Иллюзия свободы

Размер шрифта: - +

Глава 1

Громкие голоса людей наполняли эти коридоры, провонявшие кровью и наполненные холодом, от которого хочется невольно ежиться и бежать. Бежать туда, где холодные цепкие лапы не достанут и не заставят мерзнуть. Не заставят вдыхать запах крови и не заставят смотреть на этих подавленных людей. Как же все надоело…Она больше не может так жить. Не может это терпеть. Не будет. Не будет!
- Почему ты села тогда, когда тебе не разрешали?! – послышался над головой грозный и властный голос, а затем удар ногой в живот и сгусток крови вырвался изо рта, а руки больше не могли удерживать тело. Девушка упала, а ее темные волосы уже были измазаны в ее же крови, представляя кровавое месиво, где изредка можно было разглядеть волосы. Глаза цвета океана не могли сфокусироваться, а голова шла кругом от ноющей боли во всех участках тела. Боль…одна боль здесь, кругом. Сама она состоит из боли. Все состоят из боли…Все. Все ее существо хочет сбежать, спрятаться, удрать отсюда. От этой боли, что поглотила ее с головой, заставляя ползать по каменному полу, который так же, как и стены, пропитан холодом и запахом крови. Все здесь пропитано этим отвратным запахом, который сводит с ума. Вновь удар, а голос звучал все дальше от нее, словно она медленно падала в пропасть, отдаляясь от этого
ненавистного ей голоса.
- Еще по двум ударам и кончай с ней. У нас еще много нарушителей, - этот голос был тем же, но теперь он излучал отвратность, словно она – гнилой кусок мяса, который пора бы выбросить, а руки брезгуют даже касаться его. Возможно, так и есть. Сейчас ее трудно даже от трупа отличить, куда там до куска мяса. Как бы она хотела этот кусок мяса…Неимоверно хочется есть, но ей сегодня не разрешат. Остается надеяться на милость местных кухарок, которые отличались своей добротой. Они всегда кормили ее, если той запрещали есть и она голодала. Они могли кинуть ей маленький кусочек хлеба, а бывало даже, если повезет, кусочек мяса. Совсем маленький, но вкусный. От него сразу становилось легче, а силы вновь насыщали тело.
Еще один удар плетью и крик сам вырывается из горла. Он сдавлен от бессилия, от боли, что держит ее в своих путах. В глазах мутнеет и наконец она слышит, что это последний удар на сегодня. Девушка облегченно обмякает на полу, не в силах больше стоять. В глазах темнеет и она проваливается в спасительную темноту, что освободит ее от ужаснейшей боли.

***

- Она совсем ослабла. Надо дать ей время на отдых, - слышу я сквозь пелену тумана, что воцарился у меня в голове. Затем вновь, но уже другой голос. Он более груб и властен. Я сразу же понимаю, кто это, непроизвольно дергаясь от страха. Страха быть вновь избитой.
- Как отдых?! Она не отработала даже половины своего обеда сегодня! – я уже ощущаю, как этот мужчина усмехается моей реакции. Он знает, что я очнулась. Знает, что я все слышу.
- Даю ей один день на восстановление. Откорми ее, ибо потом она не будет есть, пока все не отработает! – я услышала, как дверь со скрипом закрывается. Только тогда я смогла открыть свои глаза без страха увидеть его лицо. Я боялась этого лица больше, чем своей смерти. Потому что знала, что смерть – это новое начало, но конец старого. Этот человек не был ни началом, ни концом старого. Он был лишь болью, которую я получала ежедневно в огромных дозах. Он избивал каждого, ежедневно. За просто так, за компанию, за оплошность, за ошибку, за все…Я уже и не помню тех дней, которые были без боли. Я не помню и тех дней, которые я провела на воле. На улице, где ветер играл с моими волосами, а ноги неслись по полю с ощущением свободы. К сожалению, тогда я не понимала всей прелести этой жизни, о чем сейчас жалею. Сейчас я бы отдала все, лишь бы вновь вдохнуть свежего воздуха. Чистого, не пропитанного чужой и моей кровью…Я бы отдала все ради ощущения травы под ногами, я бы отдала все, что у меня есть, за одну маленькую пробежку по лугу. Я бы отдала жизнь ради того, что бы увидеть родителей…Услышать их голос, увидеть улыбку…Я так редко видела эту улыбку, что пыталась запомнить каждую. Каждую улыбку отца и матери…Мама, папа…Невольно начинают литься слезы, а плечи дрожат от новой истерики. Я никогда не отличалась силой своего духа. Меня всегда было легко сломать, надавив на самое родное. Семью.
- Ну что ты ревешь, дурочка? Не надо плакать, дорогая. Все хорошо. Я попрошу кухарок таскать тебе немного еды, хорошо? – услышала я мягкий мужской голос. Это был наш врач. Он тоже был очень добр ко мне и я не знала, чем заслужила такую доброту. Почему именно я, а не малышка Лу, которой сегодня тоже досталось? Ей ведь всего десять…Она всегда была красивее меня и лучше, только вот к ней относились как к мусору. Все. От осознания того, что этот мужчина так же обходится с ней, меня передергивает:
- Ничего…Не надо. Проживу. Просто минутная слабость…Я…семью вспомнила. – на лице этого человека появляются морщинки. Он улыбается.
- Глупая. Говорил же, не вспоминай ты их! Легче жить будет! – он сел рядом, поглаживая меня по голове. От его тепла и запаха мне становилось тепло и уютно. Сразу вспоминала те луга. Он пах улицей…Уличными цветами и ветром. Да, у ветра тоже есть свой запах. Везде этот запах разный, но он есть. Резко доктор поднимается, а затем идет к шкафчикам, что находятся тут, в палатах. Только сейчас до меня доходит, где я. Я вспоминаю то, что произошло недавно и дергаюсь.
Тут, мужчина вновь подходит, держа что-то за спиной. Затем его рука резко выплывает из-за спины и я вижу цветы в его руках. Они…живые. Настоящие…Прямо с луга…Мое лицо озаряет улыбка, а руки тянуться к цветам, что бы потрогать их и вдохнуть запах. Нос начинает делать лихорадочные вдохи и выдохи, стараясь уловить их запах. У него получается. Запах сразу же наполняет все мое нутро, приятно согревая израненное сердце и душу. Казалось, что я ощущаю, как эти ранки затягиваются от этого запаха. От запаха свободы, которая существует там, за этим зданием. За стенами этого ненавистного мне места. Там есть жизнь, она меня ждет…Я выйду на свет. Это точно! Я выйду любым способом!
- Их же…их же нельзя проносить, Мистер Райс! Вас могли…- он не дал мне договорить, перебивая своим голосом, похожим на мед:
- Но, они же заметили, правильно? Я всегда умело протаскиваю сюда какие-нибудь вещи! Вот, на этот раз тебя решил порадовать…- в его глазах блеснула непонятная грусть, которая тут же скрылась за маской его привычного настроения. Немного веселый, но серьезный одновременно. Тут, мой язык не удержался:
- Чем я заслужила все это? Почему я, Мистер Райс? – он в мгновение потускнел, словно не желал, что бы я спрашивала. Будто это приносит ему боль…
- Знаешь, Эмили…Ты напоминаешь мне одного человека, которого я очень любил и ценил, но…ее убили. Она была глупа, а в душе горел настоящий огонь. Огонь правосудия и мести за свою мать. Они убили ее мать, а потому она пошла по ее стопам. Стопам войны. Войны против правительства этой страны. Она была невероятно глупа…Я не смог сдержать ее, а потому она погибла так же, как и ее мать. Через казнь. – его глаза покрылись коркой льда, словно не желали показывать тех эмоций и чувств, которые бушевали внутри.
- Это была ваша дочь? – вновь мой длинный язык не слушает мозг и бежит раньше времени. Доктор еле заметно кивает, а затем улыбается:
- Догадливая. Она погибла как раз тогда, когда тебя притащили сюда. Тогда я узнал ее в тебе и поклялся, что ты не умрешь здесь. – я кивнула, а сердце неприятно сжалось. Жаль мне его…Лишиться жены и дочери…Однако, он прервал мои думы.
- И…Эмили, прошу тебя, не разводи в своей душе пламя, которое горело у моей дочери и жены. Это погубит тебя! – на последних словах он положил свои руки мне на плечи, немного встряхивая, словно так его слова дойдут лучше. Я неуверенно кивнула, а затем услышала:
- Ладно. Отдыхай. У тебя очень много ран и ссадин, поэтому пока что стоит полежать, - он утвердительно кивнул и удалился, оставив меня в гнетущем одиночестве. Однако что-то, от чего так старался уберечь меня этот пожилой мужчина, пробудилось во мне. Пламя разгорелось. Теперь все мое существо рвется на свободу, которую оно и получит. Скоро. Я не стану терпеть оставшиеся четыре года в этой «академии», где убивают в детях людей, ломая их и делая из ни послушных зверушек. Надо же, а я чуть не сломалась…Нельзя было Мистеру Райсу проносить сюда цветы. Они разбудили во мне то, что нельзя было будить. Мой дух, который развел в душе пламя. Пламя, что осветит и выжжет мне путь на свободу.



Amari_Blaze

Отредактировано: 24.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться