? – спросила Аня, глядя на него с улыбкой. – Я не очень долго?

– Даже не знаю, что и сказать, – также с улыбкой ответил Виктор. – Наверное, всего одно мгновение, хотя мне оно показалось вечностью. Впрочем, я был готов ждать и дальше. Но ты ведь не собираешься больше исчезать? – неожиданно перешёл он на ты.

– Пока нет, а дальше – зависит от тебя, – приняла переход Аня. – Тебе ещё долго работать?

– Нет, через полчаса придёт мой сменщик. Может, пока съешь шашлык? Я видел, как ты его ела в тот раз, мне очень понравилось, – спросил Виктор и тут же добавил. – Это я не как официант спрашиваю, я хотел бы тебя угостить.

– Хорошо, – с улыбкой ответила Аня. – Шашлык я люблю.

Виктор встал и из его блокнота выпал листочек. Он упал прямо перед Аней, и она разглядела на нём несколько четверостиший.

– Ты пишешь стихи? – спросила она

– Да, – немного смущённо ответил Виктор. – Вот решил некоторые ощущения на бумаге выразить.

– А можно почитать?

– Да, конечно. Если только смеяться не будешь.

И Виктор ушел на кухню, а Аня стала читать стих. Назывался он «Кто Я?».

 

Вопрос: «откуда Я пришёл, зачем и почему?»

Покоя не даёт совсем, во сне и наяву!

Ребёнком маленьким вопрос я этот задавал,

Ответ давали мне, но я – его не принимал.

 

Я соглашался молча с тем, что слышал от людей,

Но чувствовал, что знанье есть, – и ложность тех идей.

Сначала ворковали мне про аиста, капусту …

Смеялся, помню, я тогда: «С фантазией не густо!»

 

Потом всё чаще слышать стал, что «мал ещё пока что!

Вот подрастёшь – поймёшь всё сам. И будешь знать прекрасно!»

Ну что ж, подрос, и всё узнал про то, о чем поспешно



Владимир Платонов

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: