Иллюзион. Квест на превосходство

Размер шрифта: - +

Глава 4. Финалисты

Едва дверь за ней закрылась, сгустившийся мрак развеялся, сменившись тусклым светом поочередно вспыхивающих факелов. Проступили каменные стены и длинный коридор, точно не принадлежащий хлипкой сторожке. По запаху больше напоминало сырой подвал, только не ясно — их школьный или какой-то другой. Преподы явно перешаманили с пятым измерением.

Когда вспыхнули факелы в глубине, Фокс поняла, что она тут не одна. В дальней части возвышалась огромная золотая статуя. Толстопузое сидящее мужское тело с четырьмя руками и головой слона. Одного бивня не хватало.

Одна рука взмахивала топором, вторая держала большую чашу, третья — лотос, а четвертая была повернута к Регине ладонью. Пояс его опоясывала змея, а у ног статуи, на постаменте, напоминающий трон, стояло множество чаш с ароматическими палочками, от которых по помещению разносились удушающие благовония.

Регина присвистнула, узнавая знакомые черты. Да это же Ганеша — индийское божество, покровитель искусств, науки и мудрости. А затем чуть не подпрыгнула, когда статуя открыла рот и заговорила.

— Мое почтение искателю приключений, — голос его был хоть и тихим, но звонким колоколом отзывался в голове. — Зачем ты пришла? За славой? Из желания испытать судьбу? Проверить силы? Или кому-то что-то доказать?

“Вот так сразу в лоб? Пришла и пришла, тебе какая разница?”, хотела ответить Регина, но не рискнула. Негоже понапрасну злить бессмертных. Хоть Ганеша и славился терпимостью, но у богов свои причуды. И они крайне обидчивы. К тому же она логично предположила, что его вряд ли сюда поставили ради веселья. Вероятно, он и есть испытание.

— Не знаю, — честно ответила Фокс, прекрасная помня из уроков, что боги умеют распознавать ложь. — Пришла, потому что считаю себя не хуже других. А в чем-то и лучше.

— Ты самоуверенна. Это твоя сила, но она же твоя слабость. Это не страшно, у тебя ещё представится возможность узнать, что переоценивать силы — главная ошибка человека. Но это будет позже. Сейчас ты пройдешь мое испытание. Я задам всего один вопрос. На решение отведено три минуты. Один вопрос — один единственно верный ответ. А теперь я спрашиваю: готова ли ты сразиться с тем, что появится в этой комнате? Время пошло.

Регина, опасливо поглядывая по сторонам, потерла нос, едва сдержав подступающий чих. Ароматические благовония разъедали ноздри. Идея сразиться с кем-либо с утра пораньше ей не понравилась. Только вот, сколько она не крутилась, ничего, с чем можно и нужно сражаться, не видела. Десять секунд, двадцать, тридцать… Ганеша молчал, а Фокс чувствовала, как потихоньку начинали сдавать нервы.

Прошло, наверное, больше минуты, когда её сознание взорвалось адской болью. Голову словно придавила к земле невидимая мощь, в глазах поплыло. Смылись и исчезли очертания статуи, факелы взвились вверх, насмешливо шипя искрами и погружая помещение в ещё больший полумрак. Откуда-то, подобно дикому сквозняку, подул ветер и позади, скорее интуитивно, чем видя, она ощутила постороннее движение.

Регина резко обернулась, пытаясь заставить работать отказывающееся слушаться зрение, изумленно всматриваясь в огромный силуэт, застывший в нескольких шагах от неё. Это было громадное существо с нескрываемой физической мощью. Покрытое шерстью, похожей на щетину, с огромными когтями и острыми треугольными зубами. На груди топорообразный стальной выступ. Лицо пылало свирепостью.

Но он тут был не один. Вдоль стен, будто из продолжающих чадить факелов, материализовались не менее огромные каменные чудовища с железными зубами. Антропоморфные одноглазые, однорукие и одноногие. Этих Регина узнала сразу, они проходили их классе в седьмом. Абаасы, питающиеся душами людей и животных, лишая их рассудка. Даже помнила контрзаклинание.

Но одноногие глыбы пока не наступали, хоть и взяли её в кольцо, отрезая пути к бегству. Но бежать Фокс и не собиралась. Вместо этого она всматривалась в появившееся первым существо, злясь на головную боль и слезящиеся глаза. Пытаться что-то вспомнить, когда твой мозг сдавливали в тиски задачка не из легких. А существо тем временем приближалось, сверкая в темноте стальным выступом топора.

— У тебя осталось пятьдесят секунд, — далеким эхом донеся голос Ганешы.

Пятьдесят секунд, нечестно! Почти две минуты было срезано хитрым пузатым божком в пустом ожидании. Ловкий ход. И морально вымотал её, и лишил времени, чтобы подумать. Мигрень, очевидно, тоже его рук дело?

Возвышающаяся до потолка массивная фигура всё приближалась, а одноногие каменные изваяния, устав ждать, принялись неспешно смыкать кольцо. Ещё немного и её просто задавит массой и количеством.

Фокс с трудом отогнала жуткую слабость, от которой хотелось прилечь на пол и чуть-чуть поспать, что позволило на несколько секунд вернуть контроль над памятью. Существа продолжали напирать.

Вспомнила! Она вспоминала. Эту огромную тушу называют Абнауаю. Этот тип живет в лесной глуши и развлекается на досуге тем, что прижимает к груди жертву и рассекает её пополам. И, кажется, именно это собирается проделать с ней. Ещё пять секунд ушли на то, чтобы вспомнить, как обезоружить древнее лесное существо.

Ментальная магия, она же контроль разума и объединение мыслей в идею (в данном случае в изгоняющее заклинание), которой обучали учеников вместо зубрежки вербальных заклинаний, уже готова была выплеснуться на защиту хозяйки, но Регина вовремя осеклась. Нет, что-то тут не так. Что сказал Ганеша? “Я задам всего один вопрос. Один вопрос — один единственно верный ответ”. Разве атака может считаться ответом?



Mell Saton, Ирина Муравская

Отредактировано: 08.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться